Базилевич. История экономических учений (2005)

9.3.1. Национальные различия в определениях предмета политэкономии

Вопрос о предмете и методе политической экономии - исходное и одновременно основополагающее в экономической науке. Несмотря на это, в понимании его среди отечественных ученых, как, кстати, и среди зарубежных, не было единства. К тому же с течением времени взгляды исследователей в этой важной области экономической науки довольно существенно зминювались.
Прежде всего обратим внимание на разные традиции в понимании научности экономических теорий. Первую из них можно назвать ессенциалистською или континентальной. Согласно ей, задача науки состоит в проникновении в сущность (essence) явлений, переходе от сущности первого порядка к сущности второго и высших порядков, открытии все более общих законов природы. Вторую из традиций часто называют функциональной-прогнозной или островной. Согласно ей задача науки состоит в объяснении событий, наблюдаемых и предвидении будущих. Первая из этих традиций больше ориентируется на метафизический характер научного знания, его отстраненность от злободневности ("чистая наука"), вторая - на прикладную его циннисть.
В условиях первой и второй классических ситуаций сильное влияние имела континентальная традиция. С осуществлением маржиналистской революции, которая привела к установлению третьей классической ситуации, усиливается влияние островного традиции. Например, вопрос о сущности стоимости (ценности), природу цены, по которым усиленно занимались представители классической политэкономии, были предоставлены как, не имеющие отношения к науке и не проверяются эмпирическими данными. В значительной мере эта переориентация в области экономической методологии было связано с критикой методологии К. Маркса и его сторонников. Как известно, они, развивая континентальную традицию, подвергали критике взгляды других "буржуазных" экономистов, предшественников и современников, за "этажность" подхода к реальности, элементы "вульгаризации" и другие. Контркритика сторонников островного традиции облегчалась утратой актуальности гегельянства, проходившей именно в период созревания предпосылок маржиналистской революции.
До 90-х pp. XX ст. трансцендентальный реализм, ессенциализм (то есть интерес к сути явлений) воспринимался учеными, работавшими в основной течения экономической науки, как давно и окончательно преодолены ошибки. Но позже появились работы, направленные на пересмотр такой позиции.
Изучение вопросов предмета и метода политической экономии в украинской экономической мысли XIX - начала XX в. отражало обе указанные выше традиции. Оно происходило в двух направлениях. Во-первых, в научной и учебной литературе по экономической теории отстаивались и обогащались новыми положениями взгляды на предмет и метод политэкономии ведущих отечественных ученых. Во-вторых, в историко-экономической литературе конца XIX - начала XX в. впервые начался специальный критический анализ взглядов на предмет и метод представителей мировой и национальной экономической науки прошлого и тогдашней современности. Тем самым расширялся горизонт и углублялось видение проблемы, выявлялись тенденции в развитии и эволюции взглядов ученых на основополагающие теоретико-методологические питання.
Среди работ первого направления назовем учебники по основам политической экономии профессоров Д.И. Пихно, М.И. Туган-Барановского, О.М. Миклашев-ского, Л.В. Федоровича, В.Я. Железнова и др.. К трудам второго направления относятся монографии профессоров М.М. Вольского "Задача политической экономии и ее отношение к прочим наукам" (1872), PM Орженцкий "Учение об экономическом явлении" (1903), CI Солнцева "Предмет и метод политической экономии" (1924), очерки К. Воблого и ин.
Значительное место в указанных работах занимал критический анализ взглядов отечественных и зарубежных представителей различных теорий и школ на предмет и метод политической экономии. В следующей табл. 9.1 наглядно представлено значительное разнообразие и эволюцию мыслей ведущих представителей экономической науки XIX - начала XX в. на предмет политической экономии (экономической теории).
Ряд украинских ученых второй половины XIX в. привлекли внимание к национальным различий в определении предмета и методов политической экономии как науки. Так, МЛ. Туган-Барановский в учебнике "Основы политической экономии", по которому узнавали экономическую науку украинские и российские студенты, отметил таке.
Английские и французские экономисты обычно исходят из понятия не хозяйства, а богатства, и определяют политическую экономию как "науку о богатстве". Однако немецкие ученые выдвигают на первый план понятие хозяйства. Выдающийся украинский ученый критически относился к типового англофранцузького определение политической экономии, считая, что в этом случае под богатством понимают внешний результат хозяйственной деятельности - совокупность предметов, имеющих цену. Между тем политическая экономия изучает эту хозяйственную деятельность и возникающие в ее пределах общественные отношения. "Определяя политическую экономию как науку о богатстве (иначе говоря, как науку о вещах), - писал М.И. Туган-Барановский, - мы затушевывает отличие этой науки от технических наук и не выдвигаем на первый план общественного характера нашей науки. Вот почему необходимо признать существенным улучшением точки зрения немецких экономистов, имеет все шансы стать господствующей ".
С позиций современности теоретико-методологический прогноз ученого не совсем оправдался. Картина развития взглядов на предмет экономической теории оказалась гораздо мозаичнишою и несколько иншою.
Однако следует отдать должное нашему выдающемуся ученому за его настойчивые попытки выяснить суть предмета науки и утвердить правильное его понимание в литературе среди дискуссионных думок.
Как и М.И. Туган-Барановский, большинство отечественных экономистов определяли политическую экономию как науку о народном хозяйстве. Несмотря на ряд нюансов в понимании самого понятия "народное хозяйство", ученые подчеркивали, что речь идет об общественных отношениях людей. Они составляются на основе их целесообразной деятельности. В ней, как правило, достаточно четко различались технический и социальный сторону. Задачей политической экономии ученые правильно считали изучение явлений социального характера. Так, профессор В.Я. Железнов писал: "Политическая экономия изучает не всю хозяйственную деятельность в ее целом, а лишь одна сторона ее, а именно тот, который сводится к совокупности социальных отношений, возникающих между людьми на почве удовлетворения их разнообразных потребностей материальными средствами" 1.
Подобное понимание и определение предмета политической экономии еще раньше было зафиксировано будущим профессором Харьковского университета М.М. Соболевым как типичное для отечественной литературы в энциклопедическом словаре Ф. Брокгауза и И. Ефрона. "Итак, политическая экономия - это наука, изучающая общественные отношения людей, возникающие на почве хозяйственной деятельности", - заключил М. Соболев.
Ученый различал задача политической экономии двоякого рода: теоретические и практические. Теоретические задачи он сводил к выяснению природы хозяйственных явлений, к выделению среди них типов и отыскания причинной связи между явлениями. Практические задачи заключаются в оценке значения хозяйственных явлений, в определении целей хозяйственной деятельности и путей их достижения. Исходя из необходимости учета в науке непрерывного изменения человеческой жизни, М.М. Соболев сделал вывод о невозможности существования единых экономических законов, действительных для всех времен и народов. Он различал законы общие, представляли порядок сосуществования и последовательности хозяйственных отношений в их историческом развитии (закон исторического развития, закон эволюции), и законы, действующие лишь в пределах одной эпохи хозяйственной жизни (например, в пределах ойкосного хозяйства классической древности, феодального строя средних веков, капиталистического строя современного народного хозяйства).
В этом случае были заложены научные основы для дальнейшего развития вопроса о критериях выделения экономических законов, систему законов и класификацию.
При определении предмета политической экономии для украинских экономистов типичным было использование понятий "народное хозяйство", "хозяйственная деятельность", "явления народного хозяйства" тощо.
С определением политической экономии как науки о народном хозяйстве связывалось несколько особых подходов к рассмотрению экономических явлений и процессов. Прежде всего, речь идет о предпочтении макроэкономическом подхода, принесло значительные, высоко оценены мировой экономической наукой результаты. Представляют интерес сами направления макроанализа - хозяйственная конъюнктура, циклы и кризисы, прогнозирования экономического развития; макроэкономические исследования рынка; экономико-математическое моделирование. Значительный задел представителей национальной экономической науки в этих сферах исследования был творчески использован в 20-х годах прошлого века при разработке теории экономического роста, балансового метода планирования, концепции прогнозирования и планирования, математических методив.
Большое значение выяснению вопросов предмета, метода и классификации экономических дисциплин оказывал выдающийся украинский ученый К. Вобла, справедливо считая их существенными вопросами методологии экономической науки. Время ученый констатировал: "В работах Менгера, Вагнера, Дитцель, Шмоллера, Сиджуика, Кейнса и др.., В русской литературе у профессоров Симоненко, Левитского эти вопросы основательно разработаны" 1.
М.И. Туган-Барановский определил политическую экономию как науку, которая изучает отношения хозяйствования в условиях товарного производства и стихийные законы, управляющие народным хозяйством. К.Г. Вобла удачно подметил действительные недостатки определение предмета политической экономии, первоначально предложенного М.И. Туган-Барановского, которые впоследствии сыграли значительную роль в дискуссии советских экономистов 20-х pp. XX ст. относительно предмета и судьбы политической экономии в условиях социализма. "Это определение и слишком широкое, и вместе с тем, и слишком узок", - подчеркивал ученый. Слишком широкий характер его К.Г. Вобла видел в том, что исследованием общественных отношений людей, как членов j товарного хозяйства, занимаются и другие социальные дисциплины. Следовательно, такое определение не отделяет ясно и точно предмета экономических исследований от области других общественных наук. Узость же определение, по мнению К.Г. Воблого, и заключалась в возведении предмета политической экономии к изучению отношений только и товарного хозяйства. Кстати, К.Г. Вобла справедливо обратил внимание на определенную Н логическую непоследовательность в суждениях М.И. Туган-Барановского, когда тот через И несколько страниц вполне резонно заметил, что "политическая экономия не может И игнорировать и других типов хозяйственной организации, кроме товарной" 3. Действительно, в Щ своем учебнике "Основы политической экономии" выдающийся украинский ученый выделил предмет политической экономии в широком и узком смысле слова. И
В рецензии на книгу М.И. Туган-Барановского "Очерки из новейшей истории и политической экономии" (1903) К. Вобла к положительным качествам этого труда отнес И то, что автор рассматривает развитие политико-экономических идей в тесной связи и с экономической и социальной историей. "Такой метод исследования, - подчеркивал К. Вобла, - способствует выяснению характерных черт в учении экономистов, которые нередко являются выразителями и толкователями своих эпох". Характеризуя такой И метод как плодотворный, К.Г. Вобла высказал пожелание о его дальнейшем широкое применение и распространение в отечественной экономической литератури.
К.Г. Вобла разделял взгляды ученых (в частности, известного немецкого профессора Конрада), которые считали, что экономические теории можно правильно понять только на основе изучения фактических отношений, среди которых они развились. В этой связи украинский ученый приводил следующее положение: история политической экономии не может быть полностью отделена от истории развития народного господарства5. Конечно, не в смысле их отождествления (хотя существовали и И такие попытки), а в смысле теснейшей связи этих двух экономических наук.
Еще и сейчас представляет несомненный интерес суждения этого ученого о том, что политическая экономия занимается не исследованием удовлетворения человеческих материальных потребностей, а исследованием тех общественных отношений, которые создаются в сфере народного хозяйства, с одной стороны, и общими условиями его развития и состояния, - с другого. Итак, в К.Г. Воблого говорится экономические (производственные) отношения в тесной связи с развитием производительных сил. Чтобы избежать возможных аналогий с марксистскими определениями предмета политической экономии (а они невольно напрашиваются), отметим, что в тот период К.Г. Вобла занимал четко выраженную и откровенно ним заявленную немарксистской позицию, критически относился к различным марксистских положений. Сам факт существования различных "зауженные" и "расширительных" трактовок предмета политической экономии и путаницы в определениях ученый расценивал как пребывание экономической теории на такой степени развития, когда еще недостаточно выяснены ее основные вопросы.

<- 9.3. ПРЕДМЕТ И МЕТОД ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ 9.3.2. Учение об экономических законах в отечественной науке ->