Колпаков В.М. , Дмитренко Г.А.. Стратегический кадровый менеджмент (2005)

РАЗВИТИЕ ОСОБИСТОСТИ При обсуждении развития человеческой личности необходимо

РАЗВИТИЕ ОСОБИСТОСТИ

При обсуждении развития человеческой личности необходимо согласовать разногласия в понимании понятий "индивид", "субъект", "личность". Применение термина "индивид" относится к социализму-ных качеств человека. Для характеристики социализованной проявлений используется понятие "субъект" как человек, выполняет нормы социума, а "личность" - меняет их [17]. В рамках этих типов человек имеет "стандартный" набор психических механизмов, каждый из которых реализует свою функцию в поведении. Исходя из того, что человек может быть включен в различные циклы бытия (деятельностный, социальный, социокультурный), может увеличиваться количество функций и механизмов - вторичных, третичных (например, мышление, сознание, самосознание, самоопределение, рефлексия и др.). Однако в каждой человека какие-то функции (и механизмы) становятся лучшими в проявлениях и развития. Все они являются источниками индивидуализированного проявления в жизни людини.

В просторах деятельности соблюдение норм укрепляет субъектные качества и ослабляет - личностные. Коррекция норм и отношения к деятельности как инновационно-деятельностного бытия укрепляют личностные качества и ослабляют - субъектные. Вследствие сложного устройства пространства деятельности разделение указанного типа происходит по части кооперации и к кооперации в цилому.

В кооперативных, системодеятельностних, иерархических структурах различаются базовые, сервисные, исполнительские и управленческие звенья. Поэтому субъектные и личностные качества чувствительны к разнице исполнительского и управленческого бытия. Субъектные качества укрепляются в исполнительской, а личностные - в управленческом бытии. Поскольку и в исполнительском, и в управленческом звеньях систем могут быть свои расчленения по этому же критерию, возникает системный "заказ" на субъектные и личностные якости.

Динамика изменения субъективных механизмов, их проявлений зависит как от индивидуальных склонностей, наклонов, так и от устроенности социальных, деятельностных сред, исходящих от них "заказов" и пребывания в этих середовищах.

Человек относится к миру естественных, социальных отношений, мира культуры. Социальные отношения, связанные с подчинением, порождают трансформацию мотивационных, потребностно, поведенческих механизмов, и человек приобретает субъективные качества. Овладение культурой приводит к тому, что субъективные качества обобщаются. Абстрактные потребности (ценности), цели (идеалы), нормы (стратегии) ​​и т. п., с одной стороны, сохраняют свое предлагающий начало для деятельности человека, а с другой - предусматривают их конкретизацию. Освоение культуры означает приобретение способностей конкретизировать абстрактные предпосылки будущей деятельности в соответствии с ситуацией. Человек как бы освобождается от ужесточения норм в нормативном пространстве и может выбирать альтернативы, которые допускаются исходной абстракцией. Выбор касается всего, что нужно для действия: потребности, мотивы, цели, знания, поведения и др. Он является рефлексивным звеном деятельности, следовательно, в рефлексии осуществляется выбор на основе осознания, умственных способностей и т. п. В рефлексии культурно мыслящего человека сочетаются как природные прототипы внутренних оснований поведения (индивидуальные потребности, знания, мотивы, способы поведения и т. д.), так и обусловленные культурой их более выраженные аналоги (ценности, концепции, понятия, категории, проблемы, стратегии, идеалы) [14]. Внутренние основания, предельные критерии, нормирования или перенормирования соотносятся с реконструкцией ситуации и с динамикой потребностного состояния (рис. 13.18).

Человек реализует нормы, освобождаясь от сковывающего его самовыражения. Однако это не означает игнорирования норм, потому что данное увольнение - в рамках полномочий, сохраняются. Состоит парадокс культурного бытия, требует других качеств человека - особистисних.

