Чухно. Основы экономической теории (2001)

23.4. Глобализация торговли и финансов

Глобализация экономики, переход от модели массового производства, присущего эпохе нефти и автомобиля, в модели гибких сетей, присущие эре информационных технологий, привели фундаментальные сдвиги в пространственной конфигурации процесса накопления капитала. В 70-х годах доминирующей тенденцией в движении капитала была передислокация этого процесса из развитых стран в развивающиеся страны, в 80-е годы - рецентрализации капитала в странах и регионах с высоким уровнем доходив.
Повышение географической мобильности капитала и приобретения им многовекторной направленности сегодня является следствием существенных изменений в организации процесса производства и распределения. По мнению некоторых ученых, это свидетельствует о «исторический переход» от фордизма и кейнсианства к новому режиму накопления капитала, который получил название «гибкого накопления» и предопределяет новые изменения в экономических и политических отношениях между трудом, капиталом и державою.
По мнению американского исследователя Д. Харви, между финансовой и государственной властями при капитализме всегда существовал хрупкий баланс, но распад фордизма-кейнсианства очевидно означает сдвиг власти в сторону финансового капитала по национальной государства. Он считает, что этот сдвиг, в свою очередь, привело к появлению новых финансовых инструментов и рынков, объединенных со сложными системами координации финансовой деятельности в глобальном масштабе. По его мнению, фундаментальная трансформация финансовых рынков в 70-80-х годах стала главной чертой становления нового режима «гибкого накопления капитала».
Форсированное развитие глобализации в последние десятилетия обусловило кардинальные изменения не только в производстве, но и в торговле товарами и услугами, в финансовой сфере. В начале XXI в. темпы глобализации торговли и капитала опережают темпы глобализации производства. Глобальные финансовые потоки потеряли органическую связь с потоками реальных ресурсов и долгосрочных производственных инвестиций, все больше приобретают спекулятивный характер. Во многих западных индустриально развитых странах движение частных инвестиций превосходит резервные фонды центральных банков, а финансовые потоки в десятки раз превышают сделки, связанные с экспортом товаров и услуг. Глобализация финансовых рынков непосредственно влияет на равновесие платежных балансов и фиксацию валютных курсив.
В поисках прибыли ТИК и международные банки с неизвестным ранее легкостью приходят в те или иные страны или на те или иные финансовые рынки и с такой же легкостью покидают их. В этих условиях «нации-государства» становится все труднее проводить независимую экономическую политику, если она противоречат интересам глобального финансового капитала. Вследствие этого термин «глобализация» во многих странах и регионах часто трактуется сегодня как переход к установлению новой геофинансовои системи.
Особую роль в ускорении глобализации экономики играет расширение масштабов и географической мобильности торговли и прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Изменения в этой сфере мирохозяйственных связей составляют сердцевину современной экономической глобализации. В 1998 г. мировой объем накопленных ПИИ превысил 4 трлн., Экспорт товаров и услуг составил 7 трлн., Продажа зарубежных филиалов достиг 11 трлн. В погоне за максимальными прибылями в рамках нового режима «гибкого накопления капитала» на смену относительно изолированным МНК прошлых времен на Мировой рынок вышли более интегрированные ТНК.
На рубеже XX-XXI вв. ТНК стали одним из главных факторов беспрецедентного уровня интернационализации глобализированной мировой экономики. Перемещение производства за границу приводит к увеличению товаропотоков. С каждым годом все большая часть не только инвестиций, но и торговых и финансовых потоков направляется в мировую экономику ТНК. В этом контексте, как отмечает Дж. Гибсон-Грэхем, в современной западной политэкономии ТНК рассматриваются как «один из важнейших агентов глобализации отчасти потому, что они обеспечивают институциональную структуру для быстрой мобильности капитала во всех его формах». Расширение географии деятельности ТНК стало прямым результатом либерализации инвестиционных рынков как в одностороннем порядке, так и на двусторонней основи.
Прошедшее десятилетие называют «звездным» часом либерализации, которая заключается в сокращении ограничений на пути международной торговли и международных финансовых операций, стимулировании и защите иностранных инвестиций. В 1990 - 1998 pp. десятки стран внесли 895 изменений в свою инвестиционную политику, 843 из которых (94 процента) направлены на создание более благоприятного климата для ПИИ. Кроме того, на конец 1998 г. в глобализированной мировой экономике действовало 1726 двусторонних инвестиционных соглашений. Подавляющее большинство из них - 1340 сделок (78 процентов) - заключено в течение последнего десятириччя.
