Колпаков В.М. , Дмитренко Г.А.. Стратегический кадровый менеджмент (2005)

РАЗВИТИЕ МИСЛЕННЯ Существуют различные определения мышления: внутреннее, активное

РАЗВИТИЕ МИСЛЕННЯ

Существуют различные определения мышления:


внутреннее, активное стремление овладеть собственными представлениями, понятиями, побуждениями чувств и воли, воспоминаниями, ожиданиями и т. д. с целью получения необходимой для овладения ситуацией директивы [258];

психический процесс отражения действительности, высшая форма творческой активности человека [239];

обобщенное и опосредованное познание [271].


Дать сущностную характеристику мышления сложно, поскольку его часто отождествляют с рефлексией [17]. В силу исторической традиции как психологического процесса обычно рассматривается только "языковое мышление" - особая форма мышления, которой уделяется большое внимание вследствие развития коммуникативных средств и речевой деятельности. Предметом речевой деятельности является сознание другого человека, результатом этого "мышления" - выявление определенности в знаниях, нормы, оценки и т. п., что позволяет действовать организованно. У человека всеобщим средством, отождествляют его сознание с сознанием другого человека и взаимно его меняют, является язык. Поэтому особая роль в развитии человека принадлежит речеязиковим средств. Овладения языковыми средствами меняет всю процессуальную и мотивационно-поведенческую систему "мышление". Эти средства обеспечивают переход от предсказания до сознания, самосознания, к организации мыслительных процессов, в мировоззрение и т. п.

Наиболее часто используемые сегодня формы организации мыслительных процессов (логические, задачного, проблемные и др.) возникают в ситуациях, где субъекту мышления приходится осваивать множество норм и средств языкового типа, выполнять массу предписаний. Поэтому в анализе мышления смешиваются все источники организации внутренних процессов, которые называются мисленням.

Следует различать мышление как особый механизм, входит в бытие человека или коллектива. Если рядом с мышлением заметное влияние оказывают другие механизмы (сознание, предсознание, подсознание, самосознание, самоопределение, мотивация, воля и др.), то проявление мышления модифицируется и может переходить на обслуживание других механизмив.

Необходимой предпосылкой мышления является процесс восприятия (рис 13.7). В нем уже к социализации заметны основные процессуальные единицы, "подхватывают" в мышлении: имитационное запечатление (1), расчленение первоначального образа (2), отбор значимых частей (3), обобщения однотипных частей (4), синтезирование частей в структуру (5 ), объектное интерпретации структуры (6), отступление от интерпретации (7). При невозможности использовать в действии готовую структуру как заместитель объекта происходит возврат в конструирование новой структуры, расчленение нового первоначального образа, дополнительное отражен-ния, использования полученных структур для более организованного отбора, синтеза и т. п. Уже в восприятии учет структурирования, переструктурирования , применение и интерпретация структур предоставляют все возможности для представлений (рис. 13.7).

В восприятии работают механизмы внимания, запоминания, воображения, но они базируются на создании и структурировании запе-чатлений, имитационных результатов и еще не создают мышления. Сущностное в мышлении проявляется в связи с организацией мыслительных процессов в рамках социокультурных требований. Норми
для деятельности обуславливают появление задачного формы организации мышления. Сущность нормы является процессом, в котором, сделав один реальный шаг, необходимо поставить вопрос о содержании следующего шага. Это вопрос как бы выясняет известное нормативное содержание. В вопросе фиксируется неизвестно, а в усвоении нормативном содержании находится искомое. Уже в этом проявляется ритуал, корни которого находятся в мислекоммуникации.

Для понимания формы "решения задач" рассмотрим генезис мыс-лекоммуникационних процедур. В мислекоммуникации понимала необходимо проверять правильность понимания смысла возникает образа или содержания образа, который был для автора основой построения высказывания. В этом случае понимает строит текст вопроса на допонимание, в котором есть две части - констатация версии понимания и сам вопрос как призыв подтвердить или опровергнуть версию. Даже если вопрос сопровождается слиянием этих двух частей, функционально они всегда в культурно-коммуникабельным форме содержатся (рис 13.8).

Особенностью вопрос является абстрактность содержания, который конкретизируется в рамках ответа. Версия базируется на более конкретное содержание, из которого находят ответ на вопрос - искомое. Функциональные отношения частей текста предопределяют функциональные отношения двух типов образов - "место" (неизвестно) и "наполнение" (искомое) на фоне исходного материала образов (рис 13.9). Данное функциональное отношение возникает при
вопросам на допонимание, а затем выделяется и превращается в "задачи - решение". Вне абстрактных смыслов нельзя прийти к заданной формы мислення.

