Чухно. Основы экономической теории (2001)

8.4. Модели переходной экономики

Разнородность переходной экономики, когда сосуществуют и взаимодействуют элементы и связи старой и новой систем, огромная роль политики - все это приводит альтернативный, вариантный характер ее развития и открывает широкий выбор перспектив: от превращения в отсталую развивающуюся страну с ее зависимым, полуколониальным положением к пополнению новых индустриально развитых стран. Выбор зависит от соотношения общественно-политических сил, понимания государственным руководством особенностей переходного периода и умения и настойчивости в проведении политики. Сегодня уже есть ряд моделей становления рыночной экономики в зависимости от степени развития стран, в свою очередь, приводит разную степень регулируемости экономики, разные степени социализации и демократизации общественной життя.
Эта модель «рыночного социализма», которая применялась в свое время в Югославии и Венгрии, сейчас успешно используется в Китае и Вьетнаме; модель «бархатной революции» в Чехии и Словакии, модель «шоковой терапии» в Польше, странах СНГ. Если первая модель характеризуется постепенностью преобразований, ведущей ролью государственного руководства и управления всеми процессами, то модель «шоковой терапии» - попыткой быстро, к тому же административными методами, разрушить старую, командную систему и ввести рынок, рыночные отношения. Модель «бархатной революции» характеризуется не только постепенностью трансформации, но и «мягким», спокойным переходом от централизованного регулирования к рыночному механизму.
В условиях модели «рыночного социализма» преобладает собственность государства и корпораций. Она сочетается с мелкой частной собственностью. При применении модели «шоковой терапии» осуществляется ускоренная корпоратизация государственной собственности, причем нередко передачи ее в руки бывшей номенклатуры, которая сохранила административную власть. Модели «бархатной революции» свойственна значительно шире активность населения в преобразовании отношений собственности (например, ваучерная приватизация в Чехии и Словакии).
В области распределения и условий жизни модель «рыночного социализма» характеризуется сохранением государственного патернализма, за «шоковой терапии» рыночные реформы превращаются в самоцель и общество платит за это значительным ухудшением условий жизни, обнищанием широких слоев населения. «Бархатная революция» наиболее последовательно реализует принципы «социального рыночного хозяйства», что проявляется и в сравнительно меньшей глубине и остроте кризиса, а следовательно, и в сравнительно меньших спадах уровня життя.
И наконец, модели переходной экономики различаются по степени реализации цивилизационного процесса гуманизации и социализации экономики. В условиях «рыночного социализма» эта тенденция реализуется в извращенной патерналистской форме, «шоковая терапия» связана с ограблением населения и приходит в противоречие с цивилизационного тенденциями. И наоборот, в условиях «бархатной революции», хотя и там обнаруживаются корпоративно-капиталистические тенденции, в наибольшей степени реализуются общецивилизационные процессы гуманизации и социализации экономической життя.
Применение этих моделей на первых этапах переходного периода дало очень разные результаты. Китай, хоть и потратил немало времени, начиная с 1978 p., Но благодаря реформам вышел на путь быстрого экономического роста, решения неотложных проблем. К тому же модель «рыночного социализма» все больше дополняется государственно-корпоративными тенденциями, которые усиливают буржуазную трансформацию общества, существенное перераспределение власти и собственности от центральных государственных структур к получастных корпораций. Достаточно позитивные последствия реализации модели «бархатной революции». Она достаточно глубока по своему содержанию и обеспечивает наименее болезненные методы преобразований, которые не только трансформируют экономику и общество, но и обеспечивают гуманизацию и социализацию економики.
И наконец, о последствиях применения модели «шоковой терапии». Попытка быстрее и радикально реформировать общество привела к разрушению административно-командной системы планирования и управления, глубокого экономического кризиса - спада производства, гиперинфляции, обнищанию народа и т.п.. Однако и эта модель, как показывает опыт, дает достаточно разные последствия. Например, в Польше в условиях обострения ситуации она имела ряд положительных последствий, в том числе, как уже отмечалось, быстрый выход 3 кризиса. У нас же, как справедливо считают, «шок без терапии» на десятилетия отбросил экономику Украины назад, хотя она была вынуждена идти этим путем вслед за Россией. Ведь Украина уже после провозглашения независимости осталась в едином рублевом простори.
Сложная экономическая и политическая ситуация в Украине, что обусловлено глубокой и довольно продолжительным экономическим кризисом, развитием экономических реформ, обострила проблему: куда идти и какое общество строить?
Будет это демократический социализм, государственное управление и регулирование экономики, контроль за ценами и заработной платой, производством и распределением продукции на основе государственной и коллективной форм собственности на землю и средства производства или введение рыночной капиталистической экономики, основанной на частной собственности на землю и средства производства?
Заметим, что «демократический социализм» противопоставляется «рыночной капиталистической экономике», которая. по древним устоявшимися представлениями, не совместима с демократией, связана с жестокой эксплуатацией трудящихся. По категориям «капиталистическая экономика», «капиталистическое общество» скрывается очень разное содержание. Ведь современное общество - это качественно новое общество сравнению даже с половиной XX в. Поэтому некорректно выглядит попытка пугать людей капитализмом, который когда-то существовал, и одновременно замалчивать реальные и очевидные изменения направленности, которые состоялись и происходят в развитых странах в наше час.
При этом заученно утверждается, что социализм - общественная собственность, капитализм - частная. Однако мы теперь уже хорошо знаем, что в развитых странах наряду с частной собственностью существует и государственная, и кооперативная, даже народная коллективная собственность. К тому же наш собственный опыт показывает, что в условиях общественной собственности в бывшем Союзе ССР уровень эксплуатации был значительно выше, а уровень жизни значительно ниже, чем в развитых странах мира. Поэтому попытка доказать, что якобы общественная собственность - благо, а частная - беда, противоречит историческим реалиям.
Нельзя согласиться также с тем, что лишь социализма свойственны государственное управление и регулирование экономикой, контроль за ценами и заработной платой, производством и распределением продукции. Действительно, в условиях, когда государство владело более 90 процентами средств производства, она была не только единым экономическим центром огромного государства, но и главным хозяйствующим субъектом, а единый государственный директивный народнохозяйственный план был главным средством управления экономикой. Из центра решались все или почти все проблемы, и труд десятков миллионов людей подчинялась выполнению плана. Это сковывало инициативу, предприимчивость людей. Трудовой коллектив не мог быть самостоятельным хозяином, распоряжаться ни средствами производства, ни произведенной продукцией (все это было государственным, как и само предприятие). Подрывались стимулы к труду, что лишало трудовые коллективы материальной заинтересованности в результатах труда. Вполне оправдано такая экономика получила название командно-административнои.
К тому же рыночная экономика также использует рычаги государственного управления и регулирования. В странах рыночной экономики применяется и планирования, но не директивное, а индикативное, программирование и прогнозирование развития экономики. Франция в послевоенный период применяла метод планирования, очень похож на планирование в бывшем СССР. А потом вынуждена была перейти к индикативного планирования. Со вступлением в систему европейской экономики она перешла к стратегическому планированию, которое призвано обосновать пути развития страны, приоритет технологий. Следовательно, рыночные свойственно не жесткое директивное, а более гибкое индикативное, стратегическое планирование, не определение килограммов или тонн производства той или иной продукции, а обоснование путей развития страны на основе научно-технического прогресса. Бесспорно, это более высокий и действенный тип государственного управления и регулювання.
Или взять «контроль за ценами и зарплатой». Действительно в бывшем Союзе ССР этот контроль был, но он был жесткий и административный: низкие цены - низкая зарплата. В развитых странах установлены минимальные почасовые ставки оплаты. В США, например, она составляет 5 дол.
Чрезмерное огосударствление экономики, отчуждение человека от средств производства и результатов труда определили недостаточную эффективность централизованно-плановой экономики, ее отставание от развитых стран. Несмотря на то, что неоднократно провозглашались лозунги «догнать и перегнать», разрыв в уровнях экономики бывшего Союза ССР и развитых стран оставался великим.
По уровню производства ВВП на душу населения бывший СССР более чем в 10 раз отставал от развитых стран. А Украина еще больше. Несмотря на громкие заявления о больших успехах в развитии экономики, они отставали даже от латиноамериканских краин.
