Конспект лекций. Международные отношения и внешняя политика СССР

Япония и международные конфликты

Сопоставление подхода Японии к Международным конфликтам с позициями второго ведущих капиталистических государств выявляет значительные особенности линии Токио. Эта специфика определяется в первую очередь объективными условиями - ее физико-географическими и экономическо-географическими параметрами, а также местом и ролью, Которые принадлежат Японии в современной системе Международных отношений.
Военный компонент внешней политики Японии еще находится в стадии становления. Несмотря на происходящее заметное ускорение этого процесса, пока он не поддается четким вычленению из общего комплекса внешнеполитических средств. Подходу Японии к Международным конфликтам свойственна глубокая Противоречивость на всех уровнях: доктрин, концепций и реальной политики. Все это находит свое концентрированное выражение во взаимодействии двух противоречивых, по существу несовместимых, линий в позиции Японии в связи с необходимостью решения Международных споров и конфликтов. Это, с одной стороны, установка на мирное разрешение конфликтов, без применения военных средств, с другой - линия на допущение и немирных, военных средств в ходе конфликтных ситуаций.
Первое направление определено ст. 9 Конституции Японии, принятое в 1946 г. На уровне государственное доктрины оно ориентирует Японию на отказ от использования военной силы в Международных конфликтах, в конечном счете логически нацеливая страну на статус невооруженного нейтралитета. На практике же эта доктрина «утопического пацифизма», как ее квалифицируют японские консерваторы, уже в существенной мере пересмотрено в сторону «реалистического пацифизма». Политика в области обеспечения Национальной безопасности проводится по формуле: «силы самообороны плюс японо-американское военное сотрудничество», которая предполагает определенное военное вовлечение Японии в конфликтные ситуации. Но формула эта находится * в противоречии с Конституцией страны, что обусловливает ее собственную неустойчивость. Более того, даже в чисто Военно плане эффективность такой модели не может быть особенно большой. Японо-американский договор безопасности предусматривает односторонний патронаж со странами США. Это предопределяет, как Считают в Токио, некоторую шаткость американских гарантий в случае возникновения критических кризисных ситуаций, способных «угрожать» безопасности Японии. К тому же, как признают в Токио, из-за географических условий в случае крупного военного конфликта, вовлекающего территорию страны в свою орбиту, Япония не могла бы рассчитывать на выживание. Поэтому Токио, по мнение японских политиков, должен избегать вовлечения в Серьезные кризисные ситуации, а это, в свою очередь, накладывает известные пределы на военное сотрудничество с США, с одной стороны, и на военную конфронтацию с СССР - с другой.
Министр иностранных дел С. Сонода в своем выступлении в Токио перед японскими специалистами в области международной политики в июле 1979 г. подчеркнул, что Фундаментальная установка Японии в области Национальной безопасности, как он полагает, должна быть нацелена на «недопущение войны между соединенными Штатами и Советским Союзом ».
На уровне доктрин сохраняется и подтверждается преимущественный курс Японии на Мирный, невоенный подход к решению Международных споров. В январе 1977 г. в своей программной речи премьер-министр Т. Фукуда заявил: «Одна из отличительных черт, характерных для современного международного сообщества, состоит в том, что и для сверхдержав применение военной силы в качестве средства для решения конфликтов становится недопустимым. Важнейшая задача современной дипломатии - предотвращение конф ~ ликтов. А если, к несчастью, такие конфликты возникнут, то следует пресекать их разрастания. Под этим углом зрения Чрезвычайно важное значение приобретают усилия по разумно урегулированию постоянно возникающих «мелких недоразумений» или «мелких Трен». Спустя год, в январе 1978 г., Т. Фукуда в своей программной речи подчеркнул, что Япония «не будет искать решения Международных споров на путях применения военной силы» и, обладая огромным экономическим и научно-техническим потенциалом, тем не менее «не сделает выбора в пользу превращения в военную державу ».
Доктрина отказа от вовлечения в военные конфликты находит свое выражение в концепциях военной политики Японии, отражающих ряд конституционных ограничений в военной области. Согласно Официальное интерпретации, Конституция Японии воспрещает вооруженное нападение на другие государства или посягательства на их территорию; посылке вооруженных формирований за пределы страны в целях применения силы; принятие военных обязательств перед другой страной на взаимное основе.
Правительство Японии придерживается позиции, Согласно которой Нынешняя Конституция якобы НЕ запрещает ядерное вооружение Японии. Но на уровне принятия политических решений оно исходит из так называемых трех неядерных принципов - «не иметь, не производить, не ввозит» ядерного оружия. Это решение подтверждено участием Японии в Договоре о нераспространениы ядерного оружия.
Военная стратегия Японии строитсЯ на концепциях, предусматривающих использование военной силы: «баланс сил», «вакуум сил», «сдерживания», «уравновешиванием и сковывание». Поэтому она с неизбежностью будет вовлекать и уже в Известной мере вовлекает Японию в гонку вооружений, усложняя и затрудняя невоенный подход Этой страны к решению конфликтных ситуаций.
В конце 70-х - начале 80-х годов появились Заметные признаки дальнейшего выветривания и выхолащивания оставшихся в японской официальное внешнеполитической доктрине элементов официально «пацифизма». Это прежде всего находит свое выражение и попытки усилит военный компонент внешней политики страны, придать ему реальный, весомый характер. Ныне японские стратеги открыто требуют, Чтобы правительство уделяло большее внимание укреплению военного потенциала страны в качестве сдерживающего агрессивные действия против Японии фактора и «средства политического влияния». В целях «комплексного и скоординированно осуществления всех - военных и невоенных - мероприятий» японское правительство учредило постоянно действующий совет министров по вопросам комплексного обеспечения Национальной безопасности в декабре 1980 г.
Принятые японским правительством в октябре 1976 г. «Основные положения плана обороны» нацеливают страну на усиление военного потенциала в зависимости от изменений международной среды. По мнение японских Стратегов, масштабы и уровень вооружения Японии будут зависеть, в частности от таких факторов: эффективно поддержания системы японо-американского военного сотрудничества; сохранения позиций США и СССР в вопросе о недопущениы ядерной войны и крупных вооруженных конфликтов; продолжения взаимного урегулирования американо-китайских отношений; сохранения ситуации на корейских полуострове, при которой не возникают крупные Вооруженные конфликты. В военных кругах Японии усиливаются требования пересмотра ЭТИХ «основных положений», Которые аргументируются именно происходящими в между народной обстановке изменениями. Правительство Японии Считает целесообразным форсировать в ближайшие годы военное строительство в рамках Этой общей программы и довести его в максимально
сжатый срок до намеченном уровня, что позволит, как полагают в Токио, в дальнейшем перейти на более высокий рубеж в военной области. При этом, помимо Международных факторов, учитываются и внутренние ограничивающие факторы финансово-экономического и политического характера.