При ответе на вопросы и опровержения приходим к форме мышления - проблематизации. В динамике перехода от одних образов к другим или переструктурирование образов выходной процесс как бы концентрирует в себе предпосылку мышления. Ее обслуживают все процессы, сопровождающие жизнедеятельность, деятельность и т. п., но они не являются мышлением. Это как бы предморфология мышления, связанная с функционированием органов отражения, познания и др. Рефлексия предусматривает соотношение, сопоставление образов, способствует превращению предморфологии мышления в морфологию. Мислекоммуникация, связывающей автора с понимающим и критиком, автором и организатором процедур, концентрирует сопоставления и оперирования представлениями разного уровня абстракции.

Понимание требует сопоставления того, что уже выражено, с появляющимся в ходе понимания. Критик вводит версию, определяя различие между его и авторским содержанием. Необходимость согласования качестве понятого, так и высказанного порождает потребность в однозначности смыслов, принимается всеми сторонами, создание конструктивных обобщений (рис 13.10).

Изложение точки зрения в функции отображения "объекта", решения познавательной или критической задачи, разные умозаключать-
ния базируются на сопоставлении смыслов. Даже суждения основано на сопоставлении двух различных по функции смыслов - "о чем" и "что" идет речь. Речеязиковие стереотипы, складывающиеся в коммуникации и включающие различные сопоставления, превращаются в логические формы, организующие высказывания (рис 13.11).

В зависимости от наличия логических форм оказывается и сущность речеязикового мышления. Однако при реализованной логической форме учет содержательной стороны речемисли может привести к изменению логической формы в пределах или принципов дополнительности, или уточняемости с применением готовых форм движения мысли. Развитие речеязикового мышления основан на особой модифицируемости логических форм, когда в месте расположения (локусе) модификации формы абстрагируются и этим предполагают вторичную их конкретизацию со смещением, заменой его форму в более конкретной (рис 13.12).

Если отделить рефлексивность мышления от реализации внешних функций, то можно выделить внутренние его характеристики,
наиболее отчетливо заметны в размышляем мышлении, в изложении мысли. В простейшем случае соображения описанием явления с применением языковых средств. Описание осуществляется текстуальном сопоставлением образа явления и его языковым замещением. Содержательные единицы языкового значения привлекаются для создания их структуры. Конструкция "значение" соотносится с содержанием образа явления, замещает его и, в силу абстрактности значений, выражает "существенное" в содержании образа (рис 13.13).

Понимает одной частью текста направляется к образу явления или необходимости создания этого образа, а другой - стимулируется к построению интегрального значения. Сущность выражает, описывающий мышления заключается в гипотезе трактовка явления, за которую отвечает автор. В силу однозначности и общности содержательных средств языка организуется адекватное понимание, а затем и критика. Если же выражает выражает содержание образа явления, то он должен особым способом применять средства языка, сохраняя созерцательный характер того, что он выражает. Однако тогда мышление начинает терять социокультурный характер, индивидуализируется в жанре самовыражения автора, и согласование в коммуникации уже не предусматриваются. Отправляя к созерцанию, ничего доказать невозможно, так как каждый видит по-своему.
Синтетическое значение содержания текста, что приводит к однозначности и завершенности согласований, обеспечивается через схематическое изображение, а также символические средства коммуникации и мышления. При их использовании, а также рефлексии применения появляется возможность приобретения морфологии и формы мышления, сопоставления типов содержаний и др. Наличие таких возможностей открывает путь к систематического развития мышления, основываясь на выявлении сущности и проявлений сущности мышления. В частности, можно фиксировать изменение интегральных значений, уровне смещен и уровне абстрагирования (рис. 13.14).

На каждом уровне происходит свое сопоставления с содержанием на других уровнях. В то же время на каждом уровне осуществляется двойное событие - сопоставление смыслов разного типа и уровня, применение средств языка. В их использовании разделяется оперирования средством как таковым и как выражает содержание (в качестве "объекта"), что и обусловливает наличие формального и содержательного аспектов в речеязиковом мышлении. Поскольку зависимость от содержания образов в индивидуальному
сознания и предсознание должна привести к однозначности понимания, то индивидуальное самовыражение заменяется приведением в соответствии с возможностями языка, конструированием синтетических значень.

Или не отстраняясь от индивидуального образа, коммуниканта (см. рис. 13.14) основное внимание начинает уделять оперирования знаковыми средствами и фиксированными, социокультурно значимыми значениями. Одновременно возникает необходимость мышления "объективного", сконцентрированного на содержании, говорить от имени объективного содержания. Логика, организует мышления коммуниканта (рис. 13.15, 1), расщепляется на ту, которая акцентирует внимание на знаковых средствах, позволяя их применять ("формальная") (6), и ту, которая акцентирует внимание на "отождествление с объектом ", на онтологии (" содержательная ") (5). Нельзя иметь точку зрения, не предполагая онтологики [17]. Предыдущие варианты - смысловое самовыражения, формальное соблюдение правил - свидетельствуют либо о подготовительной стадии, или об отсутствии точки зору.