Увеличение количества двусторонних инвестиционных соглашений сопровождается привлечением к этому процессу и развитых стран, традиционно экспортируют капитал, и развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Наибольшая доля таких сделок заключается между развитыми странами. Например, в 1998 г. между ними заключен 39 процентов таких соглашений, между развитыми и развивающимися странами, - 2, между развитыми странами и странами Центральной и Восточной Европы - 7, между странами, и к развивающимся - 36, между странами развивающимися странами и странами Центральной и Восточной Европы - 13, между странами Центральной и Восточной Европы - 2 видсотки.
Вследствие асимметричности инвестиционных рынков на долю богатейших 20 процентов населения мира, живущих в странах с высоким доходом, в конце 90-х годов пришлось 68 процентов мировых ЧП, а беднейшие слои населения мира в странах с низким доходом - только 1 процент мировых ШИ.
Неравномерное распределение ПН в мировой экономике прослеживается не только между богатыми и бедными странами, но и в третьем мире. Перевалено большинство инвестиционных потоков из года в год идет примерно до 12 развивающихся стран. Это Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили, КНР, Гонконг (Китай), Малайзия, Республика Корея, Сингапур, китайская провинция Тайвань, Таиланд и в определенной степени Индонезия. Эти государства и территории получают 80 процентов притока ПИИ и 90 процентов портфельных инвестиций, адресованных третьим свиту.
Колоссальный разрыв в суммах полученных ПИИ характерен и для бывших социалистических стран. В 1989-1998 pp. суммарный приток ПИИ на душу населения на постсоциалистическом пространстве, например, составил: Венгрия - 1652 долл., Чехия - 968, Эстония - 947, Латвия - 634, Украина - 54 долл. США. Эти показатели свидетельствуют о том, что в условиях режима «гибкого накопления капитала» развитые страны направляют инвестиции не туда, где они больше всего нужны, а туда, где есть благоприятные условия для капиталовложений, они быстро приносят наибольшие прибыли, где есть соответствующие инфраструктуры и дефицитные ресурси.
Распространено сравнение экономической глобализации с приточной волной, которая способствует достижению берега экономического расцвета и большим, и малым лодкам, не выдерживает критики при столкновении с действительностью. Это заставляет многие страны третьего мира и бывших социалистических стран продолжать жить в условиях замкнутой экономики, полагаться на собственные силы в решении задач модернизации, искать выход из кризисной ситуации на пути регионализации, а не глобализации экономической дияльности.
В начале XXI в. регионализация стала спутником глобализации экономической деятельности и развивается в рамках так называемой «малой глобализации» - территориально-экономических объединений относительно небольших групп стран на основе взаимной либерализации торговли, движения капитала и рабочей силы. Одним из старейших представителей интеграционной группировки такого типа является Европейский Союз (ЕС).
В современном мире насчитывается десятки таких объединений. К ним относятся такие известные крупные международные региональные организации, как АСЕАН или НАФТА, так и меньшие экономические и таможенные союзы, «общие рынки» и зоны свободной торговли. С одной стороны, регионализация способствует развитию интеграционных процессов, с другой - создает дополнительные барьеры на пути глобализации и приводит к усилению противоречий и конкуренции между различными экономическими объединениями.
Важной составляющей глобализации экономической деятельности также либерализация торговли. Она расширилась после создания в 1995 г. Всемирной торговой организации (ВТО), которая провозгласила своей целью содействие интеграции всех стран в многостороннюю систему регулирования мировой торговли. Для решения этой задачи ВТО сосредотачивает усилия на преодолении препятствий международного оборота товаров и услуг. Последнее время ВТО одобрила ряд новых соглашений, направленных на либерализацию рынков телекоммуникаций и финансовых услуг, стремится упорядочить международные правила конкуренции и процедуру решения суперечок.
