Базилевич. История экономических учений (2005)

9.2.2. Национальная экономическая мысль о путях выхода из кризиса

Противоречивым было и продолжает оставаться вопрос о ведущие школы и направления экономической мысли, на основе которых предлагался выход из кризисного состояния экономической науки. Ряд тогдашних известных ученых, прежде К.Г. Вобла, О.М. Миклашевский, Г.Ф. Симоненко, П.Б. Струве, В.В. Святловский, провозглашали историческую школу основным направлением отечественной экономической мысли. При этом ее часто отождествляли с так называемым катедер-социализмом. Например, О.М. Миклашевский считал, что почти все отечественные экономисты были последователями социал-политиков, но "по условиям русской жизни дальше обычной социальной политики они и не шли". Даже школу К. Маркса ученый относил к одной из ветвей немецкой исторической науки, видя главное положительное значение марксизма в развитии "эволюционного позитивизма".
В большую заслугу исторической школе ставилось внедрение идеи историзма и релятивизма в изучении общественно-экономических явлений и процессов. Введение этических начал в экономическую теорию отечественные сторонники исторической школы рассматривали как значительный шаг вперед, поскольку, по их мнению, это означало отрицание невмешательства государства в экономические отношения. Считалось, что учение о государственном вмешательстве и применение принципа релятивизма открывают широкий путь социальной политики.
СМ. Булгаков пытался создать новую "философию хозяйства" как средство преодоления кризиса экономической теории. Ученый стремился соединить политическую экономию с христианской религией, утверждал, что христианство, не давая конкретных экономических программ, вносит свой смысл во все формы жизни, формирует "новый человек". Проблема этой "нового человека", очищенной религией от всех материальных, земных потребностей, - вот та ось, вокруг которой вращается мысль нового времени. "Относительно этой проблемы новейшая социальная наука, политическая экономия, государствоведения, - подчеркивал ученый, - есть только техника, которая на основе изучения социальной материи дает возможность решать поставленные ею задачи, но которая не имеет самостоятельного идеала, который дается религиозным отношением к лицу ". Руководящее начало в новой "философии хозяйства" - это идея абсолютной достоинства личности. В сочетании религии с кантианской этики СМ. Булгаков видел основу для преобразования экономическая науки.
Из современных исследователей истории отечественной экономической науки известный ученый профессор И. С. Коропецкий также утверждал о решающем влиянии на национальную экономическую науку немецкой исторической школы. По терминологии И. С. Коропецкого, в исследованиях украинских ученых использовались преимущественно исторический и индуктивный подходы. Преобладание последнего подхода над теоретическим ученый объясняет влиянием места изучения украинских экономистов, а именно Германии. "Новые течения в экономической теории, которые выходили из Англии, Швейцарии или Австрии, - отмечает И. С. Коропецкий, - не произвели на украинских экономистов должного воздействия. Вернувшись домой, они продолжали работать по немецкой традиции". Еще одной причиной преимущества индуктивной методологии среди украинских экономистов известный ученый называет социальные и экономические обстоятельства в тогдашней Украине и империи вообще.
Другой известный украинский исследователь истории экономической мысли Л.П. Горкин, раскрывая влияние исторической школы на национальную экономическую науку, занимает, по сути, противоположную позицию. Она считает, что отношение большинства политэкономы этой школы в Украине было довольно прохладное как теоретически бесплодной, по сравнению с классической. ее центральная идея о возможности решения экономических и социальных проблем на основе вмешательства государства в экономические процессы украинской политэкономами, воспитанными на принципах классической школы, почти до конца 90-х pp. XIX в. воспринималась довольно сдержанно. Только на рубеже веков влияние немецкой исторической школы действительно значительно усилился. Но при этом развитие социального направления, в начале XX в. стал господствующим как в Восточной Украине, так и в России, по содержанию был во многих отношениях аналогичным формированию социальной школы в Нимеччини.
