Воробьев. Экономическая теория (2003)

1.2. Развитие экономической теории

Классическая школа Вскоре, однако, выяснилось, что взгляды меркантилистов во многом наивные, не способны дать полного и адекватного представления о функционировании экономической системы. Более глубокий анализ начинается классической экономической школой, сложившейся в XVIII - нач. XIX в. (Зачатки еще в XVII в.) В Западной Европе. Представители классической экономической школы исходили из того, что в экономике действует некоторое естественный порядок, стихийно устанавливаемый с неотвратимостью законов природы независимо от воли и желания экономических субъектов. Естественный порядок наилучшим обеспечивает достижение общественного и личного благосостояния. Любое вмешательство в экономическую жизнь регулирующего начала (государства) должно сводиться к минимуму, уступив место свободному проявлению внутренних экономических потенций. Механизмом реализации естественного порядка является взаимодействие интересов хозяйствующих субъектов. Каждый индивидуум («человек») работает на свой личный интерес, но при столкновении с интересами других индивидов происходит их гармонизация, и экономические действия направляются в русло оптимальных решений, даже если изначально такие цели никто не ставил. Такой механизм действует лишь в обществе, где каждый занимает особое место в системе разделения труда и для удовлетворения разнообразных потребностей отмечает необходимость в тесных экономических связях с другими. Системой связей становится товарный обмен. Принцип взаимодействия в обществе один из выдающихся представителей классической школы Адам Смит сформировал так: «Дайте мне то, что мне нужно, и вы получите от меня, в чем чувствуете потребность вы сами».
Движимая эгоистическими мотивами, заботясь о хозяйственные интересы, каждый человек постоянно выбирает наиболее выгодный вариант решения, обеспечивает материальное благополучие. При этом она вынуждена учитывать интересы и стремления своих партнеров и контрагентов по торговым сделкам. Адам Смит подчеркивает, что человек невидимой рукой направляется к цели, которая совсем не входила в его намерения. Заботясь о своих собственных интересах, она часто более действенным способом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится это сделать. Такой механизм представляется почти идеальным, так как позволяет сбалансировать и гармонизировать интересы участников экономического процесса. Если сделка состоялась, то и продавец, и покупатель удовлетворили свои потребности. Тем самым классическая экономическая школа поставила одну из фундаментальных экономических проблем - проблему равновесия системы, а в лице одного из ранних своих представителей Франсуа Кене предложила модель такого равновесия. Если же общество цементируется связями в процессе обмена, то возникает вопрос: что лежит в основе обмениваемости? Адам Смит, вслед за многими предшественниками (Уильям Петти, Пьер Буагильбер, Бенджамин Франклин и др.). Выдвигает положение о том, что в основе обмена товарами лежит труд, затрачиваемое на их производство, которая образует стоимость. Составляя договор, люди по сути обмениваются сгустками труда, причем каждый должен получить от другого за свой товар равноценную воплощенную в нем количество труда, т.е. обмен должен быть эквивалентным. В ходе такого обмена осуществляется и распределение созданного богатства. Каждый получает эквивалентную его трудовым затратам долю и поэтому все заинтересованы в росте общественного богатства, так как увеличивают тем самым свой собственный доход. Экономический мир Адама Смита полон оптимизма: богатство общества растет, так как в этом заинтересованы все участники производства и обмена, а вместе с ним растет и богатство каждого. Серьезная несправедливость здесь также не может иметь места, поскольку эквивалентность обмена исключает возможность одного воспользоваться большим количеством труда, затраченного иншим.
