Беляев А.А. , Дыба М.И.. Система экономических законов и категорий (2005)

3. Современная методология экономических исследований

Конце XIX в. появилась альтернатива неоклассической теории - теория институционализма, основа которой - работы Т. Веблена. Автор считал, что задача экономистов состоит в изучении норм, обычаев, а также их эволюции для объяснения решений, принимаемых экономические субъекты в разное время и при разных обстоятельствах. В обычном понимании институциональная теория - это теория экономических институтов (по Д. Нортом - это правила игры в обществе или созданные людьми ограничения, определяющие взаимосвязь между людьми). Институты образуют структуру общества (политическую, экономическую, общественную) с адекватными ей отношениями. Различают как формальные (законы, права собственности), так и неформальные (например, обычаи, традиции и т.д.) институти.
Концепция институтов является методологической основой институционализма для объяснения двух главных проблем: экономической власти и контроля над економикою.
Новая институциональная теория отличается от неоклассической следующими положениями:
институционалисти для оценки поведения экономических агентов и размещения ресурсов уделяют внимание институтам, объясняя их формирование на основе модели рационального выбора;
институты как набор правил и норм не определяют в целом поведение человека, но ограничивают выбор альтернатив, из которых агент может выбирать согласно своей критериальной функции; в отличие от неоклассиков, институты рассматриваются не только как технологические образования, но и как структуры, упорядочивающих взаимоотношения между людьми
институциональные альтернативы сравниваются друг с другом, а не только с идеальными положениями вещей;
исповедуется более широкий подход к определению ситуации выбора, что позволяет преодолеть жесткие ограничения метода сравнительной статики;
реализуется принцип методологического индивидуализма. Институционализм позволяет глубже осознать необходимость и направления трансформационных преобразований в постсоциалистических странах. Так, совсем недавно считали, что для создания эффективной рыночной экономики достаточно изменить систему контроля, адекватную административно-командной системе, ввести удачные меры по либерализации и стабилизации, приватизировать значительную долю госимущества. Но проблема оказалась намного сложнее. Не удалось, в частности в Украине, создать новый каркас (многочисленные институты), который обеспечил бы надежность и устойчивость системы. Речь идет, прежде всего, об институтах собственности (в том числе частной), о правовых регулирующие институты, обеспечивающие разграничение имущественной ответственности (кодексы, законы), институты, обеспечивающие ответственность за собственность других лиц (нормы бухучета, банковское регулирование и регулирование рынка ценных бумаг). Именно здесь определяется доминирующая роль и стратегическая важность институционального аспекта трансформации.
Большинство недостатков в рыночных преобразованиях объясняется непониманием роли государства в создании и защите институтов рынка, в результате чего вакуум заполняется псевдорыночных структурами, имитирующие инфраструктуру рынка или подменяют функции государственных органов. Важность институционального аспекта определяется и тем, что деятельность государства в современных условиях учитывает не только экономический аспект, но и общность морально-этических норм, энергичность нации, вытекает из традиций и привычек общества. Здесь выходим из положения, что традиции, с одной стороны, консервируют отсталость, но, с другой, способствуют обновлению общества, его адаптации к социальным изменениям, социальной стабильности.
Вышеупомянутое требует таких институциональных изменений, при которых появляются структуры более динамичные, чем государственные. К ним, в частности, относятся так называемые «комьюнити» - посреднические органы между индивидуумами и государством. Эти саморегулируемые «ячейки» является альтернативой как жесткой силе централизованного государства, так и превращению экономики в стихийную рыночную систему. В трансформационный период особенно важно учитывать главное положение идеологии комунитаристив, в соответствии с которым моральные ценности могут «работать», то есть обеспечивать взаимодействие функции принуждения со стимулирующим функцией только тогда, когда люди доверяют власти, уверены в справедливости существующего строя, а не просто вынуждены подчиняться . Важно заметить, что объединение людей для достижения общих целей строятся как на основе законно-договорных отношений, так и за счет личностно-экономического интереса, но наиболее эффективными являются те, которые объединены одними и теми же ценностями как основой для морального консенсуса между людьми и стержнем взаимной довири.
Основой трансформационной деятельности государства является совершенствование личности, однако за счет адекватного развития социальных групп. Именно на этой основе возможно создание и регулирование государственной системы поощрений, социальной ответственности капитализации трансформационной економики.
Институциональная направленность комунитаристив определяется отрицанием самодостаточности экономических законов для хозяйственного развития. Решающее значение для них имеют факторы, находящиеся за пределами экономики (морально-этические). Причем, двигателем выступают не материальные стимулы, а попытка самовиразиты личность в труде, проявление сущностных сил людини.
