Корнийчук Л.Я. , Татанерко Н.А.. История экономических учений (1999)

2. Экономические дискуссии 20-30- х гг

После Октябрьской революции и прихода к власти большевиков в России формирования советской экономической мысли происходило в процессе дискуссий, которые осуществлялись на демократических принципах, и завершилось установлением идеологического диктата так называемой пролетарской политической економии.
Методологические дискуссии 20-30-х гг сказались на развитии экономической теории и, прежде всего, способствовали признанию необходимости существования политической экономии даже в социалистическом обществе, определили ее структуру.
Наличие разнообразных направлений и школ в экономической и историко-экономической науке - важнейшая реальность того времени, но такой же реальностью была идеологическая непримиримость большевизма, обусловившее конце 30-х гг его полную победу, достигнутую не научным убеждением оппонентов, а насильственным внедрением собственных взглядов на закономерности общественного розвитку.
В первые годы Советской власти решался вопрос о концепции построения социалистического общества. Ленинская модель построения государственного социализма была аналогичной государственно-капиталистической (централизация банковской системы, монополизация предприятий в промышленности и торговле, создания потребительских обществ и т.п.), но без частной собственности, без товарной формы распределения. То есть с государственно-капиталистической формы изымались основные факторы ее саморегулирования. Зато предлагался новый механизм управления экономикой, который сначала реализовался как политика «военного коммунизма», а затем должен был быть воплощен в тотальном директивном планировании.
Реализация этой концепции социалистического строительства, разработанной Лениным как обоснование курса партии на социалистическую революцию и базировалась на двух составляющих - диктатуре пролетариата и общественной собственности, - натолкнулась на невозможность немедленного решения проблемы формирования социалистической власности.
Поэтому уже в самом начале революционных преобразований в стране формируются два взгляда на ход дальнейшего развития, на характер решения экономических и других противоречий. Один из них, ориентированный на максимально быстрый и непосредственный переход к социализму, минуя промежуточные формы, был представлен концепцией «военного коммунизма». Другой взгляд был изложен В. Лениным в таких работах, как «Очередные задачи Советской власти», «О левое ребячество и мелкобуржуазности». В этих работах были сформулированы основы будущей экономической политики.
Основным мотивом ленинских статей была критика идеи Троцкого о непосредственном «введение социализма». Возможность решения проблемы соотношения сил капитализма и социализма в пользу последнего Троцкий усматривал в немедленном обобществлении производства, т.е. установлении общественной собственности, и в планировании народного хозяйства. Так, он указывал, что попытки государства регулировать экономические отношения являются бессмысленными, если не произошло обобществление и огосударствление собственности. Ленин же писал, что социализм «непосредственно, сразу, без переходных мер, в России неосуществим».
Структура собственности в России, стране, где капитализм начал развиваться незадолго до революции, была очень пестрой: наряду с капиталистическими ее формами существовали кооперативные, общинные формы крестьянской собственности, малые частные формы, значительную долю составляла мелкобуржуазная собственность. И если национализации капиталистических предприятий поддерживали народные массы, то немедленное обобществление малых частных форм собственности могло привести к негативным наслидкив.
Поэтому Ленин и выдвигает идею о переходе к социализму через постепенное превращение всех форм частной собственности в собственность общественную, социалистическую: «Первое, что установлено абсолютно точно всей теорией развития, всей наукой вообще, и забывали утописты, что забывают современные оппортунисты, которые боятся социалистической революции, - это то обстоятельство, что исторически, несомненно, должна быть особая стадия или особый этап перехода от капитализма к коммунизму ».
Ленин сформулировал идею многоукладности переходной экономики, т.е. объективную необходимость достаточно длительного сосуществования социалистического уклада с укладами частнохозяйственный, в том числе с мелкотоварным и капиталистическим, и конкуренцию «государственной промышленности» («национальных фабрик») с другими укладами.
Было теоретически определена структура конкретных экономических переходных мероприятий и последовательность их осуществления. Речь шла о мерах как общедемократического, трансформационного порядке, так и «собственно социалистического обобществления», в том числе о: экспроприацию собственности, национализации банков, отмены права наследования и ин.
Ленинская концепция исходила из необходимости сохранения во многих сферах народного хозяйства товарной организации общественного производства, то есть временной, вынужденной, несоциалистической его формы, регулируемой законом вартости.
Важное место в программе построения социализма принадлежало аграрному вопросу, обоснованию стратегии социалистического обобществления сельского хозяйства, в частности кооперирования мелких производителей села.
Ленин занимал особую позицию в острых дискуссиях периода «военного коммунизма» по вопросам сельского хозяйства. Так, в проекте программы РКП (б) он писал, что в создании большого сельского хозяйства «главной задачей советской власти является существование и исследования на практике наиболее целесообразных и практических переходных средств в этом направлении», а на VIII Всероссийском съезде Советов 1920 г . открыто говорил о необходимости в переходный период «опираться на единоличного крестьянина, он такой и другим не будет, и мечтать о переходе к социализму и коллективизации не приходится».
Это мнение разделяла большой специалист по аграрной статистики А. И. Хрящева, которая в статьях и книгах 20-х гг уверяла, что для крестьянских хозяйств характерны «социально-органические процессы»: деление, объединение, ликвидация, изменение экономической мощи. Мелкое крестьянское хозяйство, по ее мнению, является достаточно стабильным, а продукты классовой дифференциации не задерживаются на селе (его оставляют обе скрайни группы - пролетаризированные бедняки и богачи, ставшие капиталистами), поэтому следует учитывать реальное положение справ.
Усилиями В. Ленина на IX съезде РКП (б) было заблокировано резолюцию В. Милютина о огосударствление кооперации, поддержанную большинством выступающих. Ленин доказывал, что «сейчас говорить о национализации кооперации не представляется возможным», ссылаясь на то, что для этого еще не созрели умови.
Того, что общественная форма собственности является решающим для становления социализма, не отрицали экономисты ни одного из направлений. Их взгляды отличались только по вопросу целесообразности и возможности формирования социалистической собственности, победы социализма взагали.
К первой годовщине Октябрьской революции был издан сборник статей, посвященных экономической истории молодой республики. Л. Мартов, например, писал в этой подборке, что, по его мнению, социализм в России вообще построить невозможно из-за экономической отсталости государства. Ни крестьянство, ни полупролетарское населения послевоенных городов, ни интеллигенция не проявили за год поезда к социализму, они полностью проникнуты духом капиталистической наживы. Он указывал, что попытка большевиков опираться на самодеятельность масс наталкивается на анархию: в селе воцарился «лентяй» - бедняк, который притесняет хозяина - трудового крестьянина, а в городе пролетарии требуют лишь удовлетворения своих потребительских инстинктов и уклоняются от развития производительных сил. Большевики же соглашаются с этими настроениями, внедряя «потребительский коммунизм».
«Экономическая политика большевиков, - пишет в статье« Народное хозяйство и «социализм» Д. Далин, - это сплошной утопизм и доктринерство ». «Большевистский социализм» стал победой принципа «разделения» и в сфере распределения, и в сфере производства. Государство показало полную несостоятельность руководить производством: «где есть производство, там нет« социализма », где есть« социализм », там нет производства», - заканчивает Далин.
Позже (в эмиграции) он издал книгу, где доказывал, что в области построения социалистической экономики в советской России наблюдается «одна только сплошная грандиозная неудача». Корень этой неудачи - в отношении большевиков к крестьянству. Получив землю из рук Советской власти, крестьяне немедленно отказались от участия в революционной борьбе и стали рьяными защитниками частной собственности, объединились с буржуазией. Советская власть была начать настоящую войну с крестьянством, что неизбежно должно привести к разрушению в хозяйстве.
Н. Устрялов, Д. Далин, Р. Абрамович указывали на то, что общественная собственность - это неестественная форма, ее можно установить только насильственным путем, она непременно приведет к разрушению хозяйства, поскольку подорвет все стимулы к труду, к развитию. Свое утверждение они обосновали, исходя из неоклассических позиций.
Большинство экономистов доказывала, что частная собственность создает мощные стимулы для развития производства, поэтому возврат к капитализму является неминучим.
Г. Гурвич в статье «Социализм и собственность», опубликованной в 1928 г. в одном из эмигрантских журналов, выступая против любых форм огосударствления собственности, указывал, что общественная собственность может принадлежать только государству и «никоим образом не принадлежит отдельным частям государства или отдельным гражданам », поэтому процесс обобществления есть ни что иное, как создание основ монополизации. Он указывал, что монополии - это разрушительная сила, которая искажает все естественно-экономические связи в суспильстви.
Даже те экономисты, которые разделяли марксистские взгляды относительно необходимости внедрения общественной формы собственности, которая, по их мнению, уможливлюватиме плановое управление хозяйством, а значит, предотвращать недостаткам капиталистического строя (кризисов, эксплуатации, обнищанию и т.п.), делились на две групи.
Одни, вслед за Лениным, считали, что переход к социалистической форме собственности должен происходить постепенно: конфискация, национализация - это только первые шаги к утверждению социалистической собственности. Значительно более сложным процессом является действительное обобществление производства, которое происходит через его естественную централизацию и концентрацию.
Другие (этих взглядов придерживались «левые коммунисты» - Бухарин, Бубнов, Осинский, Иоффе, Смирнов, Троцкий, Преображенский) требовали, чтобы этот переход осуществлялся как быстрый, мгновенный акт (без переходных форм) по принципу конфискации власности.
Логическим продолжением темы переходного периода были дискуссии, развернувшиеся вокруг проблемы введения новой экономической политики (НЭПа).
Вследствие политики «военного коммунизма» противоречия многоукладной экономики слишком обострились и перешли в политическую сферу, стало проявляться прежде всего в массовых крестьянских бунтах и ​​повстаннях.
При таких обстоятельствах начался переход к новой экономической политике, выходящего из реальностей многоукладной экономики. Составляющими нэпа стали: перевод государственных предприятий на условия экономической самостоятельности; внедрение товарно-денежных отношений, использование государственного капитализма, кооперации, установление налогового принципа взаимодействия предприятий всех секторов экономики с государством; налаживание международных экономических связей.
Фактическая смена ориентиров произошла не мгновенно и сопровождалась ожесточенной борьбой против попыток реставрации «военно-коммунистической» модели, поскольку внедрение нэпа как ученые-экономисты, так и политики часто связывали с возвращением к капитализму.
Особенно громко идея возможной реставрации капитализма через нэп раздавалась в немарксистской экономической литературе, в частности в трудах группы ученых, группировались вокруг известного эмигрантского журнала «Смена вех» и лидером которой был известный юрист М. В. Устрялов. Свои экономические взгляды он изложил в программной статье с характерным названием «Patriotica», где писал, что нэп - это не «тактика», а «эволюция большевизма».
Он понимал такую ​​эволюцию как возвращение России к капитализму. Отождествляя политику «военного коммунизма» с коммунистическим строем, Устрялов пишет, что коммунизм - это химера, которая задушила продуктивные силы государства, а нэп - раскрепощение этих сил, средство для большевиков остаться у власти. Советская власть якобы не отказывается от лозунгов социалистической революции, на самом деле принимает буржуазных мер, необходимых для экономического возрождения держави.
Д. Далин посвятил свою статью анализа «коммунистической экономики». Так он называет экономику Советской России периода гражданской войны и интервенции. «Регресс является законом коммунистического хозяйства в России, - пишет Далин - это первая, основная черта этого« способа производства ». Вторая черта - всеобщая уравниловка. Именно идея равенства стала причиной национализации промышленности и банков, передела земли на селе, ликвидации свободной торговли. Общее уравнивание, по его мнению, привело к исчезновению стимула личной заинтересованности. Отсюда экономический упадок и голод 1921 Коммунизм по-большевистски, пишет Далин, является победой «потребительской тенденции на производственной».
Нэп, продолжает Д. Далин, - это закономерное возвращение к капитализму. Но большевикам не справиться с этим процессом. Буржуазия не соглашается на аренду, крупные предприятия остаются убыточными, на селе царит бесхозяйственность бедноты, а в продовольственном деле «большевистская свобода торговли» привело к голоду.
Другие авторы пражской сборника «Смена вех» и одноименного парижского журнала, например А. В. Бобрищев-Пушкин в статье «Новая вера», делают вывод: между Советской властью как правовым институтом, и социализмом нет ничего общего. Советская власть не отрицает частной собственности. Вся революция в России привела лишь к перераспределению приобретенного путем ограбления имущества. Это перераспределение проходил полностью на основе частной собственности, поскольку «народ является убежденным собственником». По мнению автора, народ тяготеет к реализации частнособственнических инстинктов, поэтому в России будет и частная собственность, и частная инициатива, и торговля, и кооперация, не будет только выброшенных за границу предыдущих власникив.
Аналогично понимали суть нэпа Троцкий и его сторонники, которые рассматривали нэп из позиции «левее Ленина». Сам Л. Д. Троцкий неоднократно пугал капиталистическим перерождением России. В знаменитой речи на VII расширенном пленуме ИККИ он отрицает социалистический содержание экономики страны базируется на сочетании социалистического и частнособственнического укладов и на товарных отношениях. Он доказывает, что такая экономика постепенно попадет в зависимость от мирового капиталитичного хозяйства.
В трудах его сподвижника Е. Преображенского эти проблемы также занимают значительное место. Уже на заре нэпа он с ультрареволюцийних позиций критикует новый курс как «политику, что означает свободу обогащения, накопления и использования наемного труда и ничего больше».
По мнению Преображенского, за нэпа в России действуют два «естественные законы». «Естественный закон» развития мелкого товарного производства восстанавливает капиталистические отношения, отменены Октябрем. «Естественный закон» развития социалистического общества основывается на базе крупной промышленности, ориентированной на расширение прорыва, совершенного революцией наружу, со стремлением за счет мелкобуржуазного и середньокапиталистичного окружение расширить его изнутри.
Оба закона, считал Преображенский, действуют независимо от государства диктатуры пролетариата. На то они и «естественные». Советская власть не способна управлять и вынуждена будет им подчиниться.
Говоря о будущем, он не исключает того, что «процесс развития и восстановления капиталистических отношений в ближайшие годы випереджуватиме процесс« социализации », а крестьянство может начать войну с пролетариатом».
Преображенский указывает на неизбежность экономических кризисов в переходный период. Он усматривал причину их в сосуществовании капитализма (которому присущи кризиса) и социализма (управляемый планово). Причиной кризисов является, по его мнению, также и ошибки плановых органив.
Именно проблема управления народным хозяйством, которое базировалось на двух формах собственности и в перспективе казалось как социалистическое, основанное на общественной собственности, горячее дискутировалась в экономической литератури.
Часть экономистов признавала директивное централизованное планирование развития обоих секторов экономики главным направлением государственного управления процессом обобществления производства. Они полагались на уравновешивающие действие плана (обязательного к исполнению) в экономическом, утверждая, что план является полноценным и эффективным заменителем рычагов саморегулювання.
Другие ученые считали, что сектор экономики, ориентированный на восстановление товарно-денежных отношений, должна развиваться по принципу саморегулирования. Вмешательство государства в развитие этого сектора нужно ограничить индикативным планированием на основании плана-прогноза.
















<- 1. Основные этапы становления и развития экономической науки в СССР 3. Развитие советской экономической науки в 30-90- е гг ->