Базилевич. История экономических учений (2005)

13.3.3. Направления институциональных изменений в новой экономической истории. Д. Норт и Р. Фогель

Неоинституциональной идеи Р. Коуза получили развитие в трудах представителей новой экономической истории. Возникновение новой экономической истории обычно прежде всего связывают с работой американских экономистов-историков - А. Конрада и Дж. Мейера "Экономика рабства в довоенном Юге" (1958). В статье, написанной на основе докладов на конференции Американской ассоциации экономической истории (ААЕИ) и Национального бюро экономических исследований (НБЕД) США, А. Конрад и Дж. Мейер продемонстрировали возможности использования современных теоретических экономических моделей для анализа экономики рабовладельческого Юга США, а также возможности статистического установления достоверности этих моделей.
Наиболее яркими представителями этой школы наряду с А. Конрадом и Дж. Мейером есть Даглас Норт (1921 г.р.) и Роберт Фогель (1926 г.р.) - лауреаты Нобелевской премии 1993 года. Оба ученые на протяжении длительного времени плодотворно работали в области экономической истории и эконометрики, синтез которых и привел к возникновению новой экономической истории, или клиометрики.
Роберт Уильям Фогель (г.р. 1926) родился в городе Нью-Йорке. За четыре года до рождения Роберта, семья эмигрировала из Одессы в США. Несмотря на тяжелые времена и незначительные финансовые возможности, родители хотели, чтобы их дети получили хорошее образование. На протяжении 1932-1944 pp. P. Фогель учился в бесплатных средних школах Нью-Йорка, где ему привили любовь к истории и литературе и стремление к высшему уровню образования. Молодого Р. Фогеля привлекала карьера ученого. Образование получил в Корнельском (бакалавр в 1948 г.) и Колумбийском (магистр гуманитарных наук в 1960 г.) университетах. В Колумбийском университете Р. Фогель обнаружил себя настойчивым оригинально мыслящим студентом. Здесь Роберт Уильям Фогель наибольшее влияние на его мировоззрение оказали Дж. Стиглер (будущий Нобелевский лауреат), который преподавал микроэкономику, и К. Гудрич, под чьим руководством он готовил свою магистерскую дисертацию.
Уже к моменту написания докторской диссертации Р. Фогель приобрел популярность в научных кругах как нешаблонно мыслящий специалист в области экономической истории. Книга "Союз тихоокеанских железных дорог: прецедент поспешной инициативы", написана на материалах его магистерской диссертации, является почти уникальным случаем в американской практике, увидела свет в 1960 г. и произвела большое впечатление в академическом середовищи.
Если раньше экономическая история рассматривалась просто как разновидность исторических исследований, описывающих хозяйственную жизнь прошлого, и только в середине XX в. историки обратились к анализу тенденций эволюции хозяйственных систем, то представители так называемой новой экономической истории (кстати, и сам этот термин ввел в научный оборот именно Р. Фогель ') занимаются "не воспроизведением старого, а количественными оценками исторических явлений. Сторонники этой школы стремились положить конец недооценке роли измерения и поставили себе задачу воспроизводить американскую экономическую историю на солидной количественной основе "2. А еще через три года (1963 г.) Р. Фогель подготовил и защитил докторскую диссертацию в университете Джона Хопкинса (штат Мэриленд). Впоследствии Р. Фогель
работает во многих крупнейших университетах Америки: Рочестера, Гарварда, Чикаго, в настоящее время Фогель является профессором Высшей школы бизнеса Чикагского университета. Кроме этого, он является членом редколлегий целого ряда научных журналов и ведущим исследователем Национального бюро экономических дослиджень.
Осуществив ряд важных клиометричних исследований по американской истории (роль железнодорожного строительства, экономика рабовладения и т.п.), в 1977 г. Р. Фогель стал президентом Национального бюро экономических исследований США. Оставив Гарвардский университет, Р. Фогель стал исполнительным директором новой долгосрочной программы развития американской економики.
В 1981 г. руководство Чикагского университета предложило Р. Фогелю сменить место работы и взяться за организацию Центра экономики населения при этом университете. Создан Р. Фогелем центр сосредоточил свою деятельность на изучении взаимодействия экономических, демографических и биологических процессов життециклив и поколений. В проведенных исследованиях обоснованно непосредственная связь между политической стабильностью и динамикой экономических процессов. Всего в творчестве ученого двадцать напечатанных книг, более пятидесяти научных статей.
В последние годы Р. Фогель собирает и обрабатывает документальный материал по истории домашнего хозяйства: на основании оценок таких показателей, как нормы сбережения, трудовое участие, фертильность, смертность, миграции населения, он намерен определить влияние исторических традиций на состояние и роль домашних хозяйств в современной экономической системи.
Р. Фогель продолжает работать профессором Высшей школы бизнеса Чикагского университета. В 1998 г. Р. Фогеля избран президентом Американской экономической ассоциации. Кроме этого, он является членом многих профессиональных и общественных организаций, ведущим исследователем Национального бюро экономических исследований США, входит в состав редколлегий ряда научных изданий, На конференции, организованной ААЕИ и НБЕД в 1961 г., С. Рейтер предложил для обозначения нового научного направления , связанного с использованным экономико-статистического моделирования по экономической истории, использовать термин "клиометрика". В советской историографии термин "cliometrics", ю образовано от греческих слов "Клио" - имя музы истории в древнегреческой мифологии и "метрика" - измерение, всегда переводился как "клиометрии".
Термин "новая экономическая история" было использовано для обозначения того же направления Р. Фогелем в книге "Железные дороги и американское экономический рост: очерки по эконометрической истории" (1964), а окончательно термин утвердился в литературе со времени выхода в 1966 г. его же статье под названием "Новая экономическая история, ее открытия и методы".
Для новой экономической истории характерно использование новых методов экономического исследования: 1) широкое использование статистических методов исследования с помощью ЭВМ; 2) использование экономической теории для изучения экономической истории, 3) построение и использование гипотетических дедуктивных моделей для объяснения прошлого.
В центре внимания исследователей были две основные, хотя далеко не единственные, темы: экономика рабства на Юге США и роль железнодорожного строительства в развитии этой страны в последней трети XIX ст.
Сторонники этой школы, стремясь положить конец недооценке роли измерений и ставя перед собой задачу воссоздать американскую экономическую историю на серьезной количественной основе, исходят из того, что прошлое оставило о себе значительно больше информации, чем может показаться историку, который использует только традиционные методы. Ведь кроме общеизвестных фактов, непосредственно вытекающих из вещественных и письменных источников, само наличие этих фактов и частота упоминаний о них определенной информацией о минуле.
Источники информации, рассматриваются как традиционные, и как нетрадиционные, содержат различные данные, которые можно обрабатывать с использованием современных статистических и эконометрических методов и получать новые содержательные результаты. Как исходные модели исторического исследования хозяйственной жизни экономисты-историки использовали модели, разработанные экономической теорией. Наиболее яркими примерами таких моделей (гипотетических дедуктивных) стали так называемые контрфактические модели, позволяли рассматривать гипотетический альтернативное развитие экономики, отличный от того, который был насправди.
Так, в работах, посвященных экономике рабства, рассматривалась контрфактические ситуация, при которой в США не происходило Гражданской войны и не отменялось рабство, а в случае с железными строилась модель экономики, в которой железных дорог не было. Модель экономики, построенная на основе контрфактические ситуации, сравнивалась с реальными параметрами американского хозяйства, и на основе этого сопоставления делался вывод о степени эффективности отмены рабства или огромного железнодорожного строительства второй половины XIX в. То есть историю подвергалось условном наклонении: а что было бы, если бы ...?
В своих исследованиях Р. Фогель одним из первых начинает использовать контрфактические гипотезы. С их помощью он резко нарушил представления о роли и условия развития железных дорог в США. Р. Фогель сказал расхожее мнение, что именно железные дороги "сделали" Америку. Об этом говорится в статьях "Количественный подход к изучению железных дорог в американском экономическом росте: доклад о ряде предварительных выводов" ("Журнал экономической истории", 1962 г.) и "Переоценка в американской экономической истории: обсуждение" ("Американский экономический обзор", 1964 p.), а также в упомянутой книге 1964 и в книге "Новое толкование американской экономической истории" (в соавторстве с С. Енгерман, 1971 p.).
Традиционно считалось, что железные дороги были абсолютно незаменимыми для экономического подъема США в 1840-1890 pp.: Они как эффективный транспортное средство способствовали росту товарооборота, стимулировали освоение новых земель и, кроме того, давали основной толчок развитию промышленности, особенно сталеплавильной. В своих трудах Р. Фогель доказал, что все это в определенной степени преувеличено. Для оценки истинной роли железных дорог он и использовал контрфактические модели. То есть на основе статистических данных оценил возможный ход развития американской экономики в условиях, если бы в ней не было зализниць.
Выяснилось, что значение железных дорог при всем желании нельзя считать решающим: водные пути могли бы неплохо заменить дороги как транспортное средство, а американский ВНП уменьшился бы при этом не более, чем на три процента, освоение новых земель также практически не тормозилось бы благодаря разветвленной системе каналов; большую часть спроса на продукцию сталелитейной промышленности обеспечивала бы не потребность в новых рельсах, а замена старых, а также другие производства, например, по изготовлению гвоздей. Таким образом, железные дороги оказались совсем не такими жизненно необходимыми, как считалось ранише.
Еще приголомшливишимы оказались результаты знаменитой работы Д. Нор-та, Р. Фогеля и С. Енгерман о роли и эффективности рабства в южных штатах США накануне Гражданской вийни.
Так, Д. Норт, начиная с анализа колониальной экономики и благосостояния колоний, в основном занимался изучением ускоренного социально-экономического развития "довоенного Юга", т.е. Юга 1815-1860 pp. Проводя исследования на основе уточненных данных с использованием методов экономического анализа, Д. Норт взялся за решительный пересмотр устоявшихся научных концепций, авторы которых утверждали, что хозяйство довоенного Юга было убыточным, застойным, с низкой производительностью труда, то есть очень неэффективным в связи с принудительным характером труда. Оно способствовало упадку предпринимательского духа, привело к низкой эффективности распределения ресурсов и доходов на душу населения на рабовладельческом Пивдни.
В книге "Рост и благосостояние в американском прошлом: новая экономическая история" (1966) Д. Норт подчеркивает: рабство само по себе не приводило к снижению качества предпринимательской деятельности, уменьшение объема капиталовложений, нерационального распределения капитала между сельскохозяйственным и промышленным производством. При экстенсивного, в основном сельскохозяйственного производства южные плантаторы хозяйничали рационально, они лучше обрабатывали земли и эффективнее использовали капитал, труд рабов для получения наибольшей прибыли. Но Д. Норт не учитывает моральные и этические аспекты этого процесу.
Несколько позже Р. Фогель и С. Енгерман свои результаты опубликовали в книгах "Новое толкование американской экономической истории" (1971) и "Время на кресте: экономика американского рабства" (1974). их исследования показали, что интенсивная организация хозяйства, благоприятная конъюнктура рынков хлопка делали плантационные хозяйства прибыльными, расходы для воспроизводства рабов были меньше прибыли от работорговли, а эффективность сельскохозяйственного производства на "отсталом" Юге была выше, чем на "развитой" Севера, и доходы на душу населения в южных штатах были не на уровне развитых стран тех лет, но и отличались чрезвычайно высокими темпами роста. Таким образом, эффективность рабовладельческой системы, во-первых, оказалась намного выше, чем принято было считать, во-вторых, причинами ее краха были не экономические, а политические и социальные факторы. В одной из своих следующих работ "Без согласия или контракта: взлет и падение рабства в Америке" (1989) Р. Фогель показал, что считает рабство аморальным, хотя несмотря на то, что мораль выше экономику, рабство было прибыльным и ефективним.Module . Эти работы Д. Норта, Р. Фогеля, С. Енгерман и других перевернули устоявшиеся явления о реальном ходе американской истории, они чрезвычайно сильно повлияли на исследования экономистов-историков, задавая направление дальнейшей работы. В них ученые-экономисты показали, как можно использовать современные методы статистического анализа и математического моделирования для оценки, а порой и для переоценки исторических событий и их значение для майбутнього.