Содержательная логика (СЛ, 7) предполагает формальное (ФО, 8) как свою морфологию, но "подчиняется" ей, ее требованиям, так как она является сущностью, определяющей внешнюю значимость мышления (рис. 13.15).

Возникает основное противоречие логической организации, или существа, мышления, состоит в принципиально разных шляхах
достижения целей содержательного и формального характера. Возможность преодоления противоречия связана с таким развертыванием мысли, когда предварительное содержание не заменяется новым, а сохраняется в нем, в то же время средство осложнения лишь уточняет, "уплотняет" прежнее содержание. Это и есть основное требование псевдогенетического вывода или выведения конкретного из абстрактного, применяемый к объектам, которые развиваются. Этот вариант сочетания формальных и содержательных требований является предельным по уровню организации мономишления [17].

Во втором случае следующее утверждение мыслителя "пропускается" в рассуждение только после "согласия" всего предыдущего содержания, прежде всего, того, что подлежит уточнению, "уплотнения". В линии развития объекта остается лишь однонаправленное движение по "самораскрытие". Однако в других случаях это становится не только недостижимым, но и не соответствует всей сложности реальных изменений. Логика систематического уточнения или самораскрытия объекта свидетельствует о завершении пути растущей организации мыслительных процессов для моноизложения. В таком "чистом" мышлении ничего в смысле не является случайным и субъективно-произвольным. Фактически это движение мысли полностью заданным, так как все вопросы содержатся в предыдущий результат. Дальнейшее движение как бы отвечает на внутренние для содержания вопроса и конкретизирует предшествует содержание. Однако для того, чтобы это было возможным, необходимо еще выявить те предельные абстракции, которые превращают чистое мышление в развертывание ходу постановки и решения задач, искомые которых "выводятся" из самых выходных содержаний в онтическом их "самопоявлении".

Выявление таких абстракций составляет процессы проблемати-зации. Когда мыслящий человек сталкивается с затруднением в построении заместителя эмпирического, созерцательного образа при наличии предыдущих версий заместителя, он или сводит материал созерцаний к заместителю и этим воспроизводит задачный подход, или модифицирует сам заместитель. Однако для организованного процесса модификации требуется критерий. Такими критериями, которые могут сохранить содержательность мышления, является онтологические схемы более высокого уровня абстракции, не спо
обние замещать прежнее содержание и локализовать поиск другого заместителя (рис 13.16).

При сопоставлении бывшего и нового заместителей оказывается, что бывший заместитель по содержанию выводим из нового, и это один из возможных путей конкретизации. Следовательно, возможны и другие варианты, среди которых находится необходимый. При проблематиза-ции осуществляется не просто критериальной опосредованный переход от одного "ближайшего" к эмпирическому, конкретного или более конкретного содержания, а опосредованная модификация бывшего заместителя, и более абстрактный заместитель становится ориентиром для поиска возможных дополнений или редукций прежнего содержания (рис. 13.17).

Более абстрактный заместитель позволяет трансформаций бывшего заместителя, допускает "места" для инноваций. Не-объяснены, незамещенных содержания направляют, локализуют расположение "места" в отношении бывшего заместителя, подсказывая, давая прототип содержания неизвестного. Однако это "место" или проблема еще должны быть построены с учетом прежнего содержания приемлемым для этого содержания образом. Проблема расширения прежнего содержания на прежнем уровне абстракции решается "стиранием" части этого содержания, чем "освобождаются" места для других вариантов. Оставаясь на том же уровне абстракции,
стирания или присоединения становятся введением совсем "бессодержательной пустоты", а не проблемы. Проблема строится на базе использования более абстрактных заместителей, а потом она является конкретизации, т.е. происходит сведение проблемы к задачи.

Проблемный подход и форма проблематизации являются дополнительными к задачного подхода и формами решения задач. Они отвечают необходимости изменять основание сопоставления с начальным содержанием. Поэтому сущность мышления, его бытие всегда двояко - "задачного-проблемно" и покрывает все потребности реального мислення.

Развитие мышления означает путь выхода на все большую определенность мыслительных форм, все большее их сложность и переход к все более универсальным средств постановки задач и проблем. Все сказанное сохраняется и в реализации мышлением рефлексивной функции. Однако экстенсивное осложнения здесь связано уже не с самим механизмом мышления, а его включением в множество рефлексивных функций.

<- Важность понимания проблем развития определяется тем, что в настоящее время, по мнению РАЗВИТИЕ ОСОБИСТОСТИ При обсуждении развития человеческой личности необходимо ->