И все же нарушение эквивалентности очевидны. Когда владелец средств производства нанимает рабочего, он покупает его способность к труду, оплачивая ее заработной платой. Если бы происходил обмен эквивалентов, как требует рыночный механизм, то не было бы прибыли. Но тогда нет смысла организовывать предприятие. Если же имеет место прибыль, а это очевидно, то тогда нарушается принцип эквивалентности. Адам Смит так и не смог объяснить такой парадокс и попытался обойти его. Вопрос о конечной основу обмена он подменил вопросом о том, из чего складываются цены. Составные элементы цены - издержки производства и прибыль - он предложил считать стоимостью товара. Такой выход из положения, однако, не устроил Давида Рикардо, ближайшего последователя Адама Смита. Его интересует количественное выражение стоимости, чтобы можно было достоверно оценивать эквивалентность обмена, а поэтому нужен и единственный измеритель, что поддается учету. Таким измерителем он считает только труд и твердо придерживается концепции трудовой теории стоимости. * Столкнувшись со случаями нарушения эквивалентности и пытаясь найти им объяснение, он приходит к выводу, что главная проблема в экономике - не создание стоимости (богатства), а ее распределение. Получатели доходов фактически делят тот же пирог, и доля каждого может изменяться только за счет других: уменьшение зарплаты ведет к увеличению прибыли, а рента может расти лишь за счет доходов предпринимателей. Здесь заложены источники всевозможных конфликтов, и система становится крайне неустойчивой. И все-таки рыночный механизм, по убеждению Давида Рикардо, способен, в конечном итоге обеспечить равновесие и торжество природного порядку.
В начале XIX века безграничную веру в возможности системы удержаться в равновесном состоянии с особой четкостью отразил французский экономист Жан Батист Сэй. В сформулированном им законе рынков утверждается, что предложение товаров всегда порождает соответствующий спрос. Разница может быть только по отдельным товарам или в отдельных регионах, но в целом спрос и предложение всегда балансируются с помощью цен, если они совершенно свободно складываются на ринку.
Критика классической школи
Такой оптимистический взгляд разделялся далеко не всеми. Одним из пессимистов стал английский экономист Томас Мальтус. Разделяя многие положения классической экономической школы, он заметил и ряд противоречий системы и выразил сомнение в ее способности автоматически достигать равновесия. Томас Мальтус считал, во-первых, что системе приходится сталкиваться с естественным и непреодолимым законом народонаселения, который порождает несоответствие между ростом населения и ростом средств существования и тем нарушает стабильность системы. Во-вторых, предложение не порождает спрос автоматически. Спрос имеет тенденцию постоянно отставать, а рабочие на свою зарплату могут реализовать только часть продукции. Владельцы капитала предъявляют спрос на остальную часть, которая соответствует их затратам, а часть, что обеспечивает получение прибыли, не находит реализации. Чтобы ее реализовать, необходимы «третьи лица» - землевладельцы, духовенство, армия, челядь и т.п., т.е. непроизводительные потребители. их доходы могут обеспечить спрос, но если их не хватает, проблема реализации обостряется, возможен кризис. Подобных взглядов на проблему равновесия придерживался и швейцарский экономист Сисмонди где Сисмонди, правда, с несколько других позиций: как «третьи лица» у него выступали мелкие товаропроизводители (крестьяне, ремесленники).
Таким образом, в классической школе по вопросу о функционировании экономической системы наметились два подхода: с одной стороны, оптимисты, считавшие систему в принципе уравновешенным за счет автоматического саморегулирования, и, с другой - пессимисты, что видели несовершенство системы и считали возможным нарушение равновесия и ее кризис. В марксистской и буржуазной экономической теории существует различное понимание классической экономической школы. Карл Маркс под классической политической экономией понимал те теории, которые исследовали внутренние, причинно-следственные зависимости буржуазных отношений производства. Описание внешних, поверхностных зависимостей, переводит экономический анализ в плоскость исследования функционального механизма хозяйствования, систематизацию и классификацию представлений субъектов рыночных отношений об их собственной деятельности, после того как уже выяснены внутренние взаимосвязи, Карл Маркс относил к вульгарной политической экономии (от vulgaris - упрощенный).
