Лукьяненко Д.Г.. Экономическая интеграция и глобальные проблемы современности (2005)

3.2. Современные вызовы экономической глобализации

В качественно новых условиях экономического развития, когда беспрецедентными становятся масштабы и глубина микро-и макроинтеграции, определенным образом дискредитируются традиционные методологические подходы в исследовании интернационализации. Требуется выделение новых базовых понятий относительно объективности, субъективности и предмета анализу.
Исчерпывают себя и традиционные теории интернационализации, поскольку государства (национальные экономики) действительно теряют функцию основного структурного элемента мировой экономики. Сегодня можно говорить и о глобальной институциализации экономики, когда на равноправные и даже более значительные роли, чем традиционные субъекты международных экономических отношений (государства), претендуют не только ТНК, региональные межгосударственные интеграционные объединения, международные организации (МВФ, Всемирный банк, ВТО, МОТ), но и города - мировые финансово-информационные центры, практически экстерриториальные и функционально автономные (Нью-Йорк, Лондон, Токио, Франкфурт-на-Майне, Париж и др..) и отдельные индивиды - научные работники, университетские профессора, творческие личности, большие бизнесмени.
В наиболее широком понимании глобализации можно рассматривать как процесс, выводит международную экономику на высокий уровень развития с системной интернационализацией условий и сфер человеческой жизнедеятельности. Он включает в себя политические, экономические, социальные, экологические, научно-технологические и другие составляющие (рис. 3.6).
Экономическая глобализация находится в центре внимания лидеров, экономистов, бизнесменов как ведущих стран мира, так и в большинстве развивающихся стран и стран с переходными економиками.
Ученые развитых стран ориентированы преимущественно на обоснование интегрирующей роли западной рыночной модели, безальтернативно положительного влияния «вестернизации» на общецивилизационные процессы, т.е. очевидно одновекторной прагматизм, порожденный длительным лидерство в мировой экономике стран Заходу.
Исследование проявлений и тенденций глобализации значительно активизировалось в отечественной экономической мысли. Ведущими украинскими научными центрами - Институтом мировой экономики и международных отношений, Институтом экономического прогнозирования НАН Украины, Киевским национальным экономическим университетом, Киевским национальным университетом им. Тараса Шевченко и др.., Отдельными учеными предпринимаются попытки системной оценки политических, экономических, социальных, экологических и инфраструктурных предпосылок и составляющих глобализации, анализируются общецивилизационные, а также отдельные ее аспекты. Исследуются многоаспектные теоретические и прикладные проблемы позиционирования Украины в реальных на сегодня и будущих структурах мирохозяйственной системи.
Таким образом, в украинской экономической науке формируются школы экономической глобалистики, во многом самобытные и оригинальные. Для консолидации усилий отечественных и зарубежных исследователей в 1999 г. учеными Института Мировой экономики и международных отношений, Киевского национального экономического университета, других научных учреждений создан Международный институт глобалистики как нетрадиционный неформальный институт, действующий в системе НАН Украини.
Экономический глобализм, который возник на товарных рынках, вследствие сначала сбытовой, а затем производственной деятельности ТНК, в последние годы развивается преимущественно на финансово-инвестиционной основе. Этому способствовало много факторов, достаточно исследованных как западными, так и отечественными экономистами. Катализаторами этих процессов являются современные информационно-коммуникационные системы, обеспечивающие мгновение осуществления операций в любой точке свиту.
Естественной средой развития инвестиционного глобализма являются валютно-финансовые рынки - масштабные и одновременно мобильные, международно интегрированы во всех своих сегментах.
В межстрановом плане реализуются финансово-инвестиционные схемы, участниками которых являются практически все действующие лица рынка - физические лица, корпорации, правительства, международные организации. В результате не только существенно корректируется инвестиционная практика, но и определенным образом дискредитируется традиционная инвестиционная теория.