Однако деятельность ВТО за прошедшие годы не оправдала возложенных на нее надежд, прежде всего в установлении новых, более справедливых «правил игры» в современной торговли, отмечается значительной асимметрией. Сегодня на богатую прослойку населения мира в странах с высоким доходом приходится 82 процента мирового экспорта, бедные в странах с низким доходом - только 1 процент. Для достижения большей справедливости, по оценкам критиков ВТО, надо соединить мобильность товаров и капитала из развитых стран в третий мир с мобильностью рабочей силы и обеспечением доступа развивающихся стран, к высоким технологий.
В экономической литературе иногда утверждается, что технологические изменения сделали глобализацию возможной, а либерализация торговли, рост вывоза капитала, повышение роли ТНК в обеспечении их мобильности сделали глобализацию реальной. Действительно, вследствие многосторонних переговоров средние тарифы на импорт промышленных изделий в развивающихся странах, должны снизиться с 34 процентов в 1984-1987 pp. до 14 процентов ближайшее время. С 1970 г. по 1990 г. количество стран, которые отменили валютный контроль над импортом товаров и услуг, выросла с 35 до 137.
В связи с этим британский исследователь Н. Миддлтон делает вывод, что глобализация состоит из двух элементов - ликвидации протекционизма всех видов и уменьшению правил, контролирующих движение инвестиционного капитала. Такого же мнения, но несколько с других позиций, придерживается его соотечественник Д. Вудворт. По его мнению, глобализация состоит из свободных рынков, инвестиционных потоков, торговли и информации. Во многих случаях причиной проведения политики дерегулирования и либерализации стало осуществление мероприятий по стабилизации и перестройки экономики, которые были взяты на вооружение во многих странах в результате кризиса внешней задолженности в 80-х годах часто после «выкручивания рук» внешними кредиторами.
Анализ мобильности капитала в условиях расширения транспарентности экономики не дает оснований говорить о революционных изменениях во внешней торговле и экспорте капитала. Безусловно, объемы последних существенно увеличились в абсолютных цифрах после второй мировой войны, но доля их в ВВП стран-экспортеров приблизилась к уровня 1913 г. недавно. Развитые страны мира вышли на уровень товарного экспорта 1913 только после значительного повышения цен на нефть в 1974 г. Доля внешней торговли в ВВП многих государств Латинской Америки, Азии и Австралии до сих пор не достигла того уровня, который они преодолели почти 100 лет назад и имели накануне первой мировой войны. Мировые финансовые потоки также выросли до уровня, достигнутого до начала первой мировой войны, только на рубеже XXI ст.
Вывоз долгосрочного капитала из развитых стран (в процентах от их ВВП) в XX в. характеризуется такой динамикой, проценты: 1913 г. - С, 1929 г. - 1, начало 60-х годов - 0,6-1,1,1984 г. - 2, 1989-1991 pp. - 3,3. Подобная тенденция характерна и для достижения прежнего уровня П1И в мировом хозяйстве. Совокупный объем ПИИ в процентах к валового мирового продукта составил: 1913 г. - 9; 1960 г. - 4,4; 1975 г. - 4,5; 1985 г. - 6,4; 1991 г. - 8.5; 1994 - 9,4. Именно поэтому либерализация и дерегулирование рынков товаров и капитала способствовали интенсификации торговли и финансовых потоков в конце XX в. и тем самым развитию экономической глобализации, а не наоборот, как утверждают некоторые исследователи этого явища.
Итак, коренные изменения в сфере производства, обращения и финансов убедительно свидетельствуют о распространении и углубления глобализации экономической деятельности в современном мире на микро-и макроэкономическом уровнях. Глобализация является объективным, но достаточно сложным, комплексным и противоречивым явлением, которое одновременно способствует и укреплению сотрудничества и усилению конкуренции. Поэтому она формируется и развивается под влиянием взаимодействия и конфронтации различных экономических, политических и социальных интересов и сил.
Характерной особенностью современного этапа экономической глобализации является то, что страны, находящиеся на разных уровнях экономического развития, находятся и на разных ступенях включения в глобализационные процессы, а более 50 наименее развитых стран практически находятся вне глобальных изменений. Глобализация экономики в том виде, как она осуществляется в современном мире, имеет как конструктивный, так и деструктивный характер, как позитивные, так и негативные последствия.

<- 23.3. Глобализация: от фордизма к постфордизму 23.5. Глобальное неравенство : причины , последствия и выводы ->