Корнийчук Л.Я. , Татанерко Н.А.. История экономических учений (1999)

5. Развитие политической экономии

Бурное развитие производительных сил в пореформенный период сопровождался значительными социальными сдвигами, углублением классовых противоречий, оживлением общественной мысли. Изменения, которые произошли в экономической и общественной жизни страны после реформы 1861 г., сказались и на развитии политической економии.
Политическая экономия как наука в России приобрела определенный развития еще до реформы 1861 г. Было переведено и опубликовано ряд работ западноевропейских экономистов, печатались исследования отечественных ученых. Большое значение для развития политической экономии в России имело создание университетских лекционных курсов по этой дисциплине. Политическую экономию было включено в учебные планы университетов (в частности Московского, Казанского, Харьковского), а впоследствии гимназий и лицеев в 1803-1804 рр.
Одним из первых разработал курс политической экономии русском языке Тихон Федорович Степанов (1795-1847) - профессор политической экономии Харьковского университета. К нему пользовались преимущественно учебником академика Шторха, выданного французском (1815) и немецкой (1820) мовами.
На формировании общественно-экономических взглядов Т. Степанова сказались труда западноевропейских экономистов - Смита, Рикардо, Сея, Мальтуса, Сисмонди. Но решающим было влияние представителей классической политической экономии Смита и Рикардо.
Смита за разработанную им систему Степанов вообще называет «настоящим светилом». «Труд, - писал он, - является главным источником богатства - это краеугольный камень, который положил Адам Смит в основание его замечательной системы».
В своих научных трудах и лекциях Т. Степанов широко и творчески использует достижения мировой науки в области политической экономии. В двухтомном «Записках о политической экономии» и в других книгах он анализирует такие вопросы, как предмет политической экономии, суть и источники богатства, производительные и непроизводительные классы, продуктивный и непродуктивный труд, общественное разделение труда, отношения между производством и потреблением, ценность, капитал , заработная плата, прибыль, рента, процент, кредит, национальный доход тощо.
В освещении этих категорий Т. Степанов основном следовал А. Смита. В духе А. Смита он определяет такие категории, как ценность, богатство. Под капиталом он фактически понимает средства производства, хотя и предостерегает против одностороннего его розуминня.
Капиталом, писал он, продукты становятся зависимости от применения, если дают прибыль, а не используются для собственного вжитку.
Т. Степанов, не будучи вполне оригинальным мыслителем в области политической экономии, не только анализировал и пропагандировал теоретические идеи западноевропейских экономистов, а связывал их с российской действительностью, использовал для критики феодально-крепостнической системы. Мечтая о светлом будущем человечества, Т. Степанов надеялся достичь его мирным совершенствованием общества, просвитництвом.
Сторонником классической политической экономии был также профессор Киевского университета И. В. Вернадский (1821-1884). В своих трудах, опубликованных до реформы, а также в журнале «Экономический указатель» (1857-1861) издателем и редактором которого он был, Вернадский главное внимание уделяет критике крепостничества и всех добуржуазных форм производства. После реформы он защищает буржуазные отношения, становится сторонником крупного производства и крупного капитала, позволяющих научно-технический прогрес.
Положительно оценивая процесс концентрации капитала и производства, Вернадский однозначно негативно относится к крупной земельной собственности. В то время такая собственность была почти исключительно помещичьей, и Вернадский как буржуазный экономист пропагандирует ее приспособления к «рациональных», то есть капиталистических форм господарювання.
Как сторонник классической школы в политической экономии И. Вернадский отрицал протекционизм, вмешательство государства в частную инициативу, отмечал положительных аспектах свободной конкуренции.
Значительное место в исследованиях И. Вернадского занимает проблема труда. Еще в докторской диссертации «Критико-историческое исследование итальянской политико-экономической литературы в начале XIX в.» (1849) он признает труд «главным и единственным источником богатства». Он различает потребительную стоимость (пригодность) и стоимость. Стоимость, отмечает он, «определяется трудом, а не пригодностью». Следовательно, в вопросе о стоимости и об источнике доходов Вернадский стоял на позициях классической школы, однако, вопреки классикам, считал все виды труда продуктивними.
Специальную работу («Предмет политической экономии») Вернадский посвящает определению предмета политической экономии. Задача политической экономии заключается в том, писал он, чтобы открыть «естественные законы производства». Но такими законами для него есть только законы товарного производства. В том же произведении И. Вернадский пишет, что «экономические законы проявляются во всей своей силе везде, где существует труд и обмен ...». Он выступает против определения политической экономии как науки о богатстве и подчеркивает, что она изучает лишь одну сторону, одно свойство богатства - его ценность. Предмет науки он ограничивает товарным виробництвом.
Как типичный буржуазный экономист И. Вернадский выступал против социализма. Идеи социализма он считал ошибочными и их появление связывал с ростом пауперизму.
Политическая экономия в Украине в пореформенный период и до 90-х гг развивается преимущественно в русле классической школы. Экономистов интересуют проблемы анализа экономических категорий, выяснения предмета политической экономии, которой они придавали исключительное значение в общественном житти.
Профессор Новороссийского университета М. Вольский в работе «Задача политической экономии и отношение ее к другим наукам» писал: «Указав на общие принципы для создания правильной, умной и мощной системы общественной жизни, наука эта ... с непреложным успехом пыталась подготовить и создать все, что могло поддержать народы и общества на пути всеобщего благосостояния, физического, нравственного и умственного прогресса ». Для того чтобы политическая экономия успешно развивалась как наука и дальше играла надлежащую роль, необходимо, подчеркивал М. Вольский, точно определить ее предмет, то есть четко очертить круг вопросов, подлежащих изучению этой наукою.
Вопрос о предмете политической экономии решался почти во всех научных исследованиях. Больше акцентировал на нем внимание М. Вольский. Он критически анализировал определение предмета политической экономии такими западноевропейскими и российскими экономистами, как Сэй, Сисмонди, Шторх, Горлов; отрицал определения Маклеодом и Бастиа политической экономии как науки о обмин.
Предмет политической экономии, по мнению Вольского, охватывает все сферы деятельности, как материальной, так и духовной. В этом смысле политическая экономия является наукой о человеке, ее деятельность, направленную на удовлетворение материальных и моральных потребностей. Почти на такое же определение предмета политической экономии встречаем в произведениях преподавателя политической экономии и статистики Института сельского хозяйства и лесоводства в Новой Александрии, а затем в Киевском университете, - А. Антоновича. В исследовании «Основы политической экономии» (1879) политэкономию он определяет как науку об «общественном элемент в деятельности людей, направленной на удовлетворение как духовных, так и материальных потребностей».
Известный ученый-экономист М. Бунге, профессор, впоследствии ректор Киевского университета (в 80-е гг - министр финансов России) в «Основах политической экономии» (1870) определял ее как науку, задача которой «состоит в исследовании общественной стороны хозяйственных явлений и законов, которым эти явления подчинены ». М. Бунге указывал на большое значение для развития политической экономии правильного определения ее предмета и считал, что сложность такого определения объясняется позицией либеральной экономической школы и социалистов. Отстаивая путь капиталистического развития как необходимого и естественного, М. Бунге критиковал социалистов за то, что они осуждали существующий порядок и видели свой идеал в новой организации труда, в «выдуманных формах общественного устройства».
Политическая экономия буржуазного либерализма отказывалась от трудовой теории ценности. М. Вольский определение ценности касается лишь вскользь. Хотя он и ставит ценность в зависимости от общественной полезности, однако считает, что она может быть отделена от труда и именно в этом заключается ее положительное значення.
М. Вольский стремится объединить все известные экономические теории. По его мнению, «во всех писателей по политической экономии, от Ксенофонта до Чернышевского, есть много справедливого и нужно только найти среднее пропорциональное». Одновременно на взглядах М. Вольского заметно сказывалось влияние классической школы. Современники писали о нем, что он и студентам читал лекции в духе экономических взглядов А. Смита.
В М. Бунге нет четкого понимания ценности. Ее он объясняет как свойство чего-либо, что человек не может приобрести бесплатно. А величина ценности, за Бунге, зависит от спроса и предложения. Все те категории, которыми буржуазные экономисты определяли ценность (полезность, труд, издержки производства и т.д.), он рассматривал как факторы, влияющие на спрос и предложение. Сторонником теории спроса и предложения был также ученик и последователь М. Бунге профессор Киевского университета Д. И. Пихно. Но впоследствии Бунге разработал теорию ценности на основе психологической школы и определил ценность кориснистю.
Теории ценности специальное исследование посвятил А. Антонович («Теория ценности», 1877). Вопрос ценности он называет основным в политической экономии, от решения которого зависят другие вопросы этой науки. А. Антонович указывал на особое значение разработки и правильного понимания теории ценности для России, где, по его мнению, под влиянием великих реформ последнего времени зарождается самостоятельная политико-экономическая литература. А. Антонович подробно проанализировал взгляды экономистов на ценность и отметил, что их можно взять за основу, потому что все они ошибочны как с точки зрения метода, так и содержания. Ошибки, по его мнению, обусловлены тем, что экономисты в своих исследованиях анализировали ценность или с точки зрения потребления, или распределения, или производства. К первой группе экономистов А. Антонович относит Шторха, ко второй - Мальтуса, Маклеода и Бастиа, к третьей - Рикардо, Кэрри и Маркса. Смита он называет эклектики, который дал различные определения цинности.
Из всех этих направлений Антонович наиболее благосклонно относится к последнему, то есть такого, что к определению ценности подходит с точки зрения производства. Но недостатком он называет то, что, взяв за основу ценности труд, затрачиваемую на производство, представители этого направления игнорируют производительность таких факторов, как природа и капитал.
На основании критического анализа различных теорий ценности Антонович пытался дать собственное определение, которое бы учитывали производство, распределение и потребление. По основополагающий принцип своей теории ценности он принимает теорию трех факторов производства Сэя, которую пытается совместить с теорией К. Маркса. Определение К. Марксом ценности как овеществленного в товаре абстрактного общественно необходимого труда он приспосабливает к своей трактовке ценности, т.е. определяет ценность как овеществленный общественно необходимое время действия трех факторов: природы, труда и капитала. Такое толкование ценности остро критиковали современники А. Антоновича, в частности Д. Пихно. Последний обратил внимание А. Антоновича на отсутствие в этой концепции единицы для измерения производительности факторов производства. Недостатки теории А. Антоновича он видел и в том, что в ней ограничено действие таких факторов, как полезность и соотношение между спросом и предложением, влияющие на циннисть.
Сторонником и защитником трудовой теории ценности был М. Коссовский. В исследовании «Ценность и цена» (1883) закон «меновой ценности» он называл основным законом политической экономии. Он указывал на наличие многих неоднозначных трактовок ценности. Это означает, писал Коссовский, что у каждого своя, собственная наука, или такой науки и вовсе нет, а есть только ученые. Он достаточно подробно и критически анализировал существующие теории ценности, подчеркивая, что для решения вопроса о ценности необходимо пользоваться диалектическим методом, как это делал К. Маркс.
Однако диалектика не является для М. Коссовский общим методом познания, а лишь одним из методологических принципов. Источником ценности М. Коссовский называл труд, затраченный на производство товара. Это утверждение, по его мнению, может стать поворотным пунктом в истории политико-экономических учений.
М. Коссовский подробно анализирует изложение теории ценности представителями классической политической экономии. Он подчеркивает, что постановка этого вопроса имела место еще в Петти и ссылается при этом на «Капитал» К. Маркса. В теории ценности А. Смита, указывает Коссовский, доминирующего положения о том, что ценность определяется трудом, необходимым для производства товара; Д. Рикардо развивает трудовую теорию ценности и считает ее основой своего экономического учения. Последнее слово в развитии теории ценности принадлежит К. Марксу.