Личность - это психический механизм, позволяющий сочетать культуру (поведения, переживания, мышления, рефлексии, самоопределения и т. п.) и самовыражения в условиях проблемной ситуации. Самовыражения, основанный на естественной динамике потребности и мотивации, превращается в морфологию, оформляем в рамках культурных предписаний. Поскольку конкретизация культурных норм, высоких абстракций предполагает введение движения в формы, то оформление подвергается и формодинамический процесс. Абстрактная форма как бы адаптируется своей конкретизацией требованиям морфологии, и лишь в силу этого подчиняет ее в конце сочетание, создавая особенность субъектных качеств (рис. 13.19).

Личностные качества базируются на субъектных в проблемно значимых условиях, но их становления и применения связанные саме
с обеспечением формообразовательного движения и его сочетание с целостностью проявлений в таких условиях. Становление личности обусловлена, с одной стороны, внешней организацией присвоения абстрактных норм культуры и ее непосредственных и производительных воплощений, обусловливающих необходимость для адекватного использования иметь абстрактные способности. С другой стороны, внутренней предпосылкой личностного становления есть склонность, чувствительность к пребыванию в сложностях, в проблемных ситуациях, в абстрагирует деформации выходных психических механизмов, до утверждения абстрактных условий механизмов при их проявлений в конкретизации.

В связи с возможностью существования многих уровней абстрагирования каждого типового психического механизма личностный проявление изменяется при переходах от уровня к уровню. Однако одностороннее развитие личности при доминировании одного из механизмов приводит к целостной однобокости личности (интеллектуально акцептована личность, духовно и нравственно акцептована личность и т. п.).

Развитие личности происходит тогда, когда удается проконтролировать изменения основания, сущности ее содержания на основе создания более абстрактного уровня этой личности. Изменение личности может быть и не развитием, если базовая содержание остается на том же уровне абстрактности и лишь дополняется новыми, допустимыми фрагментами. Приобретение способностей обуславливается и созреванием, и формирует (педагогическим) воздействием. Однако только то может быть сформирован в обучении, обеспечено уровнем созревания. Эти уровни являются источником направленности мотивации, ее готовности к ведущей дияльности.

После того как созревание перестает быть определяющим, основным источником развития человека становятся обучения, воспитания. При этом необходимо соблюдать общую логику развития, формирование способности организованного самоизменения. В общем процессе развития может выделиться линия развития личности. Особенности механизма личности обусловливают сложность проектирования и изучения процессов личностного развития, так как их следует еще выделить из индивидуальная и субъектных качеств. Это наиболее отчетливо видно на примере овладения социокультурными засобами.

В овладении средствами, в том числе интеллектуальными, можно выделить три основных этапа. На первом этапе средство не используется в его внутренней логикой, в рамках фиксированных свойств и процедур из-за неготовности для этого самого человека. Он манипулирует, использует средства или в логике жизнедеятельности, или в логике избранной и освоенной дияльности.

На втором этапе человек точно соответствует фиксированным свойствам средства, определенным процедурам за счет преодоления логики самовыражения или иной деятельности, другой засобу.

На третьем этапе человек превращает средство в предмет своего замысла. Средства, принадлежащие мира норм и деятельности, ориентируются благодаря их носителей, согласно логике своего бытия. Само по себе средство не используется желающим его применить без особой процедуры обучения или самообучения, самокорекции.

Изменения в человеке подчинены в ходе обучения логике средства, и чем более необычно новое средство, которое она овладевает, тем больше в нем должно происходить трансформаций. Он должен знать, уметь, желать, ценить, мыслить, самоопределяться и т. д. Такой вариант применения средств требует наиболее сложных перестроек в человеке, наличия личностных качеств. Личность в подобных случаях и отрицает (продуктивный аспект), и сохраняет (репродуктивный аспект) прошлое. Она подчиняет самовыражения, поиск новизны самой по себе решение вполне определенной задачи и проблемы, источником поддержки которых служит социокультурная среда. Личность ничего не теряет, а только "уплотняет" в своей инновационности предыдущие результати.