Однако работы в области клиометрикы и сам термин часто подвергались нападкам, их ослаблению помогали трансформация экономической науки и влияние таких ученых-экономистов, как Д. Норт, С. Кузнец и А. Герменкран (последние двое не считали себя клиометрикамы). Главным недостатком контрфактические моделей является их неспособность охватить и смоделировать все последствия контрфактические ситуации - для этого необходимо прежде всего создать такую ​​модель, которая бы полностью и адекватно отражала всю реальную экономику, принципиально невозможно. В итоге обсуждения этих работ стало в основном сводиться к попыткам учета все новых и новых связей, возникающих при контрфактические ситуациях.
Но все же указанные работы представителей новой экономической истории действительно заставили пересмотреть целый ряд традиционных представлений о развитии американской экономики в XIX ст.
Экономика рабства и дороги были далеко не единственными проблемами, которые интересовали "новых экономистов-историков". В 60-е - начале 70-х годов опубликовано целый ряд клиометричних исследований, внесли существенные уточнения в представления об истории экономического развития США и некоторых других краин.
Общее представление об итогах развития новой экономической истории в 60-е годы дает книга под редакцией Р. Фогеля и С. Енгерман "реинтерпретации американской экономической истории" (1971). Наряду с этим, с целью понимания источников длительного спада в экономике и инвестиционных показателей, Р. Фогель начал исследовать влияние долгосрочных сдвигов в демографической структуре населения, различных микроэкономических факторов на эти показатели, используя компьютерную базу и новое программное обеспечение. Осуществлены исследования оказались полезными для объяснения природы экономического роста и спада. В последние годы Р. Фогель собирает и обрабатывает документальный материал по истории домашнего хозяйства на основе оценок таких показателей, как нормы сбережений, трудовое участие, фертильность, смертность, миграция населения, исследователь, в частности, стремится определить влияние исторических традиций на состояние и роль домашних хозяйств в современной экономической системи.
Наряду с Р. Фогелем в своем анализе экономического роста Д. Норт придерживался распространенного в американской экономической науке с конца 50-х годов екрномичного империализма, то есть тенденции "вторжения" экономики в смежные отрасли гуманитарного знания. Он предпринял попытку обобщить эти новые тогда экономические подходы к разнообразной человеческой деятельности, культуры, досуга, спорта, преступности, социального обеспечения и других общественных процессов и явлений. В книге "Экономика общественных проблем" (1971), написанной совместно с Г. Миллером, Д. Норт рассматривает указанные явления общественной жизни, которые порождают много противоречий в обществе, как отдельные настоящие области экономического исследования: экономика запрета абортов, экономика моральной проституции, экономика наркомании, предупреждения преступности, экономика медицинского обслуживания, экономика риска и страхования, экономика образования тощо.
Особо следует отметить, что в отличие от большинства экономистов-историков (в том числе Р. Фогеля) для Д. Норта характерно стремление не столько к количественным и статистических оценок экономических параметров, к построению контр-фактических моделей, сколько к анализу реальных исторических явлений и событий и поиска их объяснений. Инструментом такого анализа для Д. Норта является аналитический аппарат неоинституциональной экономической теории. Новая экономическая история пытается интерпретировать исторический процесс прежде всего с точки зрения эволюции институций.
Особенности институтов и их эволюция находились в центре внимания и традиционной экономической истории. Но традиционная экономическая история была исключительно описательной, эклектичной дисциплиной, лишенной прочной теоретической основы, объяснялось решающим влиянием на нее немецкой старой исторической школы.

<- 13.3.2. Теория общественного выбора. Дж. Бьюкенен Идейно-теоретические истоки теории общественного выбора