На самом деле нет веских оснований ни преуменьшать значение влияния немецкой исторической школы на национальную экономическую науку, ни преувеличивать его, считая главным или единственным в любой период развития. На нее также влияли классическая политическая экономия, марксизм, маржинализм, неоклассика и т.д.. Набирали силу украинского истоки институционализма. Широко обсуждались в отечественной литературе вопросы экономической теории социализма. Отношение к самому социализма у разных представителей национальной экономической науки также было разным: от прямого отрицания и откровенных атак на него в попыток приспособить те или иные идеи социализма в пользу либеральному реформированию существующего ладу.
Среди отечественных приверженцев исторической школы не было единства является оценке ее двух ветвей - старой и новой. Так, Г.Ф. Симоненко негативно характеризовал достижения новых историков. Эта школа, считал исследователь, не дала никакого приращения научных знаний, новых теорий, которые могли бы заменить собой предыдущие. Труда сторонников новой исторической школы сосредоточились лишь на разрушении предыдущих основ экономической науки.
Однако парадокс ситуации в отечественной экономической науке заключался в том, что многие критиков новой исторической школы работали не в англо-американской, а в немецкой научной традиции. Правда, В.Ф. Левитский, Г.Ф. Симоненко, К.Г. Вобла и другие опирались на учение о естественные экономические законы, теорию производительности трех факторов производства, закон разделения труда, закон спроса и предложения и т.д.. Однако эти ученые не связывали выход из кризиса с маржиналистской научной революцией, становлением маржинализма и неоклассики. Модель научных революций или смены парадигм как развития экономической науки появилась лишь в 60-е pp. XX ст. Поэтому было бы несправедливо рассматривать задним числом отсутствие анализа развития науки в категориях этой модели отечественными учеными как серьезный недостаток их теоретико-методологических взглядов. Но фактом остается отсутствие у многих из них рассмотрения маржинализма. И это в то время, когда в Российской империи уже в 90-е pp. XIX в. появились маржиналистскому работы и первые переводы трудов зарубежных маржиналистив.
Предисловие к русскоязычного перевода книги одного из основоположников австрийской школы маржинализма, профессора Венского университета Карла Менгера может пролить дополнительный свет на мотивы весьма позднего русского перевода этой работы (1901 г.) и трактовка развития экономической науки отечественными учеными. Здесь указано, что работа "Основы политической экономии" К. Менгера написана в 1871 p., И с тех пор в западноевропейской литературе ученый создал школу. Однако у нас он остался почти не замеченным и во всяком случае недостаточно оцененным. Было несколько причин такого положения в национальной экономической науке. Во-первых, более поздний по сравнению с Западом период существования классической политической экономии в стране. По мнению профессора В. Голубничего, английская классическая политэкономия пришла в Украину при жизни Д. Рикардо и царила здесь до Первой мировой вийни1. Поэтому представляется естественным и более позднее и растянутое во времени по сравнению с Западом осознание кризисного состояния этой школы как ее тогдашним сторонниками, так и оппонентами. Во-вторых, захват определенной части интеллигенции и молодежи доктринами К. Маркса, что мешало конкуренции других экономических школ. В-третьих, особая привязанность ряда отечественных ученых к исторической и социальной школ в политической економии.