В 70-е годы США настойчивей требовали от Японии усиления японских вооруженных сил в качестве вспомогательного средства для американской армии в рамках «взаимодополняющего развития» двустороннего партнерства. В начале 80-х годов Вашингтон ужесточает нажим на Токио с целью склонов Японию взять на себя большую долю расходов и соответствующую роль в «балансе военных сил» в Азиатско-Тихоокеанскому регионе, Пытаясь тем Самым Превратить Японию в региональный военный фактор взаимодействия в рамках глобальной стратегии международного, прежде всего американского, империализма. Требования США находят в Японии резонанс среды сторонников ремилитаризации страны. В ЭТИХ кругах выработан мнение о целесообразности увеличения военных расходов Японии с 0,9% ВНП до 3-4 и даже до 5% 74. В августе 1980 г. в Токио была предан гласности суть одной из военных разработок, выходящих за рамки официальное военной программы. Она состоит втом, Чтобы подготовить реальную почву для трансформации японо-американского союза в новый военный союз на основе взаимности военных обязательств, укрепить военную мощь Японии в течение 6 лет (1981-1986 гг.) Таким образом, Чтобы Япония, во-первых, могла бы находится в состоянии войны, опираясь на Свои силы не менее одного месяца, и, во-вторых, могла бы обеспечивать безопасность морских коммуникаций в западной части Тихого океана. В стране создается обстановка военного психоза, самые ярые сторонники милитаристского пути развития уже открыто выступают за «японский голлизм». Они призывают общественность Японии разбить «оковы пацифизма» с тем, Чтобы, вооружившись ядерным оружием, «Япония смогла играть в международном сообществе нормальную и почетную роль в« пятиполюсном мире »» 76. По-видимому, здесь сказывается ставка японских Стратегов на повышение относительной самостоятельности Японии во взаимодействиях ее с США во всех сферах, включая военную. Военное ведомство Японии пока Лишь Считает «необходимым повышение надежности американской ядерной силы сдерживания путем поддержания тесных взаимоотношений Японии и США в области обеспечения безопасности» ". Тем временем в специальных разработках не исключается возможность ядерного вооружения Японии, даются рекомендации приступит к исследованиям вопросов, связанных с Созданием материально-технической базы производства собственных ракетно-ядерных средств, снят запрет с ввоза ядерного оружия на территорию страны и т. д. '8 Интенсивно ведется работа по подготовке планов и координации японо-американских совместных военных действий. Первый Совместный оперативный план уже составлен. В апреле 1981 г. он Был представлен «в общих чертах» премьер-министру Японии 70.
Все Эти тенденции в японской внешней политике и военной стратегии, изменения в подходе Японии к Международным конфликтам уже получили в Известной степени свое оформление и закрепление в положениях, зафиксированных в японо-американском совместном коммюнике, подписанном в мае 1981 г. в Вашингтоне после двусторонней встречи на высший уровне.
Военная стратегия Японии в Восточной Азии строитсЯ на общей оценке ситуации в указанных районе мира, Согласно которой здесь сложилась «трехполюсная» структура взаимоотношений между США, СССР и Китаем. В результате «взаимного сдерживания» и «уравновешиванием» ЭТИХ трех государств в регионе, как Считают в Токио, поддерживается своего рода равновесие. по этой же причине затруднено и разрастания Международных конфликтов в опасных масштабов и уровней 80. Япония , Участвуя в Международных делах в регионе, все чаще рассматривает уже новую конфигурацию структуры - «четырехугольника». Особенности такой структуры и конкретной ситуации в Восточной Азии, как полагают стратеги Токио, позволяют ему играть на противоречиях государств в «четырехугольнике». В ходе укрепления Своих отношений с Пекин Япония, в частности, одновременно хотела бы усилит Свои позиции во взаимоотношениях с США и Западной Европой.
Переориентация политики Японии была продиктована не в последнюю очередь тем обстоятельством, что в качестве важнейшей задачи экономической стратегии монополиями была определена экспансия в Китае. Говоря об этом, президент Федерации экономических организаций Японии (Кэйданрэн) Т. док подчеркнул, что концепция «равной дистанции» по отношении к СССР и КНР несостоятельна, ибо значение Китая для Японии явно «перевешивает» то значение, которое имеет для его страны СССР 81 .
Эти экономические соображения неразрывно переплетаются с мотивами политического и военного характера. В июле 1979 г. в своем приложит «О внешнеполитическом курсе Японии» министр иностранных дел С. Сонода особо подчеркивал важность для Японии создания механизма тесно экономического взаимодействия с Китаем 82 ~ 83 . Между тем в кругах, связанных с разработкой политической и военной стратегии Японии, Высказывается опасения по поводу того, что Токио оказался бы в сфере международного конфликта. При долгосрочного ПРОГНОЗИРОВАНИИ развития японо-китайских отношений токийские специалисты Считают возможным возникновение конфликтных ситуаций между Японией и КНР в Азиатско-Тихоокеанскому регионе, в частности в Юго-Восточной Азии 84.