Ошибочность современной экономической науки комунитаристы видят в отсутствии ее тесной связи с экологией. Они считают, что:
главный показатель экономического роста производительности труда отражает только положительную сторону новых технологий, которые обеспечивают его роста;
валовой внутренний продукт не свидетельствует о реальном состоянии экономики, поскольку не учитывает небрежное отношение к природным ресурсам, ибо любое их использование увеличивает его (статистику интересует только количественный прирост ВВП)
расходы на борьбу с загрязнением окружающей среды учитываются в бюджете как составляющая роста ВВП; ни один из экономических показателей не учитывает затраты, связанные с потреблением (например, озоновые дыры)
ускоренное накопление информации приводит к загрязнению окружающей среды (за счет новейших информационных технологий), а главное, негативно отражается на психике и деятельности людей (исчезает их непосредственное общение друг с другом и окружающим миром).
Отсюда вытекают не менее двух выводы. Во-первых, современный научно-технический прогресс меняет саму институциональную модель общественного развития. Институциональная структура современного общества состоит из шести элементов: экономические предприятия, социальный комплекс, научные учреждения, предприятия по производству общественных благ, добровольные организации и домашние хозяйства. Университеты, исследовательские центры, академические институты, где теоретические знания создаются, проверяются и кодифицируются, становятся главными институтами в отличие от индустриального общества, где ключевым институтом была фирма с ее ведущей ролью в организации массового производства материальных благ. Научные же заведения превращаются в центральный институт постиндустриального общества с ведущей ролью источника инноваций и знаний. И если человеческие и материальные ресурсы индустриального общества сконцентрированы вокруг источника энергии, то в постиндустриальном обществе их накопления будет обусловлено наличием научных закладив.
Во-вторых, деекономизация общества приводит к тому, что традиционные макроэкономические показатели теряют свою значимость в силу снятия стоимостных отношений на микроуровне. Если для оценки ведущего критерия - «уровень жизни» - было достаточно количественных показателей системы национальных счетов в абсолютном выражении или на душу населения, то с переходом к постиндустриальному развития возникает необходимость в характеристике «удовлетворенности» людей не только материальными, но и нематериальными условиями, которая может быть только качественной. Следовательно, изменяется оценка «качества жизни», включающий и такие показатели, как возможность самообразования, развитие способностей и сохранения физического и духовного здоровья в условиях свободы и справедливости, состояние окружающей среды и тому подобное. Не случайно сегодня идет практическая проработка системы социальных счетов, предусматривающие морально-этические ценности институциональной структуры суспильства.
Для Украины это важно, потому что даже незначительные прогрессивные изменения в морально-этической ориентации общества будут не тормозить, а способствовать экономическому прогресови.
Чрезвычайным в изучении институциональной теории является понимание места, которое занимает в ней идеология. Заметим также, что эта проблема актуальна и для связи идеологии с другими теориями и направлениями экономической мысли. Экономическая наука, учитывая многочисленные направления, течения, школы, не может быть «чистой», свободной от идеологической определенности. Попытки представить такой, в частности «экономикс», не подтверждено и не доведено.
Идеология представляет собой систему взглядов и утверждений относительно общественного устройства и, в первую очередь, экономических видений, которые соответствуют определенной социальной группе (классу, казням и т.п.). Идеология объясняет и реально обеспечивает определенные интересы (в первую очередь экономические) данной системы, а также служит критерием мышления и поведения секторов (субъектов) в институциональной структури.
Т. Мюрдаль однозначно считает, что идеологические элементы институциональной структуры невозможно изъять из анализа, «изъять» (устранить) идеологию от науки - означает завуалировать имеющиеся ценностные критерии.
Институциональная теория базируется на изучении проблем многообразия и плюрализма интересов, и позволяет выводить ее из анализа экономического развития. Последнее, в свою очередь, характеризуется следующими моментами, как экономический рост и экономическое пидйом.
Экономический рост - это увеличение количества ценностей, имеющихся в распоряжении общества. Экономическое развитие означает появление новых ценностей или новых способов увеличения производства ценностей-инноваций. С этой точки зрения институциональный подход выступает синонимом эволюционной экономической теории, теории экономического развития. Эволюционная экономическая теория, как считает В.Маевский, рассматривает экономическое развитие как необратимый процесс наращивания сложности, многообразия и продуктивности производства за счет периодически повторяющейся смены технологий, видов продукции, организаций и институтов (правил поведения за Д. Нортом).
Содержательная сторона эволюционной теории наглядно раскрывается в сравнении некоторых ее ключевых положений с адекватными положениями ортодоксальной (неоклассической) теории:
если для неоклассиков все экономические субъекты однородны, то для эволюционистов они однозначно неоднородны. Так, за И. Шумпетером (одним из видных представителей эволюционистской теории) все субъекты различаются как новаторы, проектируют, разрабатывают и внедряют новые технологии и продукты, создают новые или модернизируют старые фирмы, и как консерваторы, действующих в рамках традиционных, старых подходов;
неоклассики в качестве идеального рынка рассматривают модель совершенной конкуренции. Эволюционисты же рассматривают рынок иначе: во-первых, новаторы в течение определенного времени оказываются монополистами на рынке, на который они вышли со своими нововведениями, во-вторых, центром конкуренции выступает борьба новаторов и консерваторов за рынки сбыта и ресурсов, в-третьих, новаторы заинтересованы увеличить прибыль, консерваторы же со своими критериями выживания на рынке стараются не столько его увеличить, сколько сохранить;
для неоклассиков предыдущий путь развития (предыстория) не имеет значения, для эволюционистов он играет существенную роль;
для неоклассиков одним из главных мотивов поведения является стремление достичь равновесия между спросом и предложением. Для эволюционистов же неравновесие одно из главных условий розвитку.
В наиболее общем смысле различие эволюционистской теории от неоклассической заключается в том, что она формируется на изучении особенностей технологически прогрессирующей економики.
Значение эволюционистской теории для экономической практики заключается в том, что она систематизирует результаты прикладного эволюционистского анализа проблем роста, занятости, инноваций, инвестиций, а потому служит методологической базой (основой).
Качественные изменения, происходящие в экономических системах, адекватно отражаются в теориях, в том числе в эволюционистской, что и обусловило ее другое название - экономическая синергетика. Главное ее отличие от всех других теорий в том, что последние выстраивают методологические основы на причинно-следственных связях, в то время как синергетика выстраивает их на взаимодействии. По Г. Хакеном синергетика - это учение о взаимодействии. Она предполагает возведение сложной ситуации в упрощенной. Л. Евстигнеев и Р. Евстигнеев отмечают, что синергетика исследует систему такой, какая она есть, и раскрывает ее эволюцию на основе принципов самоорганизации и предусматривает образование трансформационного потенциала внутри самой системы, в процессе взаимодействия ее элементов. При этом важно обратить внимание на два обстоятельства: взаимодействие может противопоставляться причинности в сложных системах (например, рыночная макроэкономика), а также то, что взаимодействие не исключает причинности абсолютно.
Вышеуказанные исследователи считают, что в рамках линейной науки невозможно совместить общие положения, претендующие на роль научной парадигмы с непосредственным воплощением их в экономической и социальной практике. Так, например, до сих пор никак не сочетаются два направления экономического анализа: общая экономическая теория и институционализм. Выход видится в синергетике как целостной системе, что создает трансформационный потенциал углубления системной эволюции. Экономическая наука способна была развиваться на основе двух параллельных направлений: общей экономической теории и институционализма до тех пор, пока оценивалось историческое прошлое, анализ же трансформационной экономики предусматривает учет реалий и более четкое прогнозирование майбутнього.
Синергетика объединяет спонтанное и осознанное, будто накладывая на экономику механизм формирования общественного сознания, тем самым устраняя ограничения проблемы «субъективно-объективное». Взаимодействие, обеспечивает развитие и становление, - важный принцип синергетики. Другим принципом, что играет существенную роль в методологии этой науки, является типологизация систем. Для экономической синергетики существенное значение имеют следующие моменты типологизации:
должна существовать система прямых и обратных связей. Она находится в основе возникновения диссинации (зарождение новых сложных структур), появления энтропии (деградация структур, отмирание)
выявление уровней и темпов энтропии. Например, возможно выделение уровня системной энтропийности или потеря системного единства рынка;
проявление самоорганизации в пределах системной эволюции;
формирование экономической системы с разнокачественных критериям, не сводимые друг к одного.
Экономическая синергетика должна объяснять как построена экономика, целью конструирования является обеспечение накопления социальной энергии, преобразования вместе с возможными вариантами, а также с одномоментным созданием адекватных механизмов самоорганизации.
Трансформационный экономику с позиций синергетики следует считать и анализировать как «ядро» исторического развития, в котором формируются условия перехода к более высокому уровню развития, которые определяются в экономике ступенями ее осложнения, а в обществе - ростом степени свободы и стабильности.
В самом общем смысле методология - средство, которым устанавливаются отношения между теорией и реальностью. Она влияет на выбор вопросов, которые должна решать теория, на их иерархию, интерпретацию решений, которые предлагаются, охватывает принципы, регулярно применяются при формулировании и обосновании экономических теорий.
Таким образом, можно сказать, что методология определяет предмет и объект анализа, цели и способ построения теории, интерпретации ее выводов и, что считается особенно важным, - критерии, согласно которым теория оценивается. Наконец, методология или то, что обычно относится к предмету методологических споров, часто затрагивает и более широкий круг вопросов: соотношение между наукой, этикой и идеологией, роль языка, теории, ценностей, убеждений и ин.
Интерес к перечисленных проблем определен стремлением осознать значение, задачи и пределы применения той или иной теории, в частности, понять, насколько она адекватна практической задачей, насколько общий характер имеют ее исходные положения и выводы, которыми являются общефилософские и этические предпосылки, часто скрытые за рассуждениями и т. ин.
История экономической науки пронизана методологическими спорами, которые в одни периоды затихали, а в других - вспыхивали с особой силой.

<- 2. Основные принципы неоклассической теории ТЕМА 2. СИСТЕМА ЭКОНОМИЧЕСКИХ категорий и ФАКТЫ КАК ОБьЕКТЕКОНОМИЧНИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ->