Конспект лекций. Украина в международных отношениях XX века

3. "Украинский вопрос " во внешней политике Австро -Венгрии и Германии в Первой мировой войне

Украинский национальный вопрос в годы войны становился объектом международной политики Германии и Австро-Венгрии. Отметим, что накануне и в начале войны Германия не имела определенных планов и проектов относительно западных границ России, а в Австрии, если они и были, то нечеткие и не выходили за пределы польской концепции.
Австро-Венгрия среди факторов, которые могли ослабить ее противника - Россию, пыталась использовать и украинский фактор - поддержать украинское национальное движение в России. Несмотря, что такая политика была угрозой для самой Австро-Венгерской империи, в состав которой входили украинские земли Галичины, Буковины и Закарпатья, австрийские планы относительно Балкан и немецкие относительно Ближнего Востока вынуждали правительства Центральных государств обратить особое внимание на "украинское дело". Ведь Австро-Венгрия хотела оттеснить Россию от своих границ и побережья Черного моря, создав охранительный вал перед пропагандой панславизма, устранить опасность русской интервенции на Балканах и в Турции. Поэтому создание буферных государств из западных частей Российской империи, включая Украину, приобретало особое значення.
Канцлер Германии Т. Бетман-гольвег в меморандуме к своему послу в Вене 11 августа 1914 г. отмечал о намерениях Германии вызвать восстание в Украине, связывая это с планом ряда буферных государств из нерусских народов в западных провинциях царской империи, граничащие с Германией или Австрией. Этот план не считался окончательным, его осуществление было возможно при особо благоприятном ходе войны на Востоке, а создание буферных государств должно было иметь стратегически оборонное направление. Эту позицию немецкого правительства подтверждала нота австрийского министра иностранных дел Бертхольда турецкому правительству 21 ноября 1914 p., Где он от имени Центральных держав заявил: "Нашей главной целью в этой войне является длительное ослабление России, и потому на случай нашей победы создания независимого украинского государства было бы нам очень по душе ". Для реализации задуманного правительство Австро-Венгрии должен был решить польский вопрос в австро-польской, а также способствовать подъему освободительного украинских руху.
В начале войны австро-венгерское правительство благосклонно относился к идее образования независимого украинского государства. Консул Е. Урбас 6 августа 1914 г. писал из Львова руководителю Кабинета Министров, что, несмотря на то, как будет решен "польский вопрос" в той победной войне, московские власти лишь видштовхнута, но не взорвутся ее основы. По мнению Е.Урбаса, Австро-Венгрия должна в той войне иметь одну цель, в противном случае "за эти страшные кровопролития и беды понесет ответственность перед Богом и людьми". Она должна навсегда уничтожить русскую власть, создать свободную Украину к Дону, восстановить древние национальные чувства в настоящем католическом духе Брестской унии. "Такой план - Украина до Дона, - писал Е. Урбас, - может казаться в Вене фантастическим, однако об этом можно говорить с отдельными людьми как о вполне реальную вещь. Все, что я здесь увидел в военном выступлении (речь идет о наборе в легиона Украинских сечевых стрельцов. - Авт.), предоставляет большой уверенности ". Поскольку украинская иметь собственное государство и не захотят оказаться снова под российским господством, то Россия, независимо от вмешательства Австро-Венгрии, "станет для нее нестрашною", следовательно, "нам дорога в Константинополь открыта". Поэтому с образованием Украинского государства Австро-Венгрия могла бы решить вопрос своего влияния на Балканах. Кроме того, австрийские политики надеялись на сокращение австро-российской границы. Это связано с интересами Германии в Конгресовой Польши. Тогда "большие австро-венгерские противоречия с Россией станут маленькими немецкими".
При таких условиях Австро-Венгрия намеревалась отказаться от протектората над Украиной. Эту позицию Министерство иностранных дел обосновывало слишком большими австро-русскими территориальными претензиями с получением Бессарабии, трудностями с одновременным решением "польского и украинского вопроса", в частности при установлении границы, а также военными возможностями. Внешнеполитическое ведомство Австро-Венгрии считало, что без покровительства независимая Украина не сможет избежать угрозы России или иметь тенденцию радикально-социалистической республики, особенно тревожило австрийцев. Поэтому, как отмечалось в докладной записке Е.Урбаса, адресованной О.Гойосу 20 августа 1914 p., Украинское государство должно остаться под немецким или общим немецко-австро-венгерским протекторатом или в союзе с Румынией. По его мнению, немецкий протекторат над Украиной будет полезным и для Австро-Венгрии. Заменится линия большой немецко-российской границы и военной силой ликвидируются социалистические тенденции среди украинских. Время немецкая торговля через Черное море в Азии открывает для Австро-Венгерской монархии окно на Балканы. Благодаря союзу Украины с Румынией австрийская дипломатия хотела отвлечь посягательство последней на Буковину, вернуть ее экспансию на Восток и так противостоять Росии.
Однако Центральные державы, несмотря на внешне политические факторы, не могли согласиться, чтобы провозглашение самостоятельности украинского государства опережало решение "польского вопроса". Самостоятельность Украины, отмечает австрийский историк Боль Вольфдитер "не могла идти первой еще ввиду Польшу". Кроме того, австро-венгерское правительство пугала перспектива создания самостоятельного государства вследствие возможной активизации украинского сепаратистского движения в Австро-Венгрии, который угрожал монархии.
Позиция Центральных государств относительно "украинского вопроса" зависела от положения на Восточном фронте. Летом 1915 г. Центральные державы удачным военным наступлением отбросили русскую армию из Польши, Галиции и западных районов Украины. Успешные военные операции весной и летом 1915 г. побудили Германию к заключению с Россией сепаратного мира. Так, были бы учтены планы относительно прибалтийских стран и развязано "польский вопрос". Для Австро-Венгрии это грозило потерей Восточной Галиции в пользу России. Вследствие этого 9 августа 1915 г. австрийский посол в Берлине Г. Гогенлоге подал немецкому канцлеру Т. Бетману-гольвегу проект создания коронного края Украины в составе Восточной Галиции, Буковины и пограничной полосы Приднепровской Украине. Однако Германия стремилась поддерживать сепаратистские национально-освободительные движения в России как средство ее военного и экономического послаблення.
Австро-Венгрия, в свою очередь, опасалась поддержки немецким правительством борьбы нерусских народов, поскольку это угрожало бы территориальному единству монархии. Ведь в союзе с Германией Украина требовала бы присоединении Восточной Галиции, Северной Буковины и Закарпатья. Такое понимание позиции Германии обусловило заявление рейхсканцлера Т. Бэтмана-Гольвега в рейхстаге, в которой он отмечал: "Германия есть и хочет остаться оплотом мира и дружбы больших и малых наций. Это является также основой для нашей позиции относительно Украины, стремление и национально-исторические права которого хорошо известны кайзерскому немецкому правительству. Мы желаем с открытым сердцем, чтобы раны, нанесенные украинскому народу русским гнетом, так быстро зажили, как это возможно. Относительно возможного основания самостоятельного украинского государства кайзерское немецкое правительство относится благосклонно ".
Среди немецких политиков, ученых, публицистов позиция относительно проблем востока Европы была разной. Некоторые из них поддерживали аннексионистские и шовинизм планы Всенимецкой Лиги. Другие взгляды имели так называемые немецкие интеллектуалисты, которые считали, что военная победа над Россией не решила бы вопрос русской угрозы для Германии. Средством устранения этой угрозы они предлагали расчленения России на основе национальной гетерогенности (неоднородности) ее западных границ. Такое расположение немецких интеллектуалов к независимым соревнований нерусских народов была продиктована потребностью избрать путь для безопасного положения Германии на востоке и теоретически давала возможность для решения «украинского вопроса». В связи с этим вызрел развернутый план "Randstaatentheorie" ("Теория соседних государств"), который имел целью ускорить решение вопросов польского, балтийских и украинских народив.
Наибольшим популяризатором этой концепции был П. Рорбах, который считал решающим условием остановить русскую мощь только через отделение Украины и возобновление Польши и призвал как можно скорее расчленить на части "русский колос".
Политика расчленения России стала одной из основных военных целей Германии, особенно интересовалась естественными богатствами Украины. Так, немецкий публицист Курт Ставенхаген в статье "Значение Украина для России", опубликованной в газете "Schlesische Zeitung" ("Силезская газета") 10 октября 1915 г., называл Украину экономическим сердцем России, отметив, что Украина, оторванная от России и введена к экономической системе Центральной Европы, могла бы стать одной из богатейших стран мира. О необходимости отделения Украины от России отмечалось почти во всех публикациях об Украине. Немецкие политики и публицисты понимали выгодное геополитическое положение и огромное стратегическое значение Украины для колонизационных планов Германии. Речь шла, прежде всего, о кратчайшем и безопасный путь от Центральных держав в Азию и выход к Черному морю. Основное обоснование антироссийской концепции принадлежит М. Веберу. По его мнению, русская угроза единственная направлена ​​против существования Германии как национального государства, а спорные пункты на западе в скором будущем появятся на Востоке, что означает мировое разделение. Поэтому М. Вебер предложил переориентировать немецкую восточную политику на взаимопонимание с Польшей и в целом с Востоком. Он понимал, что предпосылкой успеха Германии относительно Востока может быть только полный отказ от великонимецкой политики, связанной с экспансией и колонизациею.
Всего выдвинута в начале войны интеллектуалистами "Randstaatentheorie" не имела особого влияния на немецкую восточную политику. Оценивая акцию Германии в Восточной Европе, успех Центральных держав на Восточном фронте, отметим, что в политике преобладали аннексионистские и экспансионистские тенденции. Разработанные интеллектуалистами концепции служили лишь хорошей идейной основой для большей популяризации аннексий среди немецкого общественного думки.
Немецкая политика отбросила путь, предложенный М. Вебером. Хотя Германия взялась за частичное "расчленения России", однако она придерживалась великодержавной политики. Впоследствии центральным лицом в формировании стал генерал Л.Людендорф.
"Украинская проблема" широко дискутировалась на страницах немецкой периодической печати. Существовали разные взгляды на ее решение. Приемлемой для украинской был тезис, что "окончательно и лучше решился бы вопрос свободной Европы перед украинской угрозой после того, как будут восстановлены старые исторические границы между Украиной и Московией".
Другой путь украинского вопроса определил Г. Кляйнов. Он не отрицал, что Германия заинтересована в возникновении украинского государства, но препятствие для реализации этого составляло отсутствие полной социальной структуры среди населения Украины. По его мнению, украинский народ - это, собственно, лишь крестьянство, а национально сознательная интеллигенция проживала лишь в городах - "идеалисты, всевозможные теоретики, ученые, писатели и поэты".
Профессор Кенигсбергского университета Лезиюс предлагал создать Украинское государство под эгидой Австрии с императором Фран-цом Иосифом, а профессор Г. Гернер из Кельна отмечал связь украинские с западноевропейской культурой и выражал уверенность усвоения ими ее елементив.
Рост немецких интересов Украины засвидетельствовал и то, что военное министерство 11 декабря 1915 г. позволило учредить Союз немецких сторонников украинского освободительного движения (общество "Ukraine"). Она имела целью сплотить широкий круг "друзей Украины" и поддерживать сепаратистские идеи в Украине. Союз возглавлял генерал Людвиг фон Гебзаттель, в северной Германии - бывший министр Е. Рихтер. В январе 1916 г. начало выходить друкованне издание общества "Osteuropaische Zukunf" ("Будущее Восточной Европы"). В передовой статье первого номера журнала отмечалось: "Мы не можем долго закрывать глаза на факт существования украинской проблемы, для Германии имеет огромное и непосредственное значение".
Однако в Германии были политические силы, которые неблагосклонно относились к решению «украинского вопроса». Например, немецкие социал-демократы занимали враждебную позицию к России и самодержавия, относились неблагосклонно к национальным интересам украинской. Они считали, что надднипрянци должны стремиться к лучшей доли в России с социал-демократами других порабощенных народов. Один из лидеров немецкой социал-демократии К. Каутский в работе "Die Vereinigten Staaten Mitteleuropas" ("Соединенные Штаты Средней Европы"), выданной в 1916 p., Подверг сомнению обособленность украинской нации, ее языка, не был уверен, разовьется ли она и станет литературной, и в дальнейшем считается лишь диалектом. Поэтому при таком понимании вопроса самостоятельности Украины немецкими социал-демократами украинские е могли иметь среди своих сторонников. их взгляд во многих делах войны и ее целей полностью совпадал с позицией и действиями консервативных кругов Германии, которые также считали "украинский вопрос" невыполнимой мриею.
Антиукраинской позиции в "украинском-польском вопросе" придерживалась Партия католического центра. ее члены считали, что Польша является защитником на Востоке западноевропейской культуры, а Германия в союзе с Австро-Венгрией "проложит дорогу", на которой "воскреснет из мертвых католическая нация".
Однако в тот период "украинский вопрос" не стало предметом конкретных планов немецкой официальной политики. Официальное рассмотрение "украинского вопроса" был для немецкой политики скорее малореальным и очень рискованным, поскольку связывался с идеей заключения сепаратного мира с Росиею.
В Австро-Венгрии в результате обострения политической и экономической ситуации приобретала популярность идея сепаратного мира с Россией. Время австрийские правительственные чиновники понимали, что Россия не согласится на сепаратный мир при условии отделения Украины. Поэтому австрийские дипломаты рассматривали перспективу создания независимого украинского государства как важный фактор противодействия возможности сепаратного мира. Кроме этого, правительство Австро-Венгрии планировало ввести Конгресову Польшу, а также польские и украинские земли Габсбургской монархии к Польскому королевству, которое должно было стать барьером против немецких влияний на Востоке Европы. Все же пересечения польско-украинских национальных интересов, важность для Австрии "польской карты" отодвигали "украинского вопроса" на второе место в австрийской политици.
Немецкие планы относительно Украины согласовывались с австро-венгерскими об австро-польское решение проблемы Польши, которой отводили роль буферного государства под немецким протекторатом, а это неизбежно способствовало бы дальнейшей экспансии на украинские земли. За подписями Вильгельма II и Франца Иосифа II 5 ноября 1916 p. были опубликованы заявления по поводу провозглашения Польского Королевства и отделения Галичины. Вена в очередной раз пошел навстречу польским устремлениям. Галичине предоставлялась полная автономия без разделения на украинские и польские земли. Фактически это означало, что украинские подпадали под полную власть поляков. аяву немецкого кайзера и австрийского императора в ближайшем времени создать независимую Польшу и предоставить Галичине автономию галицкие деятели оценили как санкцию на ее колонизацию. Встревоженные такой политикой, члены Украинской парламентской репрезентации 7 ноября 1916 г. сзывали совещание, на котором было решено, что украинский народ никогда не признает отделения Галичины и предания ее под польское господство и никогда не отречется права автономии и образования отдельного украинского коронного края в пределах Австрии . В знак протеста 8 ноября 1916 г. Общий Украинский Совет сдал свои полномочия и объявил о самороспуске. В среде галицких политиков воцарилось уныние, в массах возмущения чередовалось с розчаруванням.
Смерть императора Франца Иосифа I (21 ноября 1916 p.), Который был сторонником польской шляхты, и вступление на престол нового императора Карла вселили в среду украинских политиков новые надежды. Карл заявил украинской делегации, что все, вплоть до отдельной украинской провинции, будет сделано в интересах украинского народа. Однако эти обещания императора были лишь фальшивой политической игрой. Вена и дальше продолжал политику польского уряду.
Итак, "украинский вопрос" на международный арене в годы Первой мировой войны не было снято. Украинский народ начал осознавать, что оно будет решен не в результате дипломатических ходов, а путем борьбы за независимость и самостоятельность.

<- 2. "Украинский вопрос" в политике государств Антанты в годы Первой мировой войны 4. Украинская государственническая идея в деятельности национальных деятелей ->