Единая общегосударственная собственность, централизованное директивное планирование, несовершенная структура и высокий монополизм - все это привело к глубокому кризису советской экономики, которая проявилась еще в 80-х годах, когда рост производства прекратилось. А вследствие непродуманной антиалкогольной кампании бывший Союз ССР потерял 60 млрд. руб., Образовался дефицит государственного бюджета. Глубокий «застой», как мягко называли кризис, поставил бывший СССР в тяжелое положение. Единственным спасением был экспорт нефти и газа, а также вооружений, другого сырья, что давало свободно конвертируемую валюту. Однако в условиях кризиса она использовалась для закупки не технологий, а товаров широкого потребления. Вполне понятно, что «проедание» богатств не могло продолжаться нескинченно.
И наконец, провозглашалось, что в отличие от капиталистического общества в социалистическом производство подчиняется народному потреблению. Сегодня всем понятно, что это догмы, которые не имеют ничего общего с реальностью. Так, очень важным показателем жизненного уровня населения страны есть доля фонда заработной платы и личного потребления в национальном доходе. Статистическое исследование по более 120-летний период в промышленности развитых стран свидетельствует, что этот показатель составляет 60-80 процентов. В России в 1908 г. он равнялся 54,8 процента; в бывшем СССР в 1928 г. - 58,1 и в 1988 г. - 40,1 процента. Этот показатель был в 1,5-2 раза ниже, чем в развитых странах и, что особенно обидно, почти в 1,5 раза ниже уровня, который был до революции и накануне индустриализации и коллективизации. Такое занижение доли оплаты труда во вновь созданном продукте свидетельствует об огромной эксплуатацию труда и низкий уровень жизни людей. Рассчитанное по методике сравнений, разработанной американскими учеными с применением так называемых международных долларов, в 1985 г. личное потребление на душу населения в США составляло 8542 долл. в год, в Швейцарии - 6998, Франции - 6509, ФРГ - 5819, Японии - 4909, а в бывшем СССР - 2189 дол., то есть 25,8 процента от уровня США. Кстати, по этому показателю бывший Союз ССР занимал 77 место среди стран мира. Как убедительно свидетельствуют цифры, жизненный уровень в бывшем СССР значительно уступал развитым странам. Сегодня ситуация погиршилася.
Итак, нельзя не учитывать закономерности общественного прогресса и «зацикливаться» на «измах». Формационный подход, который сыграл и сейчас может играть определенную роль, нельзя абсолютизировать. Как уже отмечалось, переход к постиндустриальному обществу много значил в развитии общества. Вместо однозначности форм собственности утверждается многообразие этих форм, возрастает роль общечеловеческих ценностей. Развитые страны все больше «уходят» от классического капитализма, постепенно, но неуклонно формируется новое общество. В связи с этим традиционная альтернатива «капитализм или социализм» не может выражать стратегии реформирования украинской экономики. Только движение вперед по пути общественно-экономического прогресса может вывести Украину на новые ступени экономики и жизни народа. И с этой точки зрения две принципиально важные модели переходного периоду.
Первая модель-это путь классического капитализма, который медленно и болезненно эволюционирует к его развитых форм. При этом неизбежно преобразования основной массы людей в наемных рабочих, высокая степень эксплуатации их с использованием элементов внеэкономического принуждения к труду, медленное развитие социального партнерства и гуманизации труда, что характерно для развитых стран. Однако степень развития этих форм зависит от организации и способности наемных работников в борьбе за экономические и политические права. Совершенно очевидно, что это опять же движение не вперед, не в сторону социально-экономического прогресса, а назад. 1 если эта модель все же характеризуется, то лишь для того, чтобы предотвратить развитие по этому шляхом.
Вторая модель - это путь социально-экономического прогресса, которому развитые страны переходят к постиндустриальному обществу. Это модель движения к социализированной экономики характеризуется широким применением форм собственности, которые превращают работника на совладельца, участвующего в распоряжении средствами производства и результатами труда (коллективная и кооперативная собственность, народные предприятия в пределах государственной собственности и собственности общественных организаций) и присвоении их . Для этой модели характерно широкое использование и развитие отношений самоуправления, повышение роли производителя, реализация наделе стратегии социального партнерства, общецивилизационных тенденций гуманизации труда, социализации экономики, подъема благосостояния народу.
Сложность этого пути для Украины заключается в том, что она находится на индустриальной стадии. Поэтому состояние экономики и благосостояния населения развитых стран - это лишь цель, стратегические цели развития нашей страны.

<- 8.3. Характер переходной экономики 8.5. Этапы и сроки переходного периода ->