Беляев А.А. , Дыба М.И.. Система экономических законов и категорий (2005)

1. Фундаментальная основа экономической науки

Первой школой в экономической теории, представила экономическую действительность через систему взаимосвязанных законов и категорий, была классическая школа, основанная А. Смитом и Д. Рикардо, которые сделали политическую экономию популярной наукою.
Процессы, происходящие в экономике, «классики» представили в сплошном, наиболее обобщенном виде как сферу взаимосвязанных законов и категорий, как логически стройную систему отношений.
Классики показали, что источником богатства является не внешняя торговля (меркантилисты), не природа как таковая (физиократы), а сфера производства, трудовая деятельность в ее разнообразных формах. Трудовая теория ценности (не опровергая начисто полезность продукта) послужила одним из исходных положений политической економии.
Основатели первой, действительно научной школы постарались ответить на вопрос: «Что является мерилом труда?» Был продемонстрирован взаимосвязь основных факторов производства; обозначенные проблемы, которые не укладывались в строгие рамки классической теории.
От поиска внешних сил или обращения к «разуму» властных структур классики вернули анализ в сферу выявления внутренних причин, лежащих в основе функционирования рыночной экономики. Дело не просто в многоплановости аналитических заключений классиков, а в их логичности и последовательности. Положения и выводы, к которым пришли А. Смит и Д. Рикардо, получили более полное и детальное раскрытие в трудах последователей и опонентив.
Классическая школа - не просто совокупность принципов и постулатов. Подобная оценка школы носила бы слишком общий, во многом формальный характер. Классическая теория - это строительные леса и, вместе с тем, фундаментальная основа науки, открытая для развития и углубления, уточнения и расширения тематики, совершенствования методологии, обоснования нового виведення.
К общим признакам классической политической экономии можно отнести:
Во-первых, неприятие протекционизма в экономической политике государства и преимущественный анализ проблем сферы производства в отрыве от сферы обращения, выработка и применение прогрессивных методологических приемов исследования, включая причинно-следственные (дедуктивные и индуктивные), а также логическую абстракцию. В частности, ссылка на «законы производства», наблюдаемых снимает любые сомнения по поводу того, что полученные с помощью логической абстракции и дедукции прогнозы следовало бы подвергнуть опытной проверке. В результате свойственное классикам сопоставление сфер производства и обращения стало причиной недооценки закономерной взаимосвязи хозяйствующих субъектов этих сфер, обратного влияния на сферу производства денежных, кредитных и финансовых факторов и других элементов сферы обигу.
Во-вторых, опираясь на казуальный анализ, расчеты средних и суммарных величин экономических показателей, классики (в отличие от меркантилистов) пытались выявить механизм формирования стоимости товаров и колебания уровня цен на рынке не в связи с «естественной природой» денег и их количеством в стране, а в связи с издержками производства или, по другой трактовкой, количеством затраченного труда.
В-третьих, категория «стоимость» признавалась авторами классической школы единственной начальной категорией экономического анализа, от которой, как на схеме генеалогического древа, ответвляются (вырастают) другие, производные по своей сути, категории.
В-четвертых, исследуя проблематику экономического роста и повышения благосостояния народа, классики не просто выходили (опять в отличие от меркантилистов) из принципа достижения активного торгового баланса (положительного сальдо), а пытались обосновать динамизм и равновесие состояния экономики страны. Однако при этом, как известно, они «обходились» без серьезного математического анализа и применения методов математического моделирования экономических проблем, что позволяло выбрать наилучший (альтернативный) вариант из определенного числа состояний хозяйственной ситуации. Более того, классическая школа считала достижения равновесия в экономике автоматически возможным, разделяя «закон рынков» Ж. Б. Сея.
Наконец, в-пятых, деньги, издавна и традиционно считались искусственным изобретением людей, в период классической политической экономии были признаны товаром, выделившийся в товарном мире стихийно и который нельзя «отменить» никакими соглашениями между людьми. Единственным среди классиков, кто требовал отмены денег, был П. Буагильбер. В то же время многие авторы классической школы вплоть до середины XIX в. не придавали должного значения разнообразным функциям денег, выделяя в основном одну функцию средства обращения, т.е. трактуя денежный товар как вещь, как техническое средство, удобное для обмена. Недооценка других функций денег была обусловлена ​​упомянутым непониманием обратного влияния на сферу производства денежно-кредитных чинникив.
Если исключить классовые идеологизированные тенденции и сосредоточиться на констатации единых для «классической школы» теоретико-методологических позициях, то ее общие признаки и отличительные от меркантилизма черты можно представить следующим чином.
Следующей экономической школой, которая рассматривала экономику как взаимосвязанную систему категорий и законов, была марксистская. Исходные положения Маркса концепции заключаются в том, что способ производства материальных благ определяет процесс социального, духовного и политического развития. Основой существования и развития общества является материальное производство и те изменения, которые обусловлены изменениями в сфере производства, прогрессом производительных сил.
Формы производства имеют свою специфику, свою внутреннюю логику. С развитием производства создаются новые общественные отношения. Совокупность производственных отношений и материальный базис определяют формы сознания, юридическую и политическую надстройку общества. Право, политика и религия руководствуются базисом; взаимосвязь между двумя сторонами общественного организма чрезвычайно сложный, многогранный и противоречивый. Экономика отнюдь не является единственным определяющим чинником.
Действующие в обществе социологические законы выражают принцип соответствия между производительными силами и производственными отношениями, а также между идеологической и политической надстройкой и базисом. Закон соответствия между уровнем развития производства и формой организации общества позволяет выяснить, почему происходят изменения в общественных отношениях. Производственные отношения становятся тормозом развития производительных сил. Они должны уступить место и, согласно диалектикой общественного процесса, должны быть изменены революционным шляхом.
Теоретическая концепция, представленная и конкретизирована Марксом, выглядит весьма логично. Ее влияния испытали много экономистов, историков, в том числе известные представители теоретической мысли Заходу.
Научное наследие, оставленное Марксом, прочитывается по-разному и остается предметом дискуссий, обсуждений и споров, которые не прекращаются. Одни пытаются опровергнуть ее, другие отстаивают справедливость, а порой и незыблемость его основных положений и выводов. Встречается и более объективная, взвешенная оценка Маркса наследия - стремление уточнить и переосмыслить идеи, содержащиеся в его трудах, с позиций возникающих изменений.
Было бы бесполезным занятием «отвергать» или, наоборот, «реабилитировать» учение великого немецкого экономиста, социолога и философа, бесспорный вклад которого в развитие теории общественного развития и общественной практики признают его откровенные и ожесточенные противники.
Так, Р. Хейлбронер и ладьей подчеркивали, что Маркс был, безусловно, гением, человеком, изменившим характер нашего мышления об обществе (во всех аспектах: как в историческом и социологическом, так и экономическом) так же радикально, как Платон изменил характер мышления философского, а Фрейд - психологического. Сегодня немного экономистов проделывают всю необъятную массу работ Маркса, но, так или иначе, влияние его учения коснулся большинства из нас, даже если мы не осознаем этого. Марксу мы обязаны фундаментальной идеей о том, что капитализм - это система, которая вышла из конкретного исторического прошлого, которая развивается, медленно и неравномерно двигаясь к другой системи.
Маркс считал, что предметом его исследования является капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена.
Пересказать содержание «Капитала» практически невозможно - это десятки разделов, более трех тысяч страниц далеко непростого, емкого текста. Второй и третий тома при жизни Маркса не были завершены. Рукопись расшифровал и отредактировал Энгельс, ограничившись самыми необходимыми и незначительное исправлениями и доповненнями.
Структура «Капитала» в целом соответствует методу движения от абстрактного к конкретному, которого придерживается К. Маркс. Основную цель исследования Маркс видел в выяснении тех законов, которым подчиняется возникновение, существование, развитие и распад социально-экономического организма рассматривается автором.
Первый том («Процесс производства капитала») можно рассматривать как самостоятельный (по значимости) произведение. В нем исследуется процесс производства, существующий сам по себе, независимо от условий свободной конкуренции и без учета внешних воздействий. Анализ системы экономических отношений начинается не с богатства как очень общей категории, присущей капиталистической форме хозяйства, а с товара как «элементарной клеточки» капиталистического производства. В товаре в зачаточной форме заложены все противоречия исследуемой системы. Маркс трактует стоимость как основу цены; добавленную стоимость - как основу прибыли, стоимость рабочей силы - как основу заработной платы. Вводятся понятия постоянного и переменного капитала, рассматриваются исторические формы стоимости. Отдельные разделы, посвященные процессу капиталистического накопления, выясняют влияние капитала и его рост на положение рабочего класу.
Во втором томе («Процесс обращения капитала») анализируется движение капитала, его оборот и кругооборот, сначала на микроуровне, а затем на макроуровне. Предлагается схема простого и расширенного воспроизводства, анализируются условия и пропорции обмена общественным продуктом между двумя подразделениями: производством средств производства и производством предметов споживання.
Задачами третьего тома («Процесс капиталистического производства в целом») было найти и описать те конкретные формы, которые возникают в процессе движения капитала, рассматриваемой как целое. Имеются в виду те конкретные формы капиталистических отношений, в которых они «выступают на поверхности общества» вследствие взаимодействия и конкуренции капиталов. Третий том содержит анализ процесса распределения прибавочной стоимости, ее превращенных форм - прибыли, процента, торговой прибыли, земельной ренты. Показан механизм трансформации стоимости товара в цену виробництва.
Четвертый том («Теории прибавочной стоимости») занимает особое место, в нем рассматривается история экономических концепций, приведены их критический огляд.
В капиталистическом обществе равновесные капиталы приносят равновесные прибыли; цены формируются в соответствии с размерами капитальных затрат и средней прибыли. Если товары продаются по ценам производства, то тем самым сохраняется действие закона стоимости в несколько измененном виде и «снимается» противоречие, которую не смог исследовать Д. Рикардо.
Бесспорно, интерес к теории и работ Маркса не исчезает. Почти каждый, кто знакомится с «Капиталом», поражает глубина обобщений, логическая строгость аргументации, удивительная способность проникать в суть процессов, таящиеся за их внешней оболочкой.

<- ТЕМА 1. ЕДИНСТВО И РАЗНООБРАЗИЕ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ 2. Основные принципы неоклассической теории ->