Беляев А.А.. Экономическая политика (2004)

2. Методологические аспекты институциональных факторов в экономической системы.

Качественные сдвиги в социально-экономических процессах, изменение парадигмы экономической теории требуют обновления теоретических подходов к анализу экономической политики. Социализация и гуманизация экономических отношений, отход от экономической детерминации общественной жизни преподносят значение над-экономических факторов социального развития. Осуществления экономической политики, учитывая только экономические, производственные условия - масштабы индустриализации страны, наличие соответствующего научно-технического потенциала, уровень монополизации экономики и т.д. - не соответствует доминанте социальных условий экономического развития и оказывается малопродуктивным. Сегодня на первый план выступают такие параметры экономической политики, как учет исторических традиций, духовного состава населения, системы ценностных установок, уровня правосознания, словом, все то, что определяется в качестве институциональных составляющих социально-экономической системы. Осознание этих обстоятельств и обусловило рассмотрение того теоретического обоснования, на базе которого можно разработать адекватную условиям конкретной страны экономическую политику.
Рассмотрение институциональных аспектов экономической политики, по нашему мнению, является необходимым, поскольку именно институты (в их классическом понимании как совокупность формальных и неформальных норм и правил) является той средой, где проявляют себя экономические законы, именно через институты находит свое выражение экономическая политика. В то же время, институты как факторы духовного, культурного, идеологического и политического характера, формируют содержание экономической политики, является тем окружающей средой, активно влияет на характер экономического розвитку.
Важность институционального подхода при проведении социально-экономических преобразований сейчас осознается многими отечественными экономистами, потому что он позволяет
объективно оценить идеологию, стратегию и практику украинских реформ;
проанализировать и определить круг субъектов, с которыми будет связано укрепление и развитие украинской государственности, гражданского общества и цивилизованного рынка;
поставить вопрос о соотношении рыночных преобразований, рыночных реформ и той ценностной, экономико-правовой и организационной основой, которая в нашем понимании определяется как институциональная база и инфраструктура рыночных реформ.
Институциональный подход к изучению экономики предполагает рассмотрение проблемы экономических субъектов. В связи с этим на передний план выдвигаются три крупные метасубьекты: правовое государство, гражданское общество и рыночная экономика.
Государство как один из мощнейших социальных институтов занимает важнейшее место в направлении экономического развития национальных экономик конце ХХ в. Особенно это касается развивающихся стран. Они являются классическим примером того, как институты влияют на экономические преобразования и экономическую политику. Современные западные теории не смогли предсказать стремительного экономического роста стран Восточной Азии, потому что нельзя было представить, что институциональные трансформации в обществе повлияют на систему экономических интересов частного сектора и выведут эти страны на динамический путь экономического развития, а явно ограничен бюрократический механизм эффективно управлять этим розвитком.
Опыт реформирования постсоциалистической экономики подтверждает стратегическую важность институционального аспекта трансформации, его господствующую роль в сравнении с экономической политикой. Разрушив за короткое время старые институты, которые обеспечивали определенную производственную, финансовую, социальную стабильность в обществе, реформаторы не смогли так быстро создать каркас рыночной экономики, который гарантировал бы устойчивость системы на макро-и микроуровне, - то есть многочисленные институты, которые не существовали при социалистической системе. Темпы и последовательность конкретных экономических реформ, на что обращали внимание на начальных этапах трансформации, сейчас уже оказываются не столько важными по сравнению с перестройкой системы институтов. Конкретные действия государства зависят от национальной специфики и состояния экономики в каждый момент. Но она ответственна за главную предпосылку переходного периода - не допустить упадка институтов, обеспечить "мягкую" смену институциональной системы, избежав конфликтов между старым и вновь институтами.
На современном этапе мы наблюдаем последовательный процесс становления нового метасубьекта экономики - институтов гражданского общества, которые набирают все большую силу в регулировании социально-экономических процессов. Это такие институты, как разного рода соглашения, конференции, ассоциации - союзы промышленников и предпринимателей или ассоциации банкиров или торгово-промышленные палаты, которые уже не являются элементами государства. Но они и не являются структурами рыночной экономики. Это - институты гражданского общества. Сюда также входят профсоюзы, институты социального партнерства, общества потребителей, экологические движения. Они активные участники и субъекты регулирования экономических и социальных процессов, но не, повторяем, инструментом государства или ринку.
И когда мы говорим о модификации функций государства в реальной жизни, то в этом случае речь идет о передаче функций государственного регулирования не рынка, а институтам гражданского общества, которые включаются в этот механизм.
Институциональные подходы в экономике напрямую связаны с проблемами экономического развития. Если экономический рост можно описать в терминах классической теории, то экономическое развитие нельзя рассматривать без учета институциональных факторов, точно так же как и социальные изменения. Экономический рост является увеличение количества ценностей, имеющихся в распоряжении общества. Экономическое развитие предполагает появление новых ценностей или новых способов увеличения производства ценностей (инноваций).
