Базилевич. История экономических учений (2005)

9.4.1. Методологические аспекты исследования истоков институционализму

Протяжении XIX в. развитие национальной экономической мысли в нашей стране, несмотря на ряд неблагоприятных условий, связанных прежде всего с отсутствием собственной государственности, усилением цензуры в отдельные периоды, все же происходил не в замкнутой среде, а в условиях широкой открытости научного общества развитию мировой экономической науки. После отмены крепостного права (1861 г.) условия для развития национальной экономической мысли улучшились, ее связь с мировой наукой усилился. Научная деятельность отечественных ученых интенсифицировалась, а ее результаты стали более весомы. Труда немногих отечественных авторов (И. Туган-Барановского, Е.Е. Слуцкого, В.Я. Железнова и др.). Удостоились перевода на иностранные, прежде всего основные западноевропейские, мови.
И все же, труды отечественных экономистов последней трети XIX - начале XX в. (И не только этого периода) оставались практически неизвестными на Западе. Поэтому нельзя всерьез утверждать об их заметное влияние на становление институционализма. Однако учитывая отдельные оригинальные идеи этих работ, географическую уникальность их появления (Москва, Ярославль, Харьков, Варшава) и на усиление современного интереса к институционализму, в том числе и в контексте финансовой науки, ознакомление с ними может быть полезным для исследователей развития мировой и национальной экономической науки.
Вопрос о институционализм в Украине поставил в середине 90-х годов XX в. профессор Е.Л. Лортикян. Но оно не нашло удовлетворительного решения, вследствие крайне широкого, расплывчатого трактовка институционализма. К числу украинских ученых-экономистов, которые отстаивали идеи институционализма и сделали солидный вклад в его развитие, он причислил П.П. Мигулина, И.И. Янжул, В.Ф. Левитского, В.О. Косинского, МЛ. Туган-Барановского, В.Я. Железнова, Г. Осадчего, А.А. Русова, Т.Р. Рыльского, М.М. Соболева, П.И. Фомина и многих инших1. Как отмечал ученый, среди них были экономисты различных теоретических взглядов: сторонники классической политической экономии и немецкой исторической школы, экономисты, предпочитавшие эмпирическим методам исследования. Основанием для отнесения их к разряду институционалистов Е. Лортикян считал их стремление объяснить экономические процессы с позиций социальной и исторической обусловленности, найти научные методы сознательного регулирования этих процессов, а также исследовать проблему эволюции хозяйственного строя. Разумеется, такое стремление соответствовало духу институционализма, но еще совсем "не превращало" сторонников такого подхода в украинской институционалистов. Поэтому утверждение о существовании в Украине институционализма как особого самостоятельного направления экономической науки в конце XIX - начале XX в. оказываются необоснованными. Действительно, они не нашли широкой поддержки в результате крайне расплывчатого трактовка институционализму.
Такие попытки имеют место и в современной российской экономической литературе. Некоторые ученые (О.В. Иишиаков, Д.П. Фролов) истоки институционализма в российской экономической мысли относится к IX в., А его развитие рассматривают вплоть до начала XXI в. В российских представителей институционализма они причисляют практически всех крупных ученых-экономистов, включая М.Х. Бунге, И. Туган-Барановского, Д.И. Шхна, СМ. Булгакова, М.М. Ковалевского и ин.
Для лучшего понимания изложенного материала важно обратить внимание на два современных оригинальные трактовки институционализма. Одно из них принадлежит известному историку экономической теории профессору Токийского университета Та-каши Негиши. Ученый рассматривает институционализм как американский направление исторической школы и при этом замечает о существовании надежд на то, что историческая школа и институционализм могут дать привлекательные подходы к некоторых сложных проблем, не решенных неокласикою.
В современной украинской и русской литературе эта идея приобретает своего дальнейшего развития. Она тесно связывается с недостаточностью теоретического обоснования рыночных реформ в экономиках переходного типа. Привлекается внимание к широкому пониманию институционализма, подвижности понятие института, неоднородности общей институциональной течения научной мысли, ее методологической несубординованости т.д.. По мнению Я.А. Певзнера, значение институционализма теперь настолько велико, что все современные школы так называемой основного течения (кейнсианство, теория затраты - выпуск, монетаризм, экономика предложения, теория рациональных ожиданий, социальное рыночное хозяйство) должны рассматриваться как вступление в институционализма или как его ризновиди1. При этом автор выделяет одну из главных идей современного институционализма: эффективные институты формируются и "отбираются" в пределах все тех же законов рыночного хозяйства, то есть в процессе столкновения рыночных и нерыночных факторов при преобладании перших.
В свою очередь современный российский ученый А.И. Московский рассматривает институционализм не только как наследника немецкой исторической школы второй половины XIX в., Но и во многом как наследника классической школы политической экономии. При этом ученый отмечает, что когда представителям любого другого направления экономической науки приходится решать какую-то социальную проблему, они неизбежно входят в аспекты проблем, исследуемых институционалистами. Вообще же, по мнению ученого, институционалистов среди экономистов значительно больше, чем тех, кто сознательно причисляет себя к этому направлению. В трудах основоположников неоклассицизма - А. Маршалла, Дж.Б. Кларка, а также в работах Дж.М. Кейнса, И.А. Шумпетера встречается много институциональных моментов. И даже Леон Вальрас, яркий представитель неоклассики и создатель теории общего равновесия, очень четко понимал, что методы математической интерпретации общего равновесия совершенно не пригодны для описания закономерностей движения отношений собственности или развития промисловости4.
В таком широком понимании в этой главе говорится о взглядах ряда украинских ученых-экономистов последней трети XIX - начале XX в. как симпатинив исторической школы и неосознаваемых ими самими сторонников институционализма (табл. 12.2). По сути они выходили из универсальной для ученых-обществоведов парадигмы - историзма, предусматривающий рассмотрение явлений и процессов в динамике, с учетом изменений, которые объективно происходят в народном хозяйстве в процессе развития в его исторической тяглости.
Современная историко-экономическая литература выделяет основные характеристики институционализма. Среди них, как правило, отмечают:
разочарование в неоклассической экономике, ее абстрактных, статических положениях и представлениях, основанных на гедонистическое и атомистических принципах о человеческой природе;
потребность в интеграции экономической теории и других общественных наук, таких как социология, психология, антропология и юриспруденция, или то, что можно назвать верой в преимущества многодисциплинарного подхода;
недовольство каузальным емпирицизмом классической и неоклассической экономики, выражалось в предложениях проводить детализированные количественные исследования;
стремление к большему общественного контроля над бизнесом, другими словами, доброжелательное отношение к государственному вмешательству в економику1. Той или иной степени такие характеристики были присущи работам ряда известных отечественных экономистов исследуемого периода. Это представлено в табл. 9.2.

<- 9.4. УКРАИНСКИЙ ИСТОКИ институционализма 9.4.2. Институциональные основы в украинской экономической мысли ->