В современной экономической литературе классическая экономическая школа рассматривается шире. Она охватывает всех экономистов, стоящих на позициях экономического либерализма, автоматического регулирования хозяйственных, процессов природными экономическими законами, а Томас Мальтус, Жан Батист Сей ​​рассматриваются как представители классической экономической школы, тогда как, по Марксу, они являются представителями вульгарной политической економии.
Во второй половине XIX в. классическая экономическая школа стала подвергаться все более серьезной критике. Критика шла по трем главным направлениям: с точки зрения метода, с точки зрения национальной идеи и с точки зрения социальных последствий экономического развития. Классики рассматривали экономические явления как постоянные и универсальные, подчинены естественным и вечным законам, одинаково действуют во все времена и у всех народов. Такой антиисторизм вызвал протест, поскольку было замечено, что экономические формы изменчивы. Они развиваются во времени, рождаясь, созревая и умирая, уступая место другим формам. Именно в это время с такой идеей относительности и подвижности экономических явлений выступила историческая школа, возникшая в Германии. Она сосредоточила внимание на изучении исторической эволюции социальных институтов, считая, что их подробное описание и даст возможность понять, как функционирует экономическая система, которая трансформируется в зависимости от этапа исторического розвитку.
Классики были не только универсалист, но и космополиты. Они рассматривали мир как некое коммерческое сообщество, абстрагируясь от национальных особенностей тех или иных обществ. Национальные границы рассматривались лишь как явления политические, не имеют никакого экономического значения. Обмен между нациями происходит абсолютно свободно, исходя из принципа экономической целесообразности. С критикой такого подхода выступили протекционисты, которые указывали, что он отражает интересы экономически развитых наций, таких, как Великобритания, а интересы молодых и пока слабых наций требуют покровительства и отказ от принципа свободы торговли. Наиболее заметными оппонентами классиков стали американцы Уильям Гамильтон, Чарльз Генри Кэри и немецкий экономист Фридрих Лист.
Наконец, третье направление критики классической экономической школы исходил из того, что описываемая ею идеальная экономическая система в действительности порождает потрясающую неравенство в распределении благ и дифференциацию общества на богатых и бедных. Причину такого явления некоторые мыслители видели в индивидуализации интересов на основе частной собственности и их столкновении в процессе свободной конкуренции, разоряет одних и обогащает других. Если сделать собственность общей, а труд коллективной, считали они, то будет устранена основная причина, порождающая неравенство, с появится возможность заранее согласовать свои действия и регулировать экономические процессы в интересах всего общества и каждого его члена. Такова суть социалистической идеи.
Возникнув довольно давно, социалистическая идея набирала различных форм: идеализации общественных укладов прошлого («реакционный», «мелкобуржуазный» социализм), религиозного сектантства («мистический» социализм и др..). Но наиболее завершенных очертания социалистическая идея приобрела в первой половине XIX в., Когда возник и сформировался такой вид, как утопический социализм. Изложена в работах Анри Сен-Симона, Шарля Фурье, Роберта Оуэна теория социализма составляла воображаемую модель идеального общества, лишенного тех отрицательных черт, которые присущи реальному миру. Экономическая характеристика нового общества была разработана довольно слабо, так как основной акцент делался на стремлении к справедливости и равенства как нормы жизни. Однако отдельными чертами экономики социалистического общества выступали, во-первых, отсутствие частной собственности и общее владение средствами и результатами производства, во-вторых, всеобщность и коллективность труда, в-третьих, планомерная организация труда, производства и управления ими из единого центра, во- В-четвертых, непосредственно общественная форма экономической связи, минуя товарно-денежные отношения; в-пятых, уравнительное распределение через общественные фонды и общественные склады. Идея, хоть во многом и привлекательная, но не достаточно обоснована экономически, не выдерживала серьезной критики.