Институциональные исследования базируются на учении о человеке (екзистенционализм), его поведения, морали и т.д. и связанные с проблемами этики в экономике. Нравственное поведение есть продукт определенных институтов, таких как религия, система образования, виховання.
Таким образом, значение неэкономических или, точнее, нематериальных факторов в экономическом механизме должно быть признано по крайней мере как не менее важными, не "вторичными", не производными или "надстроечными". Этот методологический "уход" еще не осознается подавляющим большинством отечественных экономистов. Однако, существуют сознательные попытки (Ю.Пахомов, В.Геец) перейти к пониманию экономического развития через социально-культурные факторы [1].
Методологически проблема учета духовных, нравственных, социально-культурных факторов в системе экономических отношений решается в рамках институциональной теории, исходя из следующих посылок.
Во-первых, классическая политэкономия изучала исключительно рациональные, материализованные (уречевлени) отношения, в рамках которых индивид существовал по мере его рационального функционирования на рынке - в качестве "экономического человека". Традиционно, составляющие процесса общественного производства определялись как вещи - средства труда, вещи - предметы труда, вещи - продукты труда. Более того, сам субъект труда включался в экономический процесс в своеобразной материальной, предметной, вещественной форме - или как говорящий средство труда, или как товар - рабочая сила, в котором освещена способность человека к труду. Соответственно, и производственные отношения не могли быть ни чем иным, кроме отношений между людьми по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных продуктов, речей.
Конечно, человек никогда не был лишь агентом производственных отношений и элементом производительных сил. Она всегда была "социальной" - способным любить, дружить, творить. Но господствующим типом человека была экономическая (в широком смысле, носителем социально-экономической роли) человек, завершенным образом которого стал homo economicus.
В связи с этим, по нашему мнению, неправомерно говорить о "первичности" производственно-экономических отношений, о "базис" и "надстройку" и другие. В экономическом исследовании можно сконцентрироваться на определенном типе факторов или взаимодействий и начинать с них как из исходного пункта анализа (в том числе, и из общественного производства). Это могут быть, например, духовные (С.Булгаков), или социально-культурные (П.Сорокин) факторы, или широкая социально-технологическая (Н.Кондратьев), или этико-экономическая (А.Сен) сторона проблеми.
Важнейшее свойство общества - быть объектно-субъектной системе - может трактоваться по-разному. В классической теории экономическая система рассматривалась как объективная, базисная структура общества, а социально-политическая сфера получала статус субъектной структуры. В институциональной экономике объективно необходимо отождествлялось с системностью, которая формировалась общественными институтами, охвачувалы все звенья жизнедеятельности общества как нечто единое, цилисне.
Во-вторых, в отличие от неоклассической доктрины, которая рассматривает экономическую систему как механистическую общность изолированных друг от друга индивидов ("атомизм") и выводит свойства системы исходя из свойств ее элементов (индивидов), институционалисты настаивают на важности связей между элементами в формировании свойств как самих элементов, так и системы в целом. Этот подход, который определяется понятием "холизм" (целостность) или "органицизм", означает преобладание социальных отношений над психофизическими качествами индивидов, определяет сущностные свойства экономической системы. "Органический" подход разделяли и некоторые представители классической школы, но ни у кого из них, кроме К.Маркса, эта идея не занимала центрального места. Рост общественного богатства, обмен, распределение и потребление материальных благ объяснялись преимущественно с позиций интересов и преференций изолированного индивида (или "домохозяйства"). Между тем современная наука все в большей степени сосредоточивается на изучении взаимодействия между элементами системы, следуя методического подхода, обоснованного теорией систем и кибернетикою.
Выступая против неоклассического атомизма некоторые представители институционализма допускаются противоположных крайностей. Например, американский экономист К.Ейрс рассматривает экономическое поведение индивида исключительно как продукт социально-культурных условий. Но несмотря на подобный "методологический экстремизм", большинство представителей современного институционализма (К.Поппер, А.Кестлер) разделяют принятую современной наукой мнение относительно дуалистического характера элементов системы. Каждый элемент имеет "независимые" свойства как автономная единица, пытаясь их поддерживать и функционировать как "целое", и "зависимые" свойства, определяемые принадлежностью элемента к системе (целого). Таким образом, система определяет свойства составляющих ее элементов, но не полностью, а частично. В свою очередь, свойства системы вбирают в себя характеристики своих элементов, но имеют и особые свойства, которые не представлены в одном из ее елементив.
Согласно современной научной мыслью, экономика рассматривается как эволюционная открытая система, подвергается постоянному воздействию внешней среды (культуры, политических условий, природы и т.д.) и реагирует на них. Поэтому институционализм отвергает важнейший постулат неоклассической теории - стремление экономики к равновесию, рассматривая ее как нетипичный и очень краткосрочный состояние. Действие факторов, способствующих приближению системы к равновесию, пересилюеться более мощным внешним воздействием, а также внутренними (эндогенными) силами, которые зарождают в системе состояние «напряжения», бесконечный процесс изменений и розвитку.
