Чужиков В. И.. Экономика зарубежных стран (2005)

5.6.2. Особенности итальянской модели развития

В послевоенный период Италия имела одни из самых низких в Европе макроэкономические показатели, а уровень безработицы в ней, особенно на Юге достигал 30-40%, что было рекордным среди развитых государств мира и превышало показатель в 25% в США во время Великой Депрессии 30-х лет, который считался критическим в рыночной экономике. Применение инструментов и механизмов кейнсианской модели развития в течение первых послевоенных лет дало значительный макроэкономический эффект - быстро росло национальное производство, а при его среднегодовыми темпами страна твердо заняла 2-е место в Европе и четвертое в западном мире (после Японии и Южной Кореи) в Италию страну поступили значительные европейские и американские инвестиции. Вместе с тем, существенной проблемой периода восстановления был довольно высокий уровень безработицы и инфляции, опять же полностью соответствовало кейнсианской модели развития, хотя и обесценивало результаты труда итальянцев и побудило их к миграции в более «удачных» в этом отношении стран Западной Европы. Особенностью этого периода можно считать также быстрое наращивание государственного контроля, национального регулирования и, очень важно, - удельного веса государственного сектора экономики в структуре ВВП. Уже в нач. 60-х годов в Италии существовало четыре государственные хозяйственные структуры, которые имели достаточно сложную систему подчинения:
государственные предприятия с бюджетами, являющийся частью государственного бюджета;
организации с самостоятельными бюджетами, действовавших в сфере услуг в т.ч. банковской и страховой отрасли;
муниципальные предприятия, в т.ч. банковские учреждения, которые были подчинены местным органам власти;
предприятия с государственной долевым участием, которые регулировались холдингами.
Такая система государственного предпринимательства была достаточно эффективной в послевоенный период и обеспечила стране быстрое развитие. Реализованные в 50-е годы меры по модернизации экономики и высокие темпы наращивания основных макроэкономических показателей вывели страну в число лидеров западного мира и уже в начале. 70-х годов доля Италии в производстве составляла 3,5%, а в экспорте 4,2% всего капиталистического мира. Правда некоторое замедление темпов экономического роста имело место в 60-е годы, однако это существенно не повлияло на занятые перед этим ведущие позиции в мировой економици.
За 1970-1971 гг в Италии началась довольно серьезный кризис, длившейся более двадцати месяцев, вследствие этого в стране произошло значительное сокращение производства, дефицитными оказались торговый и платежный балансы, увеличилась инфляция, возросла безработица и, как следствие, снизилась покупательная способность населения. Мероприятия Правительства середины семидесятых позволили в определенной степени исправить положение, однако проследить четкую тенденцию на рост, а тем более восстановить темпы 50-х - 60-х годов уже не представлялось возможным. Этот период, как правило, характеризуется колебаниями не только основных результатов производства, но и насущной необходимостью ухода от кейнсианской модели развития, или по крайней мере ее существенным оновленням.
Следует отметить, что период семидесятых годов характеризовался обострением противоречий в ЕС и возникновением так называемых «продуктовых войн» между основными товаропроизводителями продуктов питания. Италия, обладавшая относительно большую долю аграрного сектора в структуре ВВП существенно страдала от ошибок и просчетов тогдашней сельскохозяйственной политики "Общего рынка", что вызвало стихийные бунты фермерив.
Созданные в те времена государственные холдинги - ИРИ, ЭНИ (нефтегазовая промышленность) и ЕФИМ (машиностроение) были в целом достаточно большими со значительной концентрацией ресурсов, но в нач. 70-х годов оказались малоэффективными структурами том, что базировались на привлечении бюджетных ассигнований и дотаций в виде трансфертов и льгот, предоставляемых капиталоемким отраслям, малым и средним предприятиям, депрессивным регионам Юга и т.п., их общая сумма иногда превышала 6% произведенной добавленной стоимости. Убытки отдельных предприятий компенсировались за счет прибыли внутри холдинга. Немаловажным для функционирования этих «пирамид» было то, что государство контролировало их деятельность через участие своих представителей в административных советах финансовых и оперативных пидроздилив.
Начало 90-х годов оказался наиболее благоприятным для экономики страны, когда она не только достигла среднего уровня ВВП на душу населения по ЕС, но и превысила его. Так, в 1991 году этот индикатор составил уже 105,4%. Однако дальше начался этап (см. рис. 5.2) снижение темпов экономического роста, которые оказались меньше средних по Евросоюзу.

Переход от неокейнсианства к неолиберализму проходил в Италии в несколько этапов и должен прежде всего некоторую страновой специфики, которая проявлялась в том, что создатели реформ, ведущие итальянские экономисты были убеждены, что «книжное реформирования» национальной экономики через внедрение основных монетаристских концепций по американским рецептам невозможно, а абсолютизация теории рынка может скорее всего нанести вред реальному сектору национальной экономики. Однако, процесс отставание от стран-лидеров, неэффективность государственного сектора экономики привели к необходимости изменения методов и форм правительственного вмешательства. Условно это выглядело следующим образом:
I этап (70-е годы) - попытки пересмотреть промышленную политику страны, обусловленные ухудшением экономической ситуации в стране, энергетическим кризисом и другими проблемы, о которых говорилось выше, не носили системного характера, а лишь ориентировались на отраслевую трансформацию.
II этап (80-е годы) - характеризовался кризисом государственного регулирования, необходимостью уменьшения его роли, а также полномочий правительства по регулированию частного предпринимательства. В это время происходит обострение противостояния между профсоюзами и предпринимателями, которое привело к тому, что по требованию последних было отменено подвижную шкалу повышения заработной платы в зависимости от темпов инфляции. Это позволило уменьшить показатели обесценения национальной денежной единицы, однако радикально не решило все экономические проблемы. Имело место также быстрое наращивание внешнего долга страны, отток из страны инвестиций, ожидания неэффективными секторами национальной экономики дальнейших трансфертов от правительства, рост инфляционного разрыва между Италией и другими членами тогдашнего Европейского Союзу.
III этап (начался в 1992 году) и был ознаменован приходом к влади
команды Сильвио Берлускони с его фактически хрестоматийными для неолиберальной модели мерами макроэкономического регулирования, которые предусматривали проведение строгой бюджетной и монетарной политики правительства. Этим достаточно жестким действиям предшествовал финансовый кризис в стране, которая проявила себя в том, что уже в сентябре 1992 г. состоялась очередная девальвация итальянской лиры и выпадения ее с ЕBC (Единой Валютной Системы, куда страна вошла в 1979 году). Основными мерами оздоровления экономики были:
быстрая приватизация государственных предприятий прежде всего тех, которые были убыточными и получали трансфертные платежи со стороны правительства,
стимулирование привлечения инвестиций путем сокращения уровня налогообложения и введение налоговых льгот;
ограничение роста заработной платы из-за отмены индексации и установления зависимости заработной платы от производительности труда, что в итоге привело к сокращению уровня инфляции;
уменьшение бюджетного дефицита и государственного долга (частично на это пошли средства, полученные от приватизации) через строгий контроль доходов и расходов;
создание новых рабочих мест и поощрения предпринимателей, которые открывают новые вакансии;
ограничение социальных гарантий в т.ч. увеличение пенсионного возраста, сокращение перечня бесплатных медицинских услуг что надаються.
Если до начала осуществления системных реформ почти 50% ВВП перераспределялось через государственный бюджет, то уже в конце 90-х эта цифра уменьшилась до 35-40%%. Удалось стабилизировать лиру, уменьшить инфляцию, снизить торговый и платежный дефицит, в определенной степени обуздать разрастанию теневого сектора, объемы которого составляли в начале рассматриваемого периода - около 25% ВВП.
Негативными последствиями реформ было резкое расслоение населения страны и его маргинализация. Если в 1980 году в стране насчитывалось около 2 млн. человек, живших за чертой бедности, то уже в 1995-м их численность возросла до 7 млн. человек. Существенно возросла также географическая разница в получении доходов между Южной и Северной частями держави.
Вхождение Италии в Европейский валютный союз и введение безналичного (1999) и наличного евро (2002) также соответствовало целями итальянского правительства ориентированных на финансовую стабильность в своей стране и требовало соблюдения целого пакета монетарных требований, который предусматривал жесткий контроль за уровнем инфляции, государственным долгом, платежным дефицитом, то есть ограничивал (а в ряде случаев блокировал) классические подходы преодоления бюджетного дефицита. Таким образом, в этой средиземноморской стране процесс конвергенции с другими членами ЕС вступил необратимый характеру.
Итальянская модель развития должна рассматриваться прежде всего через призму в целом уникальной корпоративной структуры, главной чертой которой является высокая концентрация собственности в основном в руках «семейных кланов», на которые приходится около 60% стоимости ценных бумаг. Составной частью корпоративных структур являются финансово-промышленные группы, во главе которых стоит финансовый холдинг. Он связан с вертикальными цепочками управления независимыми фирмами, над которыми осуществляется контроль по принципу пирамиды, которой присущи несколько уровней. Диверсификация деятельности структурных элементов холдинга происходит через межгрупповое владения акциями в целом напоминает японскую модель. Усиливает корпоративную структуру итальянской экономики еще и то, что она имеет развитую систему договорных отношений между отдельными компаниями и наличие неформальных соглашений между ними, по мнению ряда исследователей охватывают 76% крупных и средних фирм и 73% общей численности работающих. Более 40% таких сделок включают специальный пункт о прямой запрет передачи основных прав власности.
Нередко вокруг одного из предприятий формируется сетевое окружение, которое строится на основах специализации и кооперирования мелких фирм, что приводит к формированию гибких кооперационных связей. Такая система отношений была причиной успеха многих итальянских фирм в 80-х - нач. 90-х рр.
В условиях усиления глобализации мирового хозяйства в конце 90-х гг в корпоративную структуру Италии все больше привлекались представители «новой экономики», что отражалось на уровне капитализации крупнейшей в стране миланской фондовой биржи, совокупный показатель которой вырос с 25% ВВП Италии в нач. 90-х годов до 69% в 2000-м году. Однако большая часть акций и других ценных бумаг все равно принадлежит индивидуальным владельцам, а ведущие корпорации включаются в процесс акционирования достаточно повильно.
Несмотря на все проведенные мероприятия по приватизации государственной собственности удельный вес этого сектора национальной экономики в Италии продолжает оставаться значительной и также рассматривается как важное дополнение к целостности корпоративной структуры. Нач. XXI в. ее доля составляла 19,4% добавленной стоимости, 23,6% инвестиций и 15% занятых (без аграрного сектора). По расчетам российских исследователей итальянской модели удельный вес госсектора Италии превышает аналогичный показатель во Франции, однако уступает Португалии и Греции, в целом достаточно адекватно отражает ее позиции в европейской економици.
Классическим примером сформулированного в свое время К. Марксом закона неравномерности развития капитализма всегда считалась региональная модель Италии, еще в XVIII-XIX вв. четко дистанциювала по уровню социально-экономического развития Юг и Север страны. Центральная же часть представляла собой точечные центры экономического роста в Риме и Неаполе при в целом «южном» характер хронической депрессивности и стала известной позже под названием «третья Италия». Во второй половине ХХ в. преодолеть такую ​​диспропорцию между двумя частями страны полностью не удалось. Остается достаточно высокой разница в уровнях безработицы (от 5% для Севера до 30% на Юге) уровень доходов работающих отличается в 2,5-3 раза, а по линии - Большой город на Севере - сельский район Юга в 4-5 раз. Принятые в ЕС уровне депрессивности о проценте ВВП на душу населения к среднему показателю в ЕС показали, что низкий его индикатор был присущ в 1998 г. Калабрии (60,7%, в 1988 г. - был 56,5), Кампании (64% ) и Пуглии (65,1%). Уровень безработицы в первом из этих регионов, по данным Евростата, в апреле 1999 года составил 28,7% (самый низкий показатель в ЕС-15) при том что его минимальный уровень приходился на регион Трентино-Алто Адиже - 3,9%. Большой поток миграции, прежде всего молодежи, всегда был проблемой для страны, однако разная ментальность «двух» итало нередко приводила к тому, что вскоре некоторые из выходцев из южной части страны, мигрировал на север и не смог там адаптироваться и вынужден был вернуться домой.
Политика местных автономий, основанная на европейской модели децентрализация управления приводила к быстрым изменениям в итальянской системе сложных отношений местных и центрального бюджета, это побудило правительство к проведению реформы национального и местного управления. Основными ее факторами были:
Переход конце 90-х годов к европейской модели измерения активности и депрессивности территорий и имплементации соответствующих инструментов и механизма регионального регулювання.
Реализация принципа комплиментарности в предоставлении грантов ЕС через систему структурных фондов Евросоюза, который предусматривал соучастие национального и местных фондов регионального развития в финансировании проектив.
Влияние европейского процесса децентрализации.
Формирование новых европейских социальных стандартов, вытекающих из «Социальной хартии», для выполнения которых у местных властей не хватало финансовых ресурсив.
Распространение идей «асистенциализму» на юге Италии, которые декларируют необходимость постоянного обеспечения богатыми регионами бедных через трансфертные платежи, дотации и субсидии.
В конце 90-х годов. быстрыми темпами в разных провинциях Италии росли новые инновационно-инвестиционные модели предпринимательства. Знаменитый исследователь М.Бест достаточно четко их классифицирует, выделяя при этом в «Третий Италии» центры коллективных услуг, консорциумы, промышленные парки, промышленные районы, кластеры. Предполагается, что стимулирование малого и среднего бизнеса в инновационной сфере по всей стране будет способствовать выравниванию макроэкономических показателей двух мегарегионив страны. Основными принципами такой политики региональной конвергенции стали заложенные в принятом на Берлинском саммите Европейского Совета «Повестке дня-2000» механизмы и инструменты выравнивания.

<- 5.6.1. Италия в системе международных экономических отношений 5.6.3. Отраслевая структура хозяйства Италии ->