Экономическое учение Карла Маркса
Более фундаментальное обоснование социалистической идеи связано с марксизмом. Учение Карла Маркса включало три основных элемента: философию, которая основывается на материалистической диалектике как методе познания и материалистическом понимании истории как принципе анализа общественных процессов; экономическую теорию, которая раскрывает закономерности развития экономики, основанной на частной собственности и товарной форме экономической связи, и неизбежность его гибели; учение о социализме как о закономерный результат исторического развития капитализма, содержащего прогностические представления о пост-капиталистическое общество и перспективы его дальнейшего продвижения к «царству свободы».
Экономическое учение Карла Маркса основывалось на том, что производительные силы, которые имеет общество, прогрессируя в развитии, приобретают все более общественный характер, т.е. могут рационально использоваться только при коллективных форм организации труда и производства. Такой процесс обобществления все ощутимее приходит в противоречие с частной формой присвоения условий и результатов производства. Эта основное противоречие проявляется прежде всего как антагонизм основных классов общества - капиталистов и наемных рабочих. их отношения складываются на основе существующей в обществе общей формы экономической связи - товарного обмена. Продавая капиталисту свою рабочую силу и получая в обмен стоимостной эквивалент - заработную плату, рабочий создает своим трудом стоимость большую, чем та, которая воплощена в стоимости его рабочей силы. Такую дополнительную стоимость бесплатно присваивает собственник средств производства, использующего ее частично на личное потребление, частично - на расширение производства, в котором воспроизводятся в расширенном виде и отношения эксплуатации. Такой процесс, постоянно повторяясь, имеет следствием результат двоякого рода: во-первых, происходит поляризация социальных сил, концентрируя богатство на одном полюсе и нищету на другом, во-вторых, в процессе накопления относительно снижается доля капитала, затрачиваемого на рабочую силу и является источником прибавочной стоимости, что, в свою очередь, порождает тенденцию к снижению нормы прибыли. Оба последствия отражают историческую ограниченность капиталистического способа производства, порождают социальные и экономические конфликты, неизбежно ведущие к социальной революции, которая открывает путь к социалистическому способу организации производства и розподилу.
Учение Карла Маркса, получив достаточно широкое распространение, не оставалось, однако, целостным и неизменным в трактовке его последователями. В интерпретации марксизма сложилось два основных направления: реформистский и радикальный. Первый, сохраняя приверженность социалистической идее и разделяя ряд теоретических позиций, выдвинутых Марксом, однако, не соглашался с некоторыми его выводами, считая необходимым корректировать его теорию согласно изменчивости ситуаций в развитии самого капитализма, а главное, движение к социализму видел в постепенной, эволюционной трансформации капиталистических отношений и институтов. Второй настаивал на незыблемости основных постулатов марксистской теории и магистральный путь ее практического воплощения видел в революционном разрушении капиталистических порядков и насаждении новых, социалистических. Наиболее полно и последовательно такую ​​позицию отразил в своих работах Владимир Ильич Ленин. Отправляясь »от положений Карла Маркса о том, что капитализм погибнет, развив до предела имманентные ему противоречия, Ленин попытался доказать, что этот строй, вступив в фазу империализма, раз и созрел для социалистической революции. Более того, такая революция из-за особенностей империалистической стадии развития стала возможной в одной, отдельно взятой краини.
Возглавив революцию в России и взяв власть, Ленин и возглавляемая им партия большевиков столкнулись с проблемой не только разрушение старой системы, но и необходимостью создания новой, об экономике которой у них были только общие и не всегда ясны уявлення.
На протяжении более 70 лет в СССР, а затем и в других странах проводились эксперименты по созданию социалистического общества на основе тех принципов, которые, как считалось, разработаны Карлом Марксом. Возникла довольно большое количество литературы, в которой делались попытки теоретически осмыслить происходящее. Система взглядов в сфере экономических проблем получила название политической экономии социализму.
Итогом многолетнего эксперимента стал глубокий кризис построенной системы и теоретических представлений о принципах и методах ее функционирования.

<- 1.1. Зарождение экономических знаний 1.3. Современные экономические течения ->