Проскурин П.В.. История экономики и экономических учений (2005)

9.6. Социальные идеалы Д.М. Кейнса

Социальные идеалы Кейнса высказываются в основном в 24 разделе «Заключительные замечания о социальной философии, к которой может привести общая теория».
Автор резко констатирует «значительными недостатками экономического общества в котором мы живем, является его неспособность обеспечить полную занятость, а так же произвольно и несправедливое распределение богатства и доходов» (с. 510). Он отмечает, что с конца XIX века были введены подоходный, дополнительный прогрессивный налог с наследства, что обусловило значительное уменьшение дифференциации богатства и доходов. Но возникла и оппозиция, которая утверждала, что через налоговые изъятия можно уменьшить стимулы к накоплению богатства, а значит и рост инвестиционных рисков. Они считают, как уже отмечалось ранее, что рост капиталов зависит от сбережений богатых людей за счет их излишков. Но как доказал Кейнс «до достижения уровня полной занятости рост капитала вообще не стимулируется слабой склонностью к потреблению, а напротив сдерживает его. В современных условиях рост богатства не только не зависит от воздержания состоятельных людей, как всегда думают, но скорее всего сдерживается им »(с. 510-511).
Кейнс утверждает, что есть социальные и психологические оправдания значительного неравенства доходов и богатства. «Есть такие нужные виды человеческой деятельности, для успешного осуществления которых требуется меркантильная заинтересованность и общие условия частной собственности на капитал» (с. 511). Опасные человеческие склонности, то же нарциссизм лучше направить на «зарабатывание денег, иначе они могут найти выход в жестокости, безрассудной стремлении к власти и влияния, и других формах самости» (с. 511).
В сокращении неравенства распределения богатства в будущем определенная роль принадлежит теории процента. До Кейнса относительно высокой нормы процента оправдывали необходимостью создания достаточного побуждения к сбережению. «Мы показали, что величина эффективного сбережения неизбежно определяется размерами инвестиций и увеличение размера последних соответствует низкая норма процента, ... нам всего выгоднее снижать норму процента до такого ее отношения к величине предельной эффективности капитала при котором будет обеспечена полная занятость »(c. 512).
Кейнс подчеркивает, что предельная эффективность капитала с увеличением массы капитала ведет к снижению нормы процента. Даже возможно наступление момента, когда процент становится величиной бесконечно малой - это по Кейнсу «означало бы эвтаназию рантье, и следовательно эвтаназию части капиталистов, имеют возможность эксплуатировать обусловленную недостатком ценность капитала», все более увеличивается (с. 512). Это положение отразило ситуацию в Великобритании в налоговой политике лейбористского уряду.
Кейнс считает, что банковская политика на норму процента не может обеспечить оптимального размера инвестиций, «что достаточно широкая социализация инвестиций окажется единственным средством, чтобы обеспечить приближение к полной занятости ... (В странах с государственным регулированием была полная занятость). Это не должно исключать всякого рода компромиссы и способы сотрудничества государства с частной инициативой. Но кроме этого нет очевидных оснований для системы государственного социализма. Не собственность на орудия производства существенна для государства. Если бы государство могло определять общий объем ресурсов, предназначенных для увеличения орудий производства и основных ставок вознаграждения владельцев этих ресурсов, этим было бы достигнуто все, что необходимо ... меры социализации можно вводить постепенно, не ломая установившихся традиций общества »(с. 514). А отсюда недалеко до социалистов и христианских демократов с их мораллю.
Утверждение централизованного контроля требует значительного расширения функций государства, но должна сохраниться возможность традиционной преимущества индивидуализации. Но наиболее ценным является индивидуализм, если он может быть очищенным от дефектов и злоупотреблений, это лучшая гарантия личной свободы, в том смысле, что по сравнению со всеми другими условиями, он чрезвычайно расширяет возможности для осуществления личного выбора. Он служит также лучшей гарантией разнообразия жизни, прямо вытекает из широких возможностей личного выбора, потеря которой наиболее весомой из всех расходов в гомогенной или тоталитарном государстве. Потому это многообразие сохранит традиции которые являются воплощением наиболее верного и успешного выбора предыдущих поколений. (С. 515)
Как мы видим, автор четко выступает за экономическую систему рыночной экономики с вмешательством правительства в ее функционирования. Это смