Чужиков В. И.. Экономика зарубежных стран (2005)

5.7.2. Суть и основные особенности шведской модели

Во многом «скандинавская» модель экономического развития базируется на осмыслении «шведской» модели, которая была сформирована в конце 60-х годов. и имплементирована в соседние с этой страной государства, хотя и сохранили определенные социально-экономические различия, однако четко придерживались основных методологических постулатов, «шведского социалистического подхода» важнейшими из которых были:
реализации политики полной занятости;
выравнивание доходов населения за счет новой налоговой модели;
высокий удельный вес государственного сектора экономики, на тот период служил фактором национальной стабильности;
перераспределение бюджетных средств в пользу многочисленных социальных программ;
доступность социальных гарантий всем слоям населения (образование, здравоохранение);
усиленное влияние профсоюзов на все сферы общественно-экономической жизни краини.
За 60-70-х годов. доходы правительства Швеции росли опережающими этапами, что приводило к развертыванию все новых и новых социальных программ. Уровень безработицы был низким во всем западном мире и равнялся в этот период около 1%. По стоимости промышленной продукции на душу населения страна занимала первое место в Европе, а по темпам наращивания ВВП уступала только Японии.
Именно в этот период о шведский феномен экономического развития заговорили во всем мире, называя его «патриотизмом благополучия» или «моральным империализмом». Большое значение имело также пребывание у власти Социал-демократической рабочей партии, во всех программных целях которой преобладало лозунг социальной справедливости.
В рассматриваемый период в Швеции активно развивался процесс децентрализации системы производства, прежде всего проявился в том, что с одной стороны государство не вмешивалось в производственную деятельность фирм, а с другой - быстрый рост «экономических успехов» частного сектора и соответствующих поступлений налогов приводило к значительной концентрации бюджетных средств, перераспределялись в пользу населення.
Достаточно специфическим является регулирование отношений между трудом и капиталом, которое сохранилось и сейчас. Еще в 1938 году в городке Сальтшебадене было подписано соглашение между профсоюзами и предпринимателями, которая четко закрепила паритетные основы компромисса между первыми и вторыми. С течением времени «дух Сальтшебадене» превратился в довольно своеобразную философию, по которой оба участника прилагали немало усилий для сокращения разницы в доходах лиц с высокой и низкой зарплатами (в конце 80-х она была доведена до 15%, что стало негативным фактором нивелирования «денежной оценки »количества и качества труда, обесценивание намерений определенной части шведов по самосовершенствования).
При оценке специфики шведской модели чрезвычайно важным моментом является ее идентификация. Если в первые послевоенные годы пытались использовать основные арсеналы кейнсианской системы макроэкономического регулирования, то уже в начале. 50-х от них отказались прежде всего из-за того, что традиционная дилемма «или высокая инфляция и низкая безработица или наоборот» не имела в стране альтернативы через значительный недостаток трудовых ресурсов и жесткую позицию профсоюзов, которые умело манипулировали дефицитом трудовых ресурсов, возникший в стране. Неудачные попытки правительства по замораживанию зарплаты в 40-50-х годах привели ведущих экономистов к мысли, что такие кейнсианские методы малоэффективны, а иногда даже вредными для Швеции. Поэтому возникла новая система регулирования рынка труда известна под названием «модель Рена-Мейднера» по фамилиям известных шведских аналитиков, которым была поставлена ​​задача оптимизировать соответствующие отношения в экономике. Основными инструментами реализации было использование налоговых и денежных ограничений, которые сдерживали цены на достаточно низком уровне, что заставляло предпринимателей и профсоюзы отказаться от механизма инфляционного роста заработной платы. Мероприятия, которые поддерживали совокупный спрос оказались весьма эффективными и относительно выборочной поддержки депрессивных регионов (чуть позже Швеция вместе с Финляндией отстояла свое право на получение системной помощи из структурных фондов ЕС для территории, имеющие низкую плотность населения), некоторых значимых для экономики отраслей и тех социальных групп населения, пострадавших вследствие структурных изменений в экономике, которая была обусловлена ​​изменением мировой конъюнктуры на товары и услуги. Такие меры сделали рынок труда в стране достаточно гибким и должен ярко ориентировался на реальные социальные гарантии.
Мировой кризис 1974-1975 гг весьма болезненно отразилась на хозяйственном развитии Швеции, что привело сначала к замедлению темпов экономического роста, а затем и к их отрицательных показателей (так, в 1977 году ВВП страны уменьшился на 2,5% по отношению к предыдущего). Одновременно уменьшался также процесс обновления производственных фондов, а большая зарплата рабочих и служащих и значительные размеры налогов привели к оттоку капитала из страны. Так, за период 1975-1977 годов выпуск промышленной продукции сократился на 6%, а производственные мощности были загружены лишь на 75%.
Однако даже серьезные потрясения для шведской экономики не были причиной отказа от «модели Рена-Мейднера», которая применялась на всех фазах экономического циклу.
В 70-80-е годы активно шел процесс институциювання рынке труда, в результате чего появились Государственная администрация рынка труда, состоящая из Управления рынком труда и специальных комитетов - ленов, отвечающих за соответствующие биржи.
В 80-е, наиболее успешные для экономики страны годы, широкое распространение получила система социальных льгот, а именно - явления социализации экономики, которую со временем стали называть «шведский моделью социализма». Именно она во многом была показательна для двух тогдашних сверхдержав мира СССР и США. В этот период почти

<- 5.7.1. Особенности развития экономики скандинавских стран 5.8. Экономика новых стран- участниц ЕС ->