Развитие здатности

Во способностью понимают [267]


осуществлять любую деятельность, умение делать что-либо, вести себя определенным образом;

индивидуальные особенности личности, обусловливающие склонность к совершению какого-либо вида деятельности;


• индивидуально-психические особенности, определяющие успешность выполнения деятельности или ряда деятельностей, не сводятся к знаниям, умениям и навыкам, но обусловливающие легкость и быстроту обучения новым способам и приемам деятельности. Способности часто классифицируют на организаторские, исполнительские, изобразительные, математические, музыкальные, научные, творческие и т. п. Важность развития способностей определяется тем, что они тесно связаны с общей направленностью личности, со склонностью человека к той или иной деятельности и, следовательно , даже в экономическом плане обеспечивают эффективное его использование в сфере производства и реализации внутренних возможностей человека, позволяющих осуществить его выход на вершину личностного и профессионального розвитку.

В индивидуальной жизнедеятельности, что обусловлено необходимостью удовлетворения потребности (индивидуальной, ситуационной), устойчивость потребностей (первичных, вторичных, третичных и т.д.) является фактором накопления опыта. Под определенную потребность как бы суммируются и чувственно-эмоциональные внутренние реакции. При типизации потребности ускоряется процесс формирования зависимости выбора способа поведения от содержания потребности. Если рассматривать внутреннюю предпосылку поведенческой реакции на возникшую потребность, то определенность внутренних предпосылок и является способностью. Способность заключается в готовности к "запуска" поведения, к осуществлению, организации и прекращения поведения с привлечением в качестве "критерия" содержания и напряжения потребностного состояния (рис 13.20) [17].

Способность приобретает форму в индивидуальном опыте. Она сначала "бесформенная", не выделена, обусловлена ​​только морфологией организма и изменяющимся. Морфологическое оформление способности в ходе формирования навыков, стереотипив
больше определяется общей "склонностью" морфологии к минимизации затрат энергии. Только развитие рефлексивного механизма, появление определенности способа действия, переориентация в поведении от самовыражения организма в соответствие содержания образа действия, абстрагирования самого содержания образа действия - все это приводит к появлению формы способности. Мобилизация внутренних механизмов, обеспечивающих поведение, использование в качестве основы поведения содержания образа действия приводят к линии развития способностей. Зависимости от подчинения содержания образа образа действия, готовности к действию, к организованному поведения содержание меняется вместе с изменением содержания образа дии.

Иначе говоря, наличие базовой способности является результатом рефлексивного оформления поведения. Способность сохраняется, и ее морфологическая сторона может выходить за рамки формы в инерции самодвижения. Абстрагирование формы приводит к развитию способности, когда переходы от абстрактной нормы к конкретной и наоборот сопровождаются вычленение абстрактной готовности к поведению, ее конкретизации. Естественно, что это предполагает резкие изменения всего целого внутренних механизмив.

Абстрагирование сути поведения (нормы) начинается к социализации, к "очеловечивания". Поэтому и животные могут изменяться в процессе своей жизнедеятельности. У них усложняется рефлексивная основа организации поведения, могут осложняться и морфологические предпосылки поведения, органы и организм в целом. Однако только у человека абстрагирования сути поведения, обеспечивающих его органов, самого поведения и готовности к нему происходит в новой системе критериев, отвлеченных от самой морфологии организма. Социальные и социокультурные критерии становятся провидними.

Нормы возникают в ходе общения, усиленного коммуникацией. Сущность общения заключается в согласовании способов взаимоиспользования при сохранении и разрушении, преодоление логики индивидуальной жизнедеятельности. Сохранение происходит в начале согласования, когда другой человек рассматривается как предмет личной потребности, интереса и т. п. Однако в процессе согласования в связи с невозможностью договориться, при "жестком" преследование только своего интереса появляется новый процесс - идентификация с другими , а затем и учета интересов, способов бытия другого при ограничении действия своих интересов. Вместе с добровольным ограничением содержания потребности, интереса, способов поведения по критерию самовыражения появляется добровольное обязательство соблюдать, реализуются-вать содержание договоренности. Тем самым логика жизнедеятельности заменяется логикой реализации правил (рис. 13.21).