Одной из самых сложных современных проблем анализа инвестиционного глобализма является выявление его «продуктивных» и «непроизводительных» (спекулятивных) компонент. Новые инвестиционные инструменты, рождаясь сотнями и тысячами на мировых финансовых рынках, уже даже и в перспективе не имеют решения задач реальной экономики. Спекулятивные операции на международных финансово-инвестиционных рынках достигают 95% их общего количества, а ежедневные триллионные объемы спекуляций в десятки раз превышают стоимость международного товарооборота. Большая разрушительная сила заложена прежде всего в частном финансовом капитале, непомерно вырос, и в поисках прибыли свободно передвигается в глобальном пространстве. Оторванный от любых творческих задач, обслуживая и выращивая самого себя из самого себя (а в действительности обескровливая реальный сектор), этот капитал грозит глобальной дестабилизациею.
Присущие экономической глобализации неравномерность, асинхронность и диспропорциональность развития усиливаются все ощутимей кризисными явлениями и процесами.
Кризисные явления сопровождают всю историю человеческой цивилизации. Очевидно, это является проявлением дуалистической природы развития условий жизнедеятельности - политических, экономических, социальных и общецивилизационных. Поэтому и выделяют соответствующие кризиса, которые могут иметь закономерный или стихийный характер (рис. 3.7). Политические кризисы бывают милитарными или немилитарнимы, разновидностями социальных кризисов является техногенно-экологические и те, которые обусловлены сверхкритическим разрывом между «богатыми» и «бедными» и другие. В рыночно унифицированной мирохозяйственные системе наиболее ощутимыми для общества экономические кризисы: с одной стороны, промышленные и финансовые (валютные, банковские, долговые), а с другой - циклические, структурные, системни.
До последнего времени наиболее распространенными в рыночной экономике были промышленные экономические кризисы, тесно связаны с экономическими (деловыми) циклами развития - длинными и короткими, что подтверждалось практикой развития ведущих стран и экономической теорией. В условиях интернационализации, когда происходит переход от производственно-товарной к финансовой экспансии стран-лидеров с последующей передачей рычагов их влияния на мировой рынок и отдельные страны - международным финансовым организациям, наиболее существенное влияние на мирохозяйственные развитие вызывают кризиса финансовые. Их неоднозначные воздействия существенно усиливаются в условиях финансовой глобализации, а проблематика причин возникновения и развития финансовых кризисов, их мониторинга, прогнозирования с целью предотвращения, нейтрализации или минимизации негативных последствий является сегодня едва ли не найактуальнишою.
В течение последних 10-ти лет мировая экономика была поражена тремя финансовыми кризисами (1994 г. - Мексика, 1997 г. - Юго-Восточная Азия, 1998 г. - Россия), которые имели преимущественно национальные истоки, международные последствия и потенциально глобальный характер.Module . Во всех случаях главными стимулирующими элементами кризисных ситуаций были политика фиксированного валютного курса, чрезмерные объемы государственных краткосрочных заимствований, слабая финансовая система, дефицит государственного бюджета, позволяет определить эти факторы как главные предпосылки возникновения современных финансовых кризисов. Показательны и схожие характеры (логика) развития кризисных явлений и процесив.
Главными последствиями финансовых кризисов 1990-х гг следует, на наш взгляд, являются следующие:
для экономик, непосредственно пораженных кризисами: коллапс режимов фиксированных валютных курсов и переход к режимам свободного или управляемого плавания; банкротство институтов финансовой системы и нефинансовых корпораций; значительный рост объемов внешнего долга;
для экономик других стран, регионов мира и мировой экономики в целом: замедление темпов экономического роста и ухудшения базовых макроэкономических показателей вследствие ухудшения условий внешней торговли, падение цен на экспортные товары, рост конкуренции на их традиционных внешних рынках; значительное сокращение объемов внешних финансовых потоков в страны , которые развиваются, особенно долгового финансирования;
для международных финансовых организаций: осознание широкими правительственными, межправительственными и научными кругами необходимости реформирования международной финансовой архитектуры результате ее неспособности предотвращать возникновение финансовых кризисов и их распространения; понимание беспрецедентно непродуктивного и даже вредного для становления новых эффективных экономик использования огромных финансовых ресурсов, аккумулируемых в международных финансовых организациях и перераспределяются по традиционным схемам без учета новейших глобальных трансформаций.