Необходимо подчеркнуть, что в трудах отечественных экономистов различные школы и направления экономической мысли не отгораживались друг от друга "китайской стеной". Напротив, они рассматривались совместно и часто ставился вопрос о сочетании их отдельных положений. Так, К.Г. Вобла, Г.Ф. Симоненко и другие стремились совместить некоторые положения классической политической экономии со старой исторической школой, МЛ. Туган-Барановский, В.Ф. Левитский и другие - с психологической школой, М.М. Коссовский - с марксизмом. Вопросы общественных реформ и перестройки экономической науки стояли в центре внимания профессора Харьковского университета Михаила Мартыновича Алексеенко (1847-1917). Ученый подчеркивал специфику тогдашнего переходного периода в обществе и экономической науке: "... отсутствии порядка в жизни отвечал хаос науки, которая в свою очередь влияла на практику". Выход из этого состояния М.М. Алексеенко видел в создании новых теоретических разработок, практическое воплощение которых обеспечивало бы общественно-экономический прогресс. Методологическим кредо известного украинского ученого было такое положение: "любая доктрина, всякая реформа, которая не имеет в основе повышения производительности, другими словами сокращения затрат производства, дешевости, наибольшего удовлетворения потребностей, любая такая теория должна быть отвергнута, потому что она не соответствует жизненным потребностям ".
Такой общий подход нуждался в конкретизации. Ученый провел ее на основе развития идеи государственности, которую считал базой общественной жизни. Государство, подчеркивал М.М. Алексеенко, является мощной в своей деятельности, так как ее задача - дать условия для безграничного развития человечества, способствовать счастью человека, достижению духовного и материального богатства. Именно в этом ученый видел глубокий принцип государственной деятельности - управление.
Одновременно М.М. Алексеенко хорошо видел и отрицательные стороны возможного чрезмерного вмешательства государства в экономическую жизнь. В связи с этим ученый предостерегал, что государство, даже заботясь об общем благе, может уничтожить самое ценное - "самостоятельность подданных". По его мнению, лучшей гарантией избежать этой опасности является обеспечение самоуправлиння.
В своих трудах М.М. Алексеенко поставил и решил соответствии с назревших потребностей развития отечественной экономики проблему о границах государственной деятельности. Ученый констатировал: "Путем анализа настоящего положения общества экономическая наука приходит к выводу, что основной принцип частного единичного хозяйства - меновая конкуренция - не может удовлетворить всех имеющихся потребностей членов общества". Ученый раскрыл различные причины. Есть продукты и услуги, которые удовлетворяют определенные потребности всех людей вместе (при этом трудно определить, какую часть этих благ потребляет каждый человек в частности). Другие нужды для своего удовольствия требуют исключительно монопольного производства. Есть продукты и услуги, производство которых или неприбыльное, или определенно не под силу частным лицам, но необходимые для всего общества. Как подчеркивал М.М. Алексеенко, такие продукты и услуги должны быть результатом деятельности особого хозяйственного организма "- государства. Она может сделать это путем или сближение частных действий отдельных лиц или собственной деятельностью. Вместе с тем, М.М. Алексеенко делал упор и на необходимости и важности, обеспечение личного интереса, свободы предпринимательства, конкуренции и кооперации. Он исходил из того, что "душа хозяйственности - дешевизна, во имя ее появляется государственное хозяйство, которое лишь настолько и может быть оправдано, насколько его функции не могут таким же хозяйственным образом выполняться единичными хозяйствами ". Если определенная государственная функция будет выполнена более дешево частными предпринимателями, или кооператорами, то она" должна быть вычеркнута из обязанностей государства во имя дешевизны ".
Специфическим было видение состояния мировой и отечественной экономической науки на начале XX в. у профессора Харьковского университета В.Ф. Левитского. Он констатировал несомненный факт накопления знаний о законах методологии и теории познания. Это стало благоприятным фактором для дальнейшего развития политической экономии. Такой период в развитии экономической науки В.Ф. Левитский назвал методологической фазой, когда наука достаточно переделала свой материал и уже сложилась в систему знаний, начала ставить и рассматривать вопрос о свои границы, задачи и методы. С этого момента, писал В.Ф. Левитский, политическая экономия обладает уже определенным готовым синтезом для более полного ориентирования в новом кругу экономических явлений, которые непрерывно выдвигаются исторической эволюцией. Поэтому дальнейшее развитие науки идет более точным путем, под контролем теоретически сформулированных законов методологии и теории познания. Ученый исходил из того, что в этом развитии должны учитываться достижения каждой из экономических школ. Его выводы о состоянии и перспективах развития экономической науки характеризовались оптимизмом. "Хотя в политической экономии трудности решения методологических проблем не окончательно преодолены, - писал В.Ф. Левитский, - но основные методологические вопросы получили правильную постановку благодаря, с одной стороны, трудам исторической школы и, с другой стороны, - английской школе теоретиков Дж. С. Миллем во главе, а также школе австрийских теоретиков, видным представителем которых является венский профессор Карл Менгер ". Итак, это была принципиально важна общая постановка вопроса, а предложенное решение характеризовалось стремлением учесть достижения развития политической экономии в совокупности ряда ее школ и напрямив.
С точки зрения выяснения положения в национальной экономической науке или, используя терминологию И. А. Шумпетера, третьей классической ситуации, интересна своеобразная заочная полемика между двумя известными учеными, впоследствии первыми украинскими академиками-экономистами М.И. Туган-Барановского и К.Г. Воблим.
В отличие от многих отечественных и зарубежных экономистов, довольно пессимистично оценивали состояние тогдашней экономической науки, М.И. Туган-Барановский обратил внимание на ее подъема в первое десятилетие XX в. Ученый связывал его с возникновением и развитием маржинализма. "Теория экономической науки переживает в настоящее время период энергичного развития и роста , - подчеркивал М.И. Туган-Барановский. - Теория предельной полезности дала очень сильный толчок экономической мысли, и теперь работа закипела ". Вместе с тем выдающийся украинский ученый писал о неудовлетворительном состоянии многих важных составляющих экономической науки, в частности, учение о разделении Да реализации общественного продукту.
Однако на утверждение М. И. Туган-Барановского о всеобщее распространение в отечественной литературе теории предельной полезности К. Воблый качестве контраргумента привел тот факт, что ряд экономистов в Российской империи придерживаются позиций классической и исторической школ. Сам К.Г. Вобла крайне негативно оценил перспективы развития математического направления в экономической науци.
самом же деле в Украине и России в начале XX в. довольно значительное распространение получил маржинализм. С распространением его основных идей и теорий был связан реальный выход из кризисного состояния экономической науки. Однако он, как и все дальнейшее развитие экономической теории, происходил в противоборстве различных теоретических концепций. Определенно противостояли друг другу немарксистские и марксистские школы, а внутри каждой из них - их специфические течии.
Одновременно основным направлением развития экономической науки стал синтез положений классических и маржиналистских теорий, основанный на Западе А . Маршаллом, а в Украине М.И. Туган-Барановським.
Наиболее значительным явлением в движении экономической мысли за последние годы был поворот к чисто теоретической работы, целью которой все больше и больше становится синтез основных положений, установленных классической школой и ее продолжателями , школой предельной корисности.
М.И. Туган-Барановский блестяще осуществил глубокий сравнительный анализ различных политэкономических школ и социалистических учений. Ученый раскрыл непреходящее значение маржинализма, представленного австрийской английском и других его школами, для дальнейшего развития экономической теории. Большое значение имели попытки украинских и российских ученых синтезировать теорию трудовой стоимости и теорию предельной корисности.
Таким образом, в конце XIX в. в экономической науке состоялась маржиналистской революции, новые экономические школы неоклассического направления экономической мысли шаг за шагом завоевали признание. Утверждение неоклассического направления в экономической науке как ведущего знаменовало собой наступление третьей классической ситуации.
Следовательно, есть все основания утверждать, что уже в конце XIX - начале XX в. украинская экономическая наука успешно преодолела кризис классической политической экономии как господствующей экономической школы в 70-х pp. XIX в. и уверенно вступила на путь развития, которым пошла экономическая наука Запада.

<- 9.2.1. Мнения украинских ученых на сущность и формы проявления кризиса политэкономии 9.3. ПРЕДМЕТ И МЕТОД ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ ->