Проскурин П.В.. История экономики и экономических учений (2005)

5.7. социалистические концепции

Расписание родоплеменного строя породил условия для дифференциации социально-экономического положения людей. Человек биопсихосоциальная. Она дифференцирована с позиций биологических: больная, сильная, слабая и т.д. С позиций психологических: она безынициативна, агрессивная, апатичен, целенаправленная, безликая, эгоистична, альтруистическая. Эти различия родоплеменного строя не отразились на социальном и экономическом положении, уровне жизни, общественного положения и были усреднены. Значение каждого голоса в решении проблем того времени было ривнозначним.
Разрушение родоплеменного строя положило начало общей дифференциации социального и экономического положения человека. Как уже указывалось ранее, его последствия существенно отличались в исторических типах человеческих цивилизаций.
Если Китай через семью, через абсолютизм государственной власти на длительное время избежал резкой дифференциации, а Индия через индуизм и буддизм эти различия закрепила в кастах, то западноевропейская цивилизация, идя своими путями реализации требований аграрной технологической революции, эту дифференциацию осуществила в ее наиболее контрастном варианте. Образцы: Греция, Рим, средневековая Европа. Индустриальная технологическая революция обострила дифференциацию. Это видно на примере Англии, Франции, Германии, Росии.
Биологические различия неизбежно должны были породить разделение труда. Разделение труда в первоначальной коммуне нивелировался господствующими традициями и прежде всего равенством в распределении и потреблении с учетом половозрастных особенностей и биологических характеристик. По коллективной организацией большей части сторон жизни не была выражена индивидуальность - свобода действий индивида. На следующих этапах цивилизации как охота (рыболовство), пастушеский образ жизни - определяющий образ жизни сформировал ментальность. Она у охотника породила скрытность, немногословность, замкнутость. В определенной степени такие черты формировались и у скотоводческих племен. «Как слабый разделение труда, так же слабый дух общественности, и потребность разумного общения», - пишет Рошер (с. 107). И только при переходе к земледелию утверждается оседлость, разделение труда, община как страхование рисков, наконец, семья, как микрочастица общества, сохранила традиции и обычаи племени. Так если на ранних этапах изгнание из племени было тягчайшим наказанием, так и долг перед семьей, проклятие семьи, изгнания из нее было морально-этически также не менее тяжелой карою.
Именно на основании развала матриархата утверждается центр новой общественной системы. Семья обусловила появление разнонаправленных интересов личных и общественных. Они развивались в разных формах как личные, общинные, сеньориальных, национальные, человеческие, Эти формы имели неодинаковые функции. Община выступала коллективным началом в противопоставлении частное - сеньориальных, частное - национальное, частное - человеческое. Она была своеобразным страхователем от произвола и насилия частного и национального в общественной жизни, а также природных катаклизмив.
Но община имела и национальные особенности. В той же Индии она выступает основной формой хозяйственно-экономической деятельности сельского виробника.
Но при прочих равных условиях коллективное начало в традициях и обычаях всех народов сохраняется надолго. Оно выступает в самых разных формах.
Традиции могут отсутствовать в странах, где основную часть населения составляют эмигранты. Так, например, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия. Здесь нет этого сформированного на начальных шагах развития человеческой цивилизации конституированную початку.
Биологические различия оказались под прессом социальных факторов. Семья как социальный феномен, реализует достижения аграрной технологической революции. В европейском варианте цивилизация неизбежно должна была прийти к монополии на результат своей деятельности - частной собственности. Частная собственность и разделение труда породили торговлю и ее важнейший инструмент - деньги. «Хотя первобытные времена истории, то есть при том состоянии общества, когда природа предлагала человеку землю и земные плоды в таком же состоянии, в котором она сейчас предлагает ему воду и воздух, частная собственность не была так беззаконная и вредная, как сейчас. Так пишет Гильдебранд мнение коммунистов, но потом своими природными последствиями, особенно праву наследования, - она ​​сделалась источником невыразимого зла и общей демократизации (с. 89).
Частная собственность наносит тяжелый удар по морально-этическим традициях родоплеменного строя, «находящихся в бессознательном психическом».
Тюрго пишет: «Стремление увеличить собственность реализуется или через грабежи, или через торговлю. Торговля аморальна, каждый стремится продать дороже, купить дешевле. Безнравственность и торговля однопорядковые. Торговля усиливает дифференциацию. Потому что только крупный собственник добьется успеха там, где мелкий проигрывает. Деньги сняли с г заботу о работнике как его функционера труда, о его здоровье и старость. И если вещное богатство имеет свои границы, тогда денежное их нет. А значит - растет условие и диференциации.
И если биологическое остается малозминним как психологическое, то человек остается во многом тем, что заложено в нее двумя сторонами.
История христианства, советского социализма свидетельствует, заложенные этими факторами черты в человеке остаются неизменным. История римских пап, которые погрязли в безнравственности, история коммунистической номенклатуры подтверждения цьому.
Все человеческое мне не чуждо - так говорил родоначальник марксизма. Какой спектр человеческих страстей в этом твердженни.
Из сказанного следует вывод, что дифференциации в более контрастной форме должно подлежать город. Но город страховало себя гильдейские построением, цеховой регламентациею.
Разрушение цехов открыло шлюзы стремительному обострению противоречий между богатыми и не состоятельными. Здесь таким орудием выступают рыночные отношения. Именно в рыночных отношениях рост эффективности использования ресурсов осуществляется с нарушением социальной справедливости на основе прежде всего естественного права. Мы все люди, по уму и желудком брать мы, все дети Бога (Христа, Аллаха) или богов - как для индуизма. Но почему такие контрастные различия имеет жизнь? Так должно появиться идея равенства, социальной справедливости.
Христианство решает этот вопрос. Мы все равны перед Богом, легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому попасть в рай. Нет равенства на земле, но она на небесах. Но может она быть и на земле, в земной жизни. Как ответ на эту реальную ситуацию должны были появиться идеи социализма, как общества равных среди равных, общества, в котором текут молочные реки в кисельных берегах.
На разных этапах это общество по-разному конструировался, иногда опережая многие из сторон, этой социально-экономической общественной организации, которые оказывались уже потом, на более поздних этапах развития, притом не только в конструировании, но и в практическом экспериментировании. Христианский социализм против революционных действий. А этих гражданских бунтов в его истории более чем досить.
Борьба за независимость: национальную, идеологическую, политическую, экономическую несла с собой разрушение, опустошение как в Европе, так и в Северной Америке. В Французскую революцию 1789-1794 годов, которая проходила при массовом погроме, казнили Бабефа и его сторонников только за то, что они хотели основать «коммуну равных» и установить равенство доходов. Участвовал в революции аристократ Анри Клод де Рубруа Сен-Симон, родоначальник концепции сен-симонизма. Сен-Симон в своей концепции индустриального христианства приходит не сразу. На раннем этапе Сен-Симон - представитель французского дворянства, исходит из того, что опека высших над низшими может быть полезным для низших. Это отражение феодальных отношений - сеньориальных ответственность перед его подданными. Революция 1789-1794 годов эту зависимость ликвидировала, оставив низших незащищенными перед новыми бедами, порожденными новой эпохой. Сен-Симон уловил эту черту послереволюционной Франции. Задача Сен-Симона - католика-христианина - найти такую ​​форму в новых условиях. Бурный современной жизни (участие в освободительной борьбе Северной Америки, участие в революции 1789-1794 годов) наложило ему свой отпечаток на поиск новой формы захисту.
Революция - это власть террора и у нее кровавое лицо. Она не уважает заповедей христианства. (Вольтеровского: «Смерть гадине - церкви» нашло свое конкретное воплощение в этих событиях). Но не поколебало христианских убеждений герцога Анри Клод де Рубруа Сен-Симона. Бог милостив к работающим, а не к бездельникам. Сен-Симон за работающих, против бездельников. Но трудится и банкир, и промышленник, и торговец, и работники умственного труда. Бездельники - королевское окружение, офицеры, придворные, религиозные служащие. Среди неработающих следует выделить тех, кто может выполнять тяжелую миссию творца и исполнителя. В поисках такой фигуры он сначала выдвигает ученого, но потом отвергает это решение. Им не может быть ученый, поскольку узкий круг его интересов - они безынициативны. Он видит победное шествие индустриального развития. А значит промышленник и выступает заглавной фигурой новой системы понятий и учреждений. По Сен-Симоном, история человечества в своем прогрессе: иногда она чрезвычайно усиливается, а потом человек ищет отдыха в состоянии временного застоя, недвижимости, чтобы собрать силы снова броситься в стремительное движение. Такое состояние он называет органическим. Такова, например Западная Европа до Лютера. А от этой точки человечество берется за переработку прежней системы, происходит борьба с защитниками системы - это критическая эпоха, приходит к выводу о том, что промышленники тоже не могут выполнить эту задачу, и передает эту роль артистам.
После этой переработки возникает течение, названа сен-симонизмом.
Коренной идеей Сен-Симона в конечном счете выступает любовь. Как пишет о Сен-Симона Н. Г. Чернышевский, «за нынешнего положения общества обязанность любить ближнего как брата должна заключаться в заботе о быстрее возможное улучшение материального и морального жизни многочисленного и беднейшего класса. В этом и была цель власти. Пока папы оставались верными своему назначению и господствовали над миром. Но власть папы ограничивается только религиозный, умственной жизнью, а мирскую жизнь принадлежит светской власти. Так возник дуализм папы и императора. И тогда папство выдвинуло как утешение бедным «терпение есть добродетель», физическое страдание ведет к духовной сладости. Этому совету по мнению Сен-Симона, могло быть достаточно для времен войн и завоеваний. Но настали другие времена, когда жизнь начала развиваться путем промышленности. Тогда католичество было потрясено до самой основи.
Для промышленности нужна была новая наука: математика, физика, физиология, астрономия. 3ьявився Лютер. Власть папы исчезает. Протестантство разрушило папскую власть. Протестантство признало одну из трех главных способностей человека - чувства. «Ученые развивают человеческую мысль, промышленники удовлетворяют материальные потребности. Протестантство разрушило папскую власть, но именно осталось недовольным. Общество нуждается духовной власти, которая занимала все потребности и вела людей к цели христианства и улучшения судьбы многочисленного класса, действуя на чувства артистов, а уже через ученых - на материальные дела промышленных людей ». Н. Г. Чернишевський.
Так было действовать индустриальное христианство, родившегося в сложных условиях начала индустриальной технологической революции, революции политической во Франции, событий в Северной Америке, создание Священного союза и появлению класса промышленных робитникив.
Но как пишет Фейхтвангер в «Гойя», «и в другой стране, революционным путем пыталась воплотить в жизнь идеи просвещения - в США, государственные деятели начали заигрывать с отжившими идеями, там отвернулись от Франции, без помощи которой никогда не была завоевана независимость, начали холодную войну против республики ».
В индустриальном христианстве красной нитью приходит идея отрицания революционных действий. Новое общество должно и обязательно утвердится в силу появления на исторической сцене новых индустриалов - трудящихся. Причем трудится не только рабочий, крестьянин, но и банкир, предприниматель, купец, врач, юрист. Именно они несут новое христианство - индустриальное. По Сен-Симоном общество, как и индивид, имеет свою молодость, зрелость и старость. Эпоха интеллектуального развития человечества соответствует интеллектуальному развитию отдельного индивидуума, а значит их можно предвидеть. «Будущее состоит из последних членов известного ряда первые члены которого составляют прошлое. Изучив новых членов, четко установить следующее: таким образом, хорошо наблюдаемого прошлого легко можно вывести будущее ». Индустриализм - пункт развития человечества. Здесь начало исторического метода названного позже исторической школой Германии. С помощью того же метода они показывают движение от семьи к общине, от общины - к науке, от науки - к международному соглашению всемирной ассоциации. Сен-Симонисты не нападают на частную собственность, но на право наследования, считая, что частная собственность окончательно исчезнет в результате государственного насилия - постепенного распространения на пользование ею всеми членами асоциации.
Как видим, эволюционный путь движения к социализму появился не в конце XIX века, а в его первой половине. Эволюция основывается на формировании убеждений, идей и доктрины - движущих сил этой еволюции.
В отличие от них Маркс делает ставку на материальное производство, а идеи для него лишь отражение вещей. Но и идеи становятся материальной силой, если они овладевают масами.
Социализм сен-симонистив обращен к культурных слоев, в нем нет народного. Он «навеян незнанием рабочей жизни, а очень верной интуицией и наблюдением над крупными событиями в экономической жизни их времени», - заключают Ш. Жид и Ш. Рист (c. 181).
А это большое событие - индустриальная технологическая революция, которая преподнесла эффективность производства на невиданную доселе высоту. Это обеспечивает всем людям отличные материальные условия (питание, одежда, жилье). Поставить не только предметами первой необходимости, но и всеми радостями жизни. А для этого поощрять все виды деятельности и «соблазном частных выгод побуждать к деятельности всевозможные предприятия ... Не надо затевать иска по поводу барышей, полученных от работы в пользу государства, следует отдавать эти барыши вполне частным лицам, которые осуществляют эти работы ». Чем не государство всеобщего благоденствия по теории США второй половины XX столиття.
В условиях индустриального христианства, как утверждает Сен-Симон, руки бедняка будут по-прежнему кормить богатого, но богатой получает повеление работать головой, а если его мозг не способен к работе, то он будет обязан работать руками. Так общество, в котором нет места бездельникам, а только трудящемуся, все равно, где он працюе.
Об этом говорит и «парабола Сен-Симона». Представим - говорит Сен-Симон, - что Франция вдруг теряет своих пятьдесят первой физиков пятьдесят химиков, пятьдесят первый физиолог, пятьдесят первыми банкирами, своих первых двухсот купцов, шестьсот первых земледельцев, пятьдесят первых владельцев железоделательных заводов и т.д. Поскольку эти люди - главные производители во Франции, которые производят главные продукты, то нация, потеряв их, немедленно превратится в безжизненный организм. И если с ней случится несчастье и она в один день потеряет брата короля? И Сен-Симон перечисляет всех членов королевской фамилии и она потеряет крупных чиновников, начальников департаментов, статс-секретарей, маршалов, кардиналов, епископов и других священнослужителей, но эта потеря тридцати тысяч человек, которые считаются важнейших персон государства, нанесла бы только морального шкоди.
В индустриальном обществе сохраняется государственное правление. «Франция, говорим мы, крупная мануфактура. Но самое важное - работа в мануфактуре состоит в том, чтобы сначала установить способ фабрикации продукции, а затем урегулировать интересы предпринимателей с интересами рабочих, с одной стороны, и с интересами потребителей с другой ».
Политика не исчезает, а меняет свою сущность, она станет «наукой о производстве ... содержание которой будет испытуемым наиболее благоприятного для всех родов производства положения дел ». Сен-Симонисты провозглашают:
- Экономическое правительство вместо политического;
- Управление вещами вместо управления людьми
- Производственные ассоциации как важнейшая форма организации виробництва.
Если Сен-Симон находился под благотворным влиянием индустриального движения, то Ш. фур 'критикует индустриализм. Он исходит из четырех ступеней развития общества: дикий состояние, варварство, патриархат, цивилизация. Перед тем как вступить в новый социальный период, общество должно пройти эти стадии. В современный период, по Фурье, цивилизация вступит в последнюю стадию - дряхлость. Он утверждает: «цивилизация становится тем отвратительнее, чем ближе она к своему концу».

<- 5.6. Ж. Ш. С. Сисмонди 5.8. Экономический взгляды М.Г.Чернишевського ->