Беляев А.А.. Экономическая политика (2004)

1. Возрастание роли институциональных факторов экономического развития.

Реалии социально-экономической жизни человечества свидетельствуют о том, что на рубеже XXI века начался перелом, качественный скачок в общественных отношениях, связан с осознанием новой парадигмы общественного прогресса - развития человека, личности со всем богатством ее способностей и потребностей. Экономического человека в этом смысле изменяет человек социальная. Постиндустриальное общество снимает с нее доминирующую в эту роль - быть фактором производства. Человек, по выражению К.Маркса, выходит из процесса производства, "становится над ним", его контролером и регулятором. В связи с этим объективно усиливается роль пост-экономических, а точнее, над-экономических факторов экономического развития - таких как духовных, нравственных, социокультурных, которые в свою очередь изменяют содержание и направление экономической политики. Ориентация на удовлетворение потребностей человека становится совершенно необходимым условием проведения экономической политики.
Вот почему, по нашему мнению, целесообразно исследовать основные причины тех изменений в общественном развитии, качественно влияют на характер экономической политики, формируют ее в соответствии с новой доминантой социально-экономических видносин.
Во-первых, процесс научно-технической революции и, прежде всего, преобразования творческого труда в основной фактор социально-экономического прогресса, обусловливают необходимость переориентации экономики на человека, выступает необходимой предпосылкой функционирования и развития эффективной системы социально-экономических видносин.
Во-вторых, революция в производительных силах, впервые за все время существования человечества переросли планетарный масштаб (как количественно, так и качественно), содержит в себе угрозу разрушения всей ноосферы, всей сферы жизни и разума на Земле. Наличие ядерного оружия, всеобщая глобализация, мировая взаимозависимость социально-экономического, политического и социально-культурного развития человечества, превращает такого рода конфликты в угрозу выживание человечества в целом. Понимание этих глобальных проблем требует определенного смягчения социально-экономических противоречий, ориентации на "общечеловеческие ценности" и является важной целью современного социально-экономического и общественного развития в цилому.
В-третьих, обострение экологических проблем, как проблем общемировых, связанных с необходимостью перехода к новому качеству взаимоотношений человека и природы, также актуализирует задачу переориентации экономики на решение социальных завдань.
Таким образом, в конце ХХ века объективно создаются предпосылки социальной ориентации экономики, гуманизации экономических отношений, подчинение экономической политики задачам развития человека. В связи с этим встает задача выявления того системного качества, которая отличает современную эпоху от "предыстории". Ключом к пониманию сущности переориентации экономики на человека является, по нашему мнению, проблема отчуждения: заканчивается эпоха, где господствовало отчуждение, зарождается эпоха, где отчуждение снимается. Нашу "предысторию" можно охарактеризовать как "царство необходимости", прежде всего, экономической необходимости. "Слепая", неподконтрольна обществу действие экономических законов, неопознанных, и поэтому неиспользуемых субъектом.
В этих условиях человек подвластен системе отношений отчуждения во всех ее разновидностях: от "примитивного" поглощение личности первобытным и подчинения индивидуальности человека традиции до товарного фетишизма, овеществление человеческих отношений, эксплуатации и тоталитарно-бюрократического угнетения. В развитом состоянии от человека проявляются отчуждении средства производства, труд и его продукт, общество, семья и ее собственное экономическое жизни. Человек всем своим существом погружается в социальное пространство отчуждения - господствующих над человеком внешних, независимых и неопознанных ею общественных сил.
В этом мире человек мыслит себя уже не столько как личность с определенным характером, способностями, пристрастиями, а сколько функция внешних, господствующих над ней сил.
Но в процессе общественного развития зарождается "новая" человек, становится внутренним нервом социально-экономического прогресса. Человек, который сознательно создает этот мир, начиная с форм науки и искусства и заканчивая социальными революциями, становится максимально свободной - отчуждение над ней не властно. Такой человек максимально единственная с обществом, она находится в диалоге со всеми творцами культуры, розпредмечуючы предметы их дияльности.
По ту сторону этого отчужденного мира зарождается качественно иная социальная реальность, в которой индивиды "приобретают свободу в ассоциации и с ее помощью" (К.Маркс). Преодоление экономической необходимости, отчуждения, зарождения свободы - такая системное качество нового общества. Новое постиндустриальное общество, по нашему мнению, является не только новым способом производства, но и новым видом социального развития, эпоха, характеризующаяся новой доминантой прогресса - "производство" личности, а не вещей; отношения субъектов, личностей, а не экономических " лиц-марионеток "; совместное творчество, диалог, а не видчуження.
Усиление социальной ориентации экономической политики проявляется в различных формах гуманизации труда, в изменении статуса работников на предприятиях, в активизации их участия в акционерном капитале и управлении. Оно выражается в тенденции к размыванию классовых различий, в смягчении социальной дифференциации, в движении к балансу экономических и социальных факторов развития, социальном партнерстве, к перераспределению доходов в пользу наиболее уязвимых групп населения на фоне общего увеличения их ривня.
Так, в 1970-2000 г.г. реальные доходы на душу населения в развитых странах Запада и Японии увеличились в 1,5-2 раза. Не менее 60% общей суммы доходов их граждан приходится на заработную плату, а доходы богатейших 10% населения превышают доходы 10% самых бедных не более чем в 6-7 раз.
Социальная переориентация экономической политики неразрывно связана также с укреплением "социально-трансфертной" роли государства в развитых странах. Расходы на социальные нужды в этих странах растут как в абсолютном, так и в относительном измерении. На современном этапе в развитых странах на социальные нужды государством тратится 20-30% ВНП.
Социализация экономической политики изменяет также структуру национального хозяйства. Все больше средств уходит на развитие человеческого потенциала и социальной инфраструктуры на уровне отдельных субъектов экономики, регионов, всего общества. Инвестиции в социальную сферу, и прежде всего вложения в человеческий капитал, увеличиваются быстрее, чем капиталовложения в материально-вещественные элементы национального багатства.
Таким образом, изменение роли личностных факторов производства, а именно переход индивида от существования в рамках экономической необходимости к социальной самореализации личности через обретение им свободы, все это отражается на содержании экономической политики - ее социальной ориентации.

<- ТЕМА 5. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ 2. Методологические аспекты институциональных факторов в экономической системы. ->