Тенденция к усилению военного аспекта во внешнеполитической стратегии Японии ярко проявляется в определенных сдвиг в подходе Этой страны к конфликтным ситуациям в районе Корейского полуострова. Японские «ястребы» традиционно Считают одной из основных задач внешнеполитической и военной стратегии страны создание в Корее «плотины антикоммунизма», Рассматривая Корейский полуостров в качестве своей «передовой линии обороны». Японские консерваторы "при активном содействие со стороны Вашингтона пошли в 1965 г. на нормализации отношений с Южной Кореей, несмотря на протесты не только со стороны КНДР, но и значительных оппозиционных сил на Юге Кореи. Это означало на практике, что Япония позволила себе политическое вмешательство в дела разделенное Кореи. Тем Самым Япония закрепила и усилило воздействие дестабилизирующего фактора - разделенносты корейского государства. Форсированная экономическая экспансия Японии в Южной Корее еще более дестабилизировала обстановку в этом районе, увеличивая тем Самым потенциальную опасность возникновения конфликта.
Политическая и экономическая поддержка Сеульского режима со стороны Токио имеет и косвенный военный аспект. Японские монополии, содействуя осуществлению планов индустриализации Южной Кореи, активно способствуют Создание и развитию военного производства в Этой стране. На смешанных японо-южнокорейских предприятиях развертывается производство военной техники в. Позиция Японии в конфликте определяется тем, что «поддержание мира и стабильности на корейский полуострове», как Считают в Токио, имеет «тесную связь с безопасностью самой Японии» 8в, При этом японские стратеги делают ставку на сохранение «баланса» военных сил, настойчив Выступая против вывода американских сухопутных войск из Южной Кореи. Такие деятели, как бывший заместитель начальника Управления Национальной обороны Японии (УНО) К. Маруэма, полагают, что Пребывание наземных сил США на Юге Кореи необходимо для того, Чтобы в случае возникновения военного конфликта стало неизбежным вмешательство США. В этом смысле американские солдаты представляют собой как бы «заложников».
В совместных японо-американских официальных документах токийские власти неоднократно подтверждало свое согласие на использование территории Японии в случае военной интервенции США в Корее. Но Япония Решил пойти даже дальше. Происходит интенсивный пересмотр ее позиции в ЭТИХ вопросах. Знаменательным событием стал визит начальника УНО Г. Ямаситы в южную Корею в июле 1979 г. Этот беспрецедентный визит по существу представлял собой демонстрацию стремления японских Стратегов снять конституционное «табу» на вооруженное вмешательство Японии в международные конфликты. Здесь проявилось также намерение ЭТИХ кругов Превратить Японию в региональную военную силу, повысить роль ее в трехсторонней - США, Японии, Южной Кореи - консолидации в военной области на Дальнем Востоке. Между военными руководителями США, Японии, Южной Кореи достигнута договоренность о развитии взаимных контактов военных специалистов об обмене информацией, взаимных визитов военных кораблей. Предпринимаются конкретные меры по реализации Этой договоренности. В военных кругах Токио допускают возможность создания японо-южнокорейского военного альянса, полагая, что этому мешает Лишь неподготовленность общественного мнения обеих стран к этому акту.
Для того Чтобы обосновать такой поворот в подходе к конфликту, в Корее, военные стратеги полностью изменил свою оценку военной ситуации на Дальнем Востоке. К июля 1978 г. военное ведомство рассматривал ситуацию в «близлежащем к Японии районе» как достаточно стабильную в силу того, что, как они полагал, основные военные силы на Дальнем Востоке сконцентрированы на советско-китайской границе. Однако спустя год УНО расценило ту же ситуацию на Дальнем Востоке как «суровую». Обстановка, заявили японские военные, «резко ухудшилась» по причине якобы форсированного увеличения «военного присутствия» СССР в этом районе.

<- ФРГ и международные конфликты Италия и международные конфликты ->