Чужиков В. И.. Экономика зарубежных стран (2005)

2.3. Дифференциация и выравнивание постиндустриальных стран мира

Неравномерность экономического и социального развития всегда была присуща человеческому обществу, но, если во времена К. Маркса она сводилась к усилению противоречий в получении прибыли и ее распределении и перераспределении, то в конце ХХ - нач. XXI в. неравномерность уже идентифицировалась на нескольких уровнях: локальном, региональном, глобальном, межстрановом и межцивилизационном. Теория конвергенции (сближения), которая возникала в начале 70-х годов прошлого века декларировала начало сближения идеологий социализма и капитализма, однако реально этот процесс не состоялся, в первую очередь из-за неспособности социалистических стран осуществить рыночные преобразования, без разрушения основных постулатов господствующей идеологии. Зато в государствах-лидерах активно проходил процесс социологизации общества, уменьшались противоречия между государствами за счет создания наднациональных структур, имела место координации усилий правительств, общественно-общественных и политических рухив.
Сильный толчок усилению дифференциаций на локальном, региональном и международном уровнях конце ХХ в. дала глобализация мирового хозяйства. Многие исследователи считают, что именно она является следствием обострения неравномерности мирового развития, вызванной технологическим прорывом стран лидером.
Существенное влияние на несбалансированное развитие глобального хозяйства осуществляют, прежде всего, транснациональные корпорации. ТНК стали все больше использовать плановую систему организации производства, маркетинга и менеджмента, а поэтому их экспансия начала давать значительное наращивание капитала. Есть свободный рынок перестал быть таковым в патриархальном понимании исследователей конца XIX - нач. ХХ в. Так, по расчетам проф. Л. Мясниковой (Россия), в наше время только заборов мировой экономики функционирует вне ТНК.
Неслыханного размаха набирает процесс слияния ТНК, который в конце ХХ в. приобретает характер устойчивой экономической тенденции. Капитал фирм объединяется, а поэтому ТНК значительно распространяют свое влияние на национальные экономики. Примером может служить процесс объединения автомобильных корпораций США и Западной Европы. Показательный раздел мира характерен также для авиационных компаний, главная цель которых состоит в борьбе за глобальные рынки перевозок. Так, в состав "Star Alliance" (звездный альянс) вошли мощные европейские авиаперевозчики "SAS" (Швеция), "Austrian airlines" (Австрия), "Lufthansa" (Германия), "Air Canada" (Канада), "United" ( США), "Mexicana" (Мексика), а также авиакомпании из Сингапура, Тайваня, Австралии, Японии, Новой Зеландии, Бразилии - что позволяет контролировать значительную часть рынков мировых авиаперевозок. Подобный альянс образовали "Delta" (США) и "Air France" (Франция). Жесткая конкуренция обусловила банкротстве авиакомпании "Sabena" (Бельгия) и развал "Qualiflyer Group" со швейцарской, португальском, турецком и другими авиаперевозчиками. По долгосрочным прогнозам, к 2020 году могут выдержать конкуренцию в ЕС только "Air France", "Lufthansa", "British Airways", "KLM" и возможно что некоторые другие. Однако уже в 2004 году началось перегруппировки глобальных авиационных альянсов, которое отражает дальнейшее обострение конкурентной теперь уже коалиционного боротьби.
Глобализация мирового хозяйства порождает также системные изменения в структуре и характере инвестиций и формирования наиболее эффективных моделей быстрого экономического роста. Методологической основой их создания может быть новая парадигма - "регион как квазикорпорации", суть которой сводится к тому, что в основе будущих моделей экономического роста должна лежать локализовано сочетание инвестиций, новейших технологий, университетского образования и созданной местным правительством адекватной инфраструктуры, обеспечивающей высокие конкурентные позиции продукции, выпускаемой продукции. Примером таких моделей могут служить кластеры, технопарки, технополисы, иннотехи.
Кластером называют локализованное сочетание инвестиций, интеллектуального капитала, производства и целесообразной инфраструктуры на определенной территории с целью быстрого внедрения новых технологий в производство как традиционной, так и новой продукции.
Технопарки отличаются от кластеров тем, ориентированных на выпуск новой продукции базируется на разработке суперсовременных технологий.
Технополисы представляют собой скопления технопарков в течение определенной территории. Как правило, они могут иметь соответствующую специализацию. Примером технополиса может быть японский город Цукуба, которое организовано было как научный городок, где в первую очередь разрабатывались новые технологии. Технополисы могут иметь как определенную специализацию, так и образовывать конгломераты технологически различных производств.
Если все вышеперечисленные инновационно-инвестиционные модели быстрого экономического роста базируется на использовании как новых так и обновленных старых технологиях, то в Иннотех - разрабатываются и используются раз только новейшие технологии.
Общий полный цикл функционирования кластера длится 12-15 лет (затем он постепенно трансформируется в новое качество прекращает свое существование) и схематично выглядит так, как показано на рисунке 2.1.

Закон неравномерности экономического и социального развития имеет свой отпечаток не только на международном уровне, но и на внутрирегиональных, который в условиях высокой динамики капитала нередко вызывает определенные суперечности.
Процесс региональной конвергенции в странах мира идет с разной интенсивностью и во конфликтностью со стороны федеральных правительств, местных органов власти и ТНК. Именно в США можно говорить о региональной дивергенцию (расхождение), которая обусловлена ​​разным характером концентрации капитала в отдельных штатах. Внешнеторговым лидером в этой стране (1997) является штат Калифорния, который поставлял продукцию за рубеж на сумму 99 млрд. дол. США (15% общего экспорта). Далее идет штат Техас - 76 млрд. дол. и штат Нью-Йорк - 37,9 млрд. дол. Достаточно разительный контраст имеют "аутсайдеры" регионов США. На 45-м месте находится штат Невада - 1 млрд. дол. США (0,1%), далее - Северная Дакота - 0,8 млрд. дол., Вайоминг - 0,6 млрд. дол. Монтана и Южная Дакота - 0,5 млрд. дол. и Гавайи - 0,3 млрд. дол. Достаточно проблемным относительно традиционного представления о богатстве выглядит штат Аляска. По уровню федеральной помощи (более 1800 дол. США на душу населения) он не имеет себе равных, а по объемам Валового регионального продукта (ВРП) - один из самых низких показателей в краини.
Очевидно, что противоречия, которые возникли в США в апреле 2000 года между "старыми" и "новыми" отраслями приведут в дальнейшем и к региональным диспропорциям, размах которых обещает быть вражаючим.
Другие подходы господствуют в Европейском Союзе, в котором преодоления противоречий между регионами и странами признается одной из основных задач группировки. Политика региональной конвергенции между активными и депрессивными регионами довольно удачно реализуется через наднациональные структуры, то есть благодаря финансовому механизму структурных фондов и фонда сплочения (статус депрессивности региона определяется раз в семь лет при условии, если соответствующая территория производит менее 75% ВВП на душу населения от среднего по ЕС). Нач. XXI в. (2001) самые контрасты имела Великобритания 230% (Inner London) и 70% (Cornwall

<- 2.2. Генезис современного экономического роста постиндустриальных стран 3. ЭКОНОМИКА США И КАНАДА ->