Роль финансовой глобализации в возникновении и распространении кризисов заключается, прежде всего, в создании условий для их перерастания в кризисы глобального характера, что объясняется тенденцией либерализации финансовой сферы в развивающихся странах, в условиях постоянного роста международной мобильности капитала. Финансовая либерализация способствует постепенному исчезновению ограничений на международное движение капитала и на валютные операции, что, с одной стороны, открывает национальные экономики для международного капитала, а с другой - дает возможности для его быстрого извлечения из неи.
Другое проявление финансовой глобализации - распространение «кризисной инфекции» через переоценки инвесторами и кредиторами совокупной рискованности своих инвестиционных и кредитных портфелей вследствие потерь в пораженной кризисом стране с последующим изъятием наиболее рискованных активов в других экономиках, в частности в тех, которая тесно связаны со страной, которая поражена кризисом. Это связано как с изменениями фундаментальных экономических показателей в других странах мира вследствие воздействия на них локальных кризисных явлений, особенно существенным в пределах отдельных регионов с высокой степенью экономической интеграции, так и с инициированными финансовым кризисом изменениями рыночных ожиданий на других рынках в условиях информационной асимметричности и переоценкой существующей информации о состоянии и тенденциях их розвитку.
Следует особо отметить, что действие механизмов распространения финансовых кризисов напрямую зависит от степени интеграции национальных финансовых рынков в глобальный рынок капитала: чем больше ее уровень, тем более уязвимой к внешним кризисных шоков является национальная экономика. Напротив, страны с должным контролем за движением капитала и ограниченным доступом к международным финансовым рынкам являются неуязвимыми к эффектам финансовой кризисной инфекции.
Главными механизмами распространения финансовой кризисной инфекции является таки.
Во-первых, чрезмерные колебания конъюнктуры финансовых рынков, не связанные исключительно с изменениями макроэкономических показателей, могут создаваться совокупными действиями многих инвесторов, каждый из которых действует индивидуально рационально, что объясняется существованием проблем с ликвидностью и асимметричностью рыночной информации. Распространению финансовых кризисов способствует также защите институциональных инвесторов от возможных убытков путем продажи не тех финансовых активов, цены на которые уже упали вследствие непосредственного воздействия финансового кризиса, а тех, что еще имеют достаточно высокую цену. В связи с этим финансовые рынки других стран начинают соответствии коллапсировать, особенно на сегментах с интенсивными спекулятивными операциями, поддерживающих неоправданно высокие цены на определенные категории финансовых активов. В целом влияние информационной асимметричности на распространение финансовых кризисов заключается в ожидании инвесторами перерастания финансового кризиса в одной стране до финансовых кризисов в других с похожими экономическими характеристиками.
Во-вторых, финансовую панику среди инвесторов могут вызвать резкие изменения рыночных ожиданиях, что самореализуются на финансовых рынках в условиях множественной равновесия. В условиях существования очевидных негативных рыночных ожиданий для каждого отдельного инвестора понятно его следования действиям других инвесторов. Панику среди инвесторов вызывает то, что ограниченных валютных резервов страны может не хватить на удовлетворение требований каждого из них.
В-третьих, изменение поведения инвесторов после возникновения первичной (локальной) кризиса может обусловливаться изменениями в международной финансовой системе или в правилах игры на международных финансовых рынках. Типичным примером является ожидание того, что после кризиса в одной стране правительства других стран введут аналогичные меры по приостановке выплат иностранным частным кредиторам, а международные финансовые организации не осуществлять меры по рефинансированию боргив.