В силу того, что реализация нормы, точное следование ее содержания предусматривают подчинение норме, без внутренних трансформаций это не может произойти. Должны появиться новые механизмы, модификации прежних морфологических органов и их проявлений, а также новые, "сверхъестественные" функции. Их сверхъестественности условна, так как человек вписывается в реальность, создавая социальные отношения, новые функциональные пространства как модификации проявлений измененных первичных морфологии. Прежние функции абстрагируются, порождая выходные их варианты. Цикл жизнедеятельности воспроизводится в смысле функциональных абстракций, их конкретизации и, следовательно, осложнении, обеспеченного другой морфологией и другими возможностями их прояви.

Поскольку смещение акцента с индивидуальной на социально-культурное стимулируется и базируется на подчиненности норме,
идеи, ценности, стимулируется также изменение механизмов самоорганизации и самокоррекции, появление ответственности, свободы, социально-культурного "Я" и др. Кроме того, идентификация, самоопределения, ответственность человека имеют определенность лишь тогда, когда развитые механизмы мышления, его социокультурные формы. Стимулятором и организатором этих процессов выступают коммуникация, ее внутренняя "архитектура", непосредственных (языковой) обеспечения. Именно языковые средства обеспечивают достижение однозначности в содержании договора и его контролируемом изменении (рис 13.22).

Благодаря коммуникации оформляется умственное механизм, имеющий свою историю окультуривания, оформления, а вместе с ним и механизмы сознания, самосознания. Для этого необходимо процесс согласования совместить с рефлексивной функцией и перенести возможности коммуникации в рефлексивный процесс. Рефлексивное мышление является основным механизмом, ответственным за наличие и совершенствование нормативной основы деятельности, ее сущности, формы. Основные этапы рефлексии связаны с изменением ее сущности, перемещается от оформлення
процессов нормирования до оформления всех процессов в связи с непосредственных (критериальным) забезпеченням.

Способ бытия человека в деятельности зависит от того, как он осуществляет рефлексию. Поэтому, насколько он осознанно, само-осознанно, с волевым напряжением и готовностью к самокоррекции приступает к действию, настолько сохраняет в этом действии истотне.

Когда характер процессов нормирования меняется, человек становится все более ответственным за реализацию норм. Вместе с изменением характера возникновения норм и их реализации изменяется и содержание самого процесса становления, функционирования и развития способностей. Содержание норм становится отчужденным от самого человека, внешне фиксируется, транслируется во времени и пространстве. Следовательно, фиксируются и контролируемым становится и процесс приведения в соответствие морфологии человека требованиям формы деятельности. Возникая в межсубьектних отношениях, согласованиях, коммуникациях, совместной деятельности, нормы находят своих хранителей и организаторов реализации в управленческом типе деятельности. Сохранение норм и организованность процесса включения и исключения субъектов из деятельности обеспечивают соответствие морфологии человека требованиям нормы и появление способностей. Поскольку появляются и более абстрактные нормы, можно говорить о возникновении абстрактных способностей человека (концептуальных, стратегических, ценностносамоопределенческіх, этических и т. п.). В нормах фиксированный способ бытия человека, процессуально определяется его путь. Поэтому определенность нормативных абстракций дает и определенность абстрактных здибностей.

Особую роль в формировании абстрактных способностей и в деформации человеческой морфологии, ее изменении, в развитии способностей играют средства, особенно языковые. Любое средство проходит путь становления, приобретения своей сущности. Сначала оно, будучи естественным (рис. 13.23), включенным в преобразовательные процесс, не отличается от морфологии (исходного материала, внешних предметов). В то же время эту морфологию используют для трансформации предмета преобразования.

ВИСНОВКИ

1.








<- РАЗВИТИЕ МИСЛЕННЯ Существуют различные определения мышления: внутреннее, активное Глава 14 Стратегическое самоопределение персонала организации ->