М. Коссовский правильно понимал основные положения теории ценности К. Маркса. Он писал, что элементом, который определяет ценность, является лишь «общественно необходимое рабочее время», единица его измерения - простая работа. Анализировал М. Коссовский и зависимость между ценностью и продуктивностью праци.
М. Коссовский отрицал экономистам, которые считали, что ценность определяется соотношением спроса и предложения. Он указывал на противоречивость утверждений и экономистов, которые основой ценности считали полезность, или (как Шеффле), труд и полезность. Теорию издержек производства М. Коссовский называет просто бессмысленной. Ее ошибочность, по его мнению, заключается в отождествление таких категорий, как труд и рабочая сила, являются понятиями совершенно разными. То, что экономисты не видели разницы между ними, М. Коссовский называл кардинальным недостатком политической экономии до К. Маркса. Будучи горячим сторонником и защитником теории трудовой ценности, М. Коссовский абсолютизировал эту теорию, придавая ей большого значения в перестройке социально-экономических отношений. «Уложенная в основу социально-экономических отношений, она, - писал Коссовский в работе« Ценность и цена », - преобразует эти отношения, обновит их, обновляя и превращая существующий ныне принцип распределения. Тогда появится другая политическая экономия, исчезнет железный закон заработной платы, исчезнет рента, земледельческая и капиталистическая, исчезнет, ​​иначе говоря, экономическое рабство и эксплуатация ».
Зависимости от толкования экономистами категории ценности трактовалась ими и теория распределения. М. Бунге, как и большинство экономистов, считал, что в производстве участвуют три фактора: труд, природа и капитал. Каждый из этих факторов является самостоятельным источником ценности. Ценность, создается тремя факторами, соответственно разделяется на три вида доходов: заработную плату, ренту и прибыль. Эти виды доходов соответствуют и трем классам общества (рабочие, землевладельцы и капиталисты). Доля каждого из них в распределении доходов определяется, по мнению Бунге, соперничеством, который может изменять эти доходы в тот или в другую сторону. Он поддерживал принцип вмешательства государства в экономическую жизнь и утверждал, что это будет способствовать «справедливому распределению доходов». М. Бунге не только преподавал собственные взгляды на теорию распределения, но и анализировал распространенные тогда теории по этому вопросу, отрицая, что за капиталистического производства прибыль является отчислением от заработной платы. Такие выводы, по мнению Бунге, давали теоретическую оружие в руки социализма.
М. Бунге был сторонником теории разделения Кери и Бастиа, чрезвычайно высоко ценил этих экономистов за то, что они выступили против классической школы, против ее учения о полярности прибыли и заработной платы и создали свою теорию «гармоничного развития». М. Бунге называет Бастиа достойным учеником Кэри, у которого он заимствовал и оружие против социализма, и основы вчення.
Аналогичных взглядов относительно распределения придерживался и А. Антонович. Природу, труд и капитал он рассматривал как факторы производства и одновременно как самостоятельные источники ценности. Носителями этих факторов Антонович считал землевладельцев, рабочих и капиталистов, которые благодаря этому получают свою долю. «Объективность в распределении результатов производства, - писал А. Антонович в« Курсе политической экономии », - заключается в том, что каждый из участников производства получает то, что он создал». Разделяя взгляды Кэри и Бастиа на «гармоничное сотрудничество» разных классов - участников производства, Антонович исходит из того, что из роз витком производительных сил все больше достигаться равенство участников производства - рабочих, капиталистов и землевладельцев, обеспечит каждому получения его доли в вы-производства, т.е. приведет к установлению справедливого вознаграждения за працю.


В конце XIX - начале ХХ в.




<- 4. либеральное народничество Глава XII. Кейнсианство и его особенности в разных странах ->