Базилевич. История экономических учений (2005)

11.4.1. Истоки , методология и содержание посткейнсианства

Начиная с середины 70-х pp. XX ст. и на протяжении всего следующего десятилетия (80-е pp.) общее развитие мировой экономической теории и, прежде всего, макроэкономической теории отличился существенными изменениями в соотношении важнейших научных направлений - кейнсианства и неоклассики. Наглядным оказалась глубокий кризис ортодоксального кейнсианства и его теоретической модернизации на основе кейнсианской неоклассического синтеза. Годы триумфального развития и доминирования кейнсианства в макроэкономической теории XX в. отошли в минуле.
Кризис неокейнсианский макроэкономической теории и стабилизационной политики в 70-80-х pp. XX ст. В основе радикальных теоретических сдвигов) лежал комплекс глубинных и в значительной мере глобальных социально-экономических и техногенных амин в глобальном экономическом развитии, в функцийнуванни мирового хозяйства и экономических систем стран с развитой рыночной экономикой. 70-е - начало 80-х pp. XX ст. характеризовались же! мы новыми экономическими явлениями:
дальнейшее развертывание научно-технической революции, усиление интеллектуализации и виртуализации экономических отношений;
вступление в фазу глобальной технологической модернизации производства на основе перехода к наукоемким и ресурсосберегающих технологий;
исчерпанность традиционных экстенсивных факторов экономического роста;
обострение проблемы дефицитности энергетических ресурсов в виде глобальной энергетической (газо-нефтяной) кризиса развитых стран;
усиление роли экологической составляющей экономического прогресса перед угрозой тотального разрушения окружающей среды;
растущая интернационализация хозяйственных связей и господства транснациональных корпораций, которая предоставляла глобальности кризисных явлений;
сочетание глобальных проблем с углублением экономических противоречий и проявлений макроэкономической нестабильности экономик ведущих стран Заходу.
Все эти новые явления и проблемы со обусловили неэффективность испытанной в предыдущие десятилетия традиционной кейнсианской макроэкономической стратегии, поскольку нуждались как нового теоретического осмысления, так и выработки новых средств и механизмов экономической политики государственного регулирования рыночной системи.
С особой силой теоретическая и практическая ограниченность ортодоксального кейнсианства оказалась во время мировых экономических кризисов 1974-1975, 1980-1982 pp. Чрезвычайную остроту им придавало сочетание циклических спадов с рядом структурных кризисов - энергетической, валютно-финансовой, экологической. Это обусловило небывалые по глубине, к тому же неожиданные шоки (потрясение) предложения. Стремительный рост мировых цен на нефть вызвал подорожание сырья и топлива. Цены на ресурсы за период 1972 - 1973 pp. превысили их рост за предыдущий период - с конца Второй мировой войны до 1972 г. Все это нанесло сокрушительный удар по предложения: вызвало спад в экономиках развитых рыночных стран и одновременный рост цин.
Существенным отличием от предыдущих циклических спадов стало такое новое экономическое явление, как стагфляция - одновременный спад, с ростом безработицы, и инфляция. Преодоление стагфляции традиционными кейнсианскими регулирующими средствами предусматривало, во-первых, стимулирование совокупного спроса - для преодоления спада, и, во-вторых, одновременное сдерживание этого же спроса - для преодоления инфляции. Понятно, что это было невозможно, чем в новых экономических условиях засвидчувалась общая несостоятельность кейнсианской позитивной и нормативной теории. Против стагфляции кейнсианство и кейнсианской-неоклассический синтез оказались бессильными. Под влиянием глубокого и продолжительного макроэкономической дестабилизации потерпели крах кейнсианские анти-циклические программы, в которых отсутствовали рычаги борьбы не только против стагфляции, но даже против инфляции.
Государственное регулирование кейнсианского образца было неспособным достичь полной занятости и равновесия. В этих условиях неэффективными оказались кейнсианские меры государственного регулирования, которые базировались преимущественно на манипулировании попитом.
Кейнсианство как направление вошло в кризисное состояние, что вынуждены были вы знать как его оппоненты, так и представители и сторонники. "Вместо того, чтобы обеспечить реальное продвижение вперед или экономический рост, что кейнсианская политика, как казалось, и делала достаточно долгое время, она стала просто порождать инфляцию. Сложилось впечатление, что что-то пошло в неправильном направлении", - вынужден был признать Дж. Хикс .
В кризисе кейнсианства объективно оказалась ситуационная несоответствие этого на-1 прямую экономической теории новым изменениям условий развития рыночной экономики в последний И трети XX в. Именно этим объясняется и неадекватность содержания и мероприятий кейнсианской экономической политики конкретно-экономической ситуации середины 70-х pp.
В этих условиях произошло обострение критики кейнсианства со стороны его и традиционных оппонентов - представителей неоклассического направления. Идейный и наступление неоклассики осуществлялся под лозунгом "неоклассического возрождения".
Одновременно усилилась критика кейнсианской ортодоксии со стороны представителей неортодоксального кейнсианства, что побудило их к поискам выхода Я с теоретической кризиса кейнсианского направления на путях модернизации и модификации его методологических принципов. В состоянии самого кейнсианства уже в конце 60-х - начале 70-х pp. усиливается серьезное размежевание, связано с переоценкой значимости ортодоксальной версии кейнсианства со стороны самих кейнсианцев. Это разграничение привело к формированию внутри кейнсианства двух основных тенденций дальнейшего развития этого напряму.
Первую тенденцию представляло старое поколение кейнсианцев, которое и в I условиях теоретической кризиса этого направления осталось на непоколебимых пози-Я циях кейнсианской ортодоксии. Его представители - П. Самуэльсон, Дж. Тобин, Щ Г. Еккл, Л. Клейн, Ф. Модильяни - исходили из того, что теория Кейнса уже заняла достойное место в истории мировой экономической науки, которое нельзя поколебать временной, ситуативной изменением популярности . Они про-Я должали верить в неизбежную кейнсианскую контрреволюцию. НаголошувалиЯ на том, что именно кейнсианством был заложен фундамент современной макро-И экономической теории и политики, без которого невозможно представить ее современное состояние,! а тем более - дальнейшее развитие экономической науки. Ортодоксы старшогоЯ поколения продолжали считать, что реальный уровень производства, отклонение от потенциального уровня является результатом политики формирования эффективного попиту.
Оценивая их позицию с точки зрения настоящего - начале XXI в. - Следует признать ее правомерность и дальновидность с учетом долговременной историко-экономической перспективы. Сейчас, спустя более чем четверть века, кейнсианство, как и раньше, занимает выдающееся место в структуре мейнстрима мирового экономического и макроэкономической теории.
Но наряду с традиционными кейнсианцами в кризисных условиях середины 70-х pp. в рамках этого направления сформировалась молодая генерация ученых-новаторов которые выступили с резкой критикой ортодоксальной кейнсианской теории. Эту Я группу радикально настроенных ученых-кейнсианцев новой волны уже со второй половины 60-х pp. возглавили такие выдающиеся, преимущественно американские, экономисты, как Р. Клауэр, А. Лейонхуфвуд, П. Дэвидсон, С. Вайнтрауб, X. Мински. Они выступили как с обоснованием идей и принципов современного творческого переосмысления наследия самого Джона Мейнарда Кейнса, так и с кардинальным переоценкой и критикой неокейнсианский ортодоксии.
Объективным основанием для очередного теоретического переосмысления научного наследия Дж.М. Кейнса является, прежде всего, своеобразие его фундаментального труда "Общая теория". Время, прошедшее после ее выхода, лишь подтвердил то, что эта книга слишком глубокая и сложная для ее однозначных интерпретаций. Ни одно из ее существующих толкований не является неоспоримым. Поэтому представители нового поколения посткейнсианцив выступили против сложившейся в послевоенный период монополии ортодоксов-неокейнсианцы на интерпретацию Кейнсовой идей. Они заявили, что последователи Дж.М. Кейнса - Дж. Хикс, Э. Хансен, П. Самуэльсон - на самом деле "перекрутили" истинный смысл теории Кейнса, подменив его "хиксианською моделью", которая имеет очень мало или совсем не имеет ничего общего с тем, что думал и писал Кейнс.Module . Посткейнсианци выступили с резкой критикой сторонников "хиксианського кейнсианства", которым был присущ несколько упрощенный взгляд на экономику, согласно которому она может подвергаться или безработицы, или инфляции (кривая Филлипса), т.е. не предусматривали состояния стагфляции и средств борьбы с ней. Хиксианци игнорировали изменения цен, факторы неопределенности, неуверенности и риска, несовершенство информации и влияние всех этих явлений на инвестиционные процессы. Ошибочно, по мнению нового поколения кейнсианцев, рассматривать теорию Кейнса традиционно как статическую, а не динамическую теорию. Экономическую нестабильность критики ортодоксального кейнсианства связывали преимущественно с финансовой нестабильностью экономики. Пересмотра оценки теории Кейнса в такой плоскости было посвящено много работ, главными среди которых являются такие труды: Р. Клауэр "Кейнсианская контрреволюция: теоретическая оценка" (1965), А. Лейонхуфвуд "О кейнсианскую теорию и теорию Кейнса" (1968), С. Вайн-Трауб "Современная экономическая мысль" и ин.
Критика молодыми американскими экономистами ортодоксального кейнсианства оказалась созвучной и вызвала понимание со стороны другого течения внутри кейнсианского направления - новой английской кембриджской школы, известной под названием "левого кейнсианства". Эта школа во главе с выдающимся английским економисткой Джоан Вайолет Робинсон и ее сторонниками, экономистами итальянского происхождения Николасом Калдором и Пьсро Сраффа еще в 40-е-50-е pp. считалась радикальным теоретическим отклонением от кейнсианской ортодоксии. Ими были обоснованы положения о необходимости сочетания проблемы эффективного спроса с ограничением деятельности монополий, проведением социальных реформ и получением военных расходов. Сторонники левого кейнсианства, апеллируя к теоретическому наследию Д. Рикардо, возглавили на этой теоретической основе "антимаржиналистську революцию". Они выступили с лозунгом создания новой целостной теоретической концепции, которая бы завершила "кейнсианской революции". Относительно оценки ортодоксальной версии кейнсианства, то Дж. Робинсон считала ее "незаконнорожденной", такой, что вульгаризирует учения Кейнса. Значительное влияние на эту школу и, особенно, на взгляды Джоан Робинсон имел в свое время марксизм, в частности Марксова теория общественного воспроизводства. В странах Западной Европы научные достижения новой кембриджской школы приобрели особую популярность в условиях подъема теоретического радикализма и интереса к марксистских идей в конце 60-х - начале 70-х pp. XX ст.
Именно в результате слияния двух идейных течений - американского нетрадиционного кейнсианства и английского левого кейнсианства произошло формирование посткейнсианства - современной формы эволюции кейнсианского направления. Представители посткейнсианства, как американской, так и английской течений, поставили цель завершить "кейнсианской революции" с учетом новых исторических условий развития рыночной системы хозяйствования. Одновременно, выступая в противовес неоконсервативной волны неоклассического возрождения, они стремились создать собственный новый синтез макро-и микроэкономической теории.
В структуре посткейнсианства различают два основных течения (рис. 11.25).
Таким образом, принадлежность к посткейнсианства определяется такими теоретическими признаками (рис. 11.24).
Течения посткейнсианства различаются по следующим признакам:
имеют разные идейно-теоретические источники;
имеют существенные методологические особенности;
отличаются по теоретическим змистом.
Посткейнсианци выступили с сокрушительным критикой ортодоксального кейнсианства, прежде исходной модели поддержания эффективного спроса, когда регулирование недостаточного эффективного спроса используется для борьбы с безработицей, а избыточного спроса - наоборот, для борьбы с инфляцией. Они доказывали несостоятельность антициклических кейнсианских программ, подвергли критике ортодоксальных экономистов за отсутствие у них инструментов борьбы с инфляцией и стагфляцией, за игнорирование ими роли денежного фактора как в теоретических исследованиях, так и в практических приложениях. Таким образом, в 70-х pp. новое теоретическое ответвление кейнсианского направления в виде посткейнсианства сделало серьезную заявку на обновление макроэкономической теории с учетом новейших изменений экономических реалий.
Теория Кейнса рассматривалась обоими течениями посткейнсианства как важный виток собственной теории. Однако посткейнсианци выступили за решительное отмежевание от того, что, по их мнению, было искажено ортодоксами кейнсианства в теории Дж.М. Кейнса, за возрождение первичного, истинного содержания его исходных идей.
Представители американского, монетарного, посткейнсианства в собственном толковании делают попытки творчески критически использовать идеи монетаризма и неоклассической микроэкономической теории.
Весомым утечкой английского посткейнсианства считается возрождение рикардианства, особенно методологических основ его теории стоимости. С позиций этого научного подхода написана фундаментальная теоретическая работа П. Сраффи "Производство товаров посредством товаров" (1960), в которой автор, критикуя неоклассическую теорию формирования собственности и распределения, порывает с концепцией предельной полезности и предельной производительности факторов производства и возвращается на позиции теории ценности Д. Рикардо.
Еще одной из черт английского течения посткейнсианства является использование достижений институционального направления экономической теории, в частности, учета в собственных исследованиях существования и взаимодействия системы социально-экономических и политических институций.
Многие посткейнсианцив используют как теоретический источник научные идеи польского экономиста Михала Калецкого, который в 30-х pp. XX ст. жил в Кембридже и еще до появления теории Кейнса разработал собственную макроэкономическую теорию и теорию распределения национального дохода, а также экономико-математические методы дослидження.
Наконец, некоторые представители английского посткейнсианства признают целесообразность использования элементов марксистского анализа, особенно макроэкономических, загальноривноважних аспектов теории общественного видтворення.
Особенности методологических основ течений посткейнсианства значительной мере обусловлены их идейно-теоретическими истоками. Как видим, методологические основы посткейнсианства существенно отличаются как от ортодоксального кейнсианства, так и от неоклассической ортодоксии (рис. 11.26).
Существенными признаками неортодоксальности модернизированных течений посткейнсианства является критическое отношение как к неоклассики, так и кейнсианской ортодоксии. Течения посткейнсианства объединяют общие цели - теоретически противостоять неоклассической системе, завершить кейнсианскую революцию, создать новый синтез микро-и макроекономики.
Одновременно течения посткейнсианства имеют определенные отличия и особливости.
Монетарное посткенйсианство развивается преимущественно в СЕЛА (С. Вайнт-рауб, Р. Клауэр, П. Дэвидсон, X. Мински, А. Лейонхуфвуд, А. Лернер, П. Уэллс), а также в Канаде и Англии (Г. Шекли, Дж . Итуелл). Теоретическими особенностями монетарного посткейнсианства является модернизация предмета и методологии кейнсианского анализа под влиянием актуализации монетаризма, неоклассической микро-и макроэкономической теории. Центральное место в монетарном Посткейнсианство принадлежит, во-первых, подчеркиванию денежной природы экономики, а отсюда - необходимость исследования денежного фактора в экономике. Во-вторых, акцентированию внимания на неопределенности относительно будущего и ожиданиях направления развертывания хозяйственного процесса. При этом, на взгляд сторонников монетарного посткейнсианства, учета денежного аспекта функционирования экономики и фактора неопределенности играет определяющую роль.
Американские посткейнсианци считали центральным пунктом теории самого Кейнса идею внутренней нестабильности экономики. Отсюда его теорию надо трактовать не как статическую теорию "равновесия с неполной занятостью", а как динамическую "макроэкономическую теорию приспособления к нарушению экономического равновесия" 1. Большое значение, по их мнению, Дж.М. Кейнс придавал роли неопределенности экономических процессов, недостаточности хозяйственной информации. Монетарные посткейнсианци считали, что именно использование идеи неопределенности поколебало устои неоклассической системы - идеи существования рационального, хорошо информированного хозяйственного субъекта. В теории Кейнса, считают монетарные посткейнсианци, предсказания относительно будущего непременно являются неопределенными. И именно этим в первую очередь отличается теория Дж.М. Кейнса от неоклассики, а не теорией эффективного спроса, как считалось ранее даже самым Кейнсом, когда он писал "Общую теорию занятости, процента и денег".

<- 11.4. посткейнсианство 11.4.2. Новое кейнсианство : приоритеты теоретического анализа и макроэкономической политики ->