Институциональная экономика рассматривает такие факторы как совокупность норм и правил (институтов), с помощью которых структурируются и упрощаются отношения и взаимодействие между экономическими субъектами.
Согласно этой теории человек склонен действовать на основе самоподдерживающийся социокультурных норм (привычек, стереотипов) и общепринятой практики - разнообразных "рутин". Они становятся ориентиром в очень сложном и меняющемся мире, который невозможно познать людини.
Таким образом, привычки и стереотипы мышления, разделяет большинство членов общества называют институтом. Институты сначала возникают на базе человеческих инстинктов и простейших потребностей; способствуя их удовлетворению, они приобретает самоподдерживающийся характер и, согласно принципу обратной связи, формируют стереотипы мислення.
При этом отделяются культурные факторы формирования институтов, происходящих от традиций, обычаев (неформальные институты), и правовые, социально-политические (формальные) факторы, предусматривающие обратную, активное воздействие государства и связанных с ней институтов на экономических субъектов. Хотя институты могут устаревать, приобретая архаического характера, в целом они создают ту социально-культурную ткань, без которой деятельность человека невозможна: институты формируют связи между людьми, устраняют различия в индивидуальном поведении и, что самое главное, делают поведение индивидуума понятной и предсказуемой для других, что облегчает управление экономической системой. С другой стороны, рассматривая институты как части юридические, а также неформальные нормы, можно сказать, что они ограничивают деятельность людей, образующие определенные рамки их повединки.
Особенности формальных и неформальных институтов проявляются в скорости их изменения. Так формальные правила (юридические законы) могут изменяться моментально. В системе институтов они образуют своего рода внешний, поверхностный слой, способный быстро меняться. Неформальные институты (общепринятые привычные стереотипы и нормы поведения, укоренившиеся в индивидуальном и общественном сознании), которые составляют прочное ядро ​​системы институтов, медленно, с трудом поддаются изменениям. Неформальные нормы и правила при всех изменениях окружающей среды изменяются постепенно, по мере формирования альтернативных моделей поведения организаций и индивидов в соответствии с новым восприятием ими выгод и витрат.
Таким образом, формальные и неформальные институты определяют экономическое поведение и результаты, формируют экономическую политику в соответствии с экономическими интересами субъектов хозяйствования. Изменения институтов изменяют характер и восприятие экономической политики.
Среди совокупности институциональных факторов экономической политики ведущая роль принадлежит идеологии как средства координации институтов. Идеи и идеологии формируют мышлении конструкции, индивидуумы используют для того, чтобы интерпретировать окружающий мир и осуществить выбор. Более того, структурируя взаимодействие людей, формальные институты намеренно или случайно "снижают цену" деятельности в соответствии с чьими-то идеями, и поэтому увеличивают значение мыслительных конструкций и идеологических стереотипов в процессе вибору.
Важной функцией организованных идеологий является согласование экономических интересов, достижения удовлетворительного уровня однородности представлений об отношениях между людьми в том или ином обществе как в положительном, так и в нормативном плане. Это означает не только сходство представлений о том, которая "должна быть" экономическая политика, но и однородность в понимании взаимосвязей между элементами экономической системы, что, в свою очередь, предполагает существование соответствующего идеологии экономического механизму.
Таким образом, использование идеологии как средства координации институтов приводит к двоякого результата. Например, в качестве начального толчка она может быть эффективно использована для изменения поведения людей в нужном направлении, не обязательно совпадает с условиями максимизации их благосостояния в краткосрочном аспекте. Но, в той степени, в которой идеология оказывается препятствием поведении людей, связанной с максимизацией их благосостояния, она сама постепенно начинает разрушаться, превращаясь в набор дежурных фраз, клише, догм.
Удачным примером использования идеологии на уровне общества можно назвать идею Л.Эрхард относительно построения в послевоенной Германии "социального рыночного хозяйства", протестантизм, который позволил развить дух предпринимательства и удерживать его в отношении мирных рамках добровольного обмена. Примером эксплуатации идеологии, закончившийся полным или частичным провалом, может быть СССР. Бесспорно, идеологические постулаты воспринимались значительной частью населения, заставляя их поступиться собственными личными интересами. Но их тупое "вдолблювання" обесценивало идеологический заряд, несмотря на попытки подкрепить его идеей соединения общества на основе противостояния общему врагу, обещаниями близости "светлого будущего". Периодически восстанавливаемое "охоты на ведьм" подрывало доверие как необходимое условие заключения контракта, в том числе и социального, а также обеспечения надежности обязательств.
Рассматривая институциональные основы экономического развития, очень важно, по нашему мнению, остановиться на определении роли культурной сферы в общественном производстве.


<- 1. Возрастание роли институциональных факторов экономического развития. 3. Влияние институциональных факторов на экономическую политику. ->