В-четвертых, серьезным поводом для сомнений инвесторов является деятельность МВФ как кредитора последней инстанции. Например, в 1998 г. объемы необходимого финансирования со стороны МВФ оказались такими, вызвавшие сомнения в их реального осуществления. То есть кризис ликвидности в одной стране может вызвать аналогичные кризисы в других странах вследствие понимания инвесторами проблематичности экстренного финансирования МВФ.
В-пятых, своеобразным механизмом распространения кризисной инфекции можно считать спекулятивные атаки на национальные валюты сначала стран, непосредственно пораженных кризисом, а затем и на валюты других стран региону.
В-шестых, возможно наиболее очевидной из «кризотворчои» точки зрения является деятельность так называемых «глобальных игроков» прежде всего транснациональных банков и институциональных инвесторов - резидентов развитых стран. Их инвестиционная поведение ориентирует всех других инвесторов, а роль в создании предпосылок финансовых кризисов является не только решающим, но и достаточно схематично определена: транснациональные банки путем осуществления спекулятивных валютных операций дестабилизируют валютные курсы, заставляя правительства стран привлекать внешние кредиты (здесь они выступают уже как кредиторы ) или с помощью высоких процентных ставок привлекать краткосрочные иностранные инвестиции (здесь они являются инвесторами) концентрация в руках значительной части национальных высоколиквидных активов или внешних долговых обязательств правительства или частного сектора сопровождается дальнейшим массовой продажей активов с конвертацией средств в иностранную валюту или прекращением долгового финансирования, стимулирует национальную валютную или долговой кризис. Имеет место лоббирование глобальными игроками целенаправленной политики международных финансовых организаций на либерализацию движения капитала в развивающихся странах, а конъюнктура мирового рынка находится под их фактическим контролем. Иными словами, современный период мирохозяйственного развития в целом и финансовой глобализации частности характеризуется глобальным экономическим прагматизмом в пользу корпораций и стран - мировых лидерив.
Финансовый кризис, как правило, начинается в той или иной развивающейся стране, вследствие действия внутренних и / или внешних факторов, которые обуславливают реальный или монетарный шок с последующей предпринимательской или спекулятивной эйфорией, беспокойством рынка, гонкой (рис. 3.8). Современные финансовые кризисы не являются первично международными и в случае успешной антикризисной политики государства в эффективном взаимодействии с международными финансовыми институтами на разных стадиях их протекания можно успокоить рынок, достичь стабилизации, решить финансовые кризисные проблемы, предотвратить дефолт тощо.
Однако развитие последнего финансового кризиса, в полной мере продемонстрировала разрушительный потенциал и механизмы передачи негативных воздействий глобального характера от группы азиатских стран в восточноевропейских, в частности России, показал, что вряд ли можно говорить об эффективной антикризисную политику отдельных государств и международных финансовых организаций. Национальные правительства и МВФ оказались не предотвратить и нейтрализовать их цепной развитие, в частности из-за отсутствия действующих регулятивных средств воздействия на потоки частного спекулятивного капитала. В период, когда уже вполне оказались негативные симптомы финансовой глобализации, кризисная «инфекция» была подавлена ​​бы благодаря ее «фрагментарности» и «избирательности», а не активизированным национальным иммунитетом и международными ликами.
В современных условиях кризиса уже не могут развиваться автономно, они взаимодействуют, производя синергический эффект. И если на национальном и международном уровнях синергия имеет преимущественно функциональную направленность (экономическая - политический кризисы, социальная - политический кризисы, банковская - долговая - системный финансовый кризисы и т.д.), то на уровне глобальном - она ​​получает качественно новые измерения в сложной системе «человек - природа - экономика - общество - цивилизация ». Иными словами, глобальный кризис может иметь политическую, экономические, экологические и другие предпосылки, но не может в силу своей природы быть функционально или географически детерминированной.

США.


<- 3.1. Глобальные проблемы развития 3.3. Становления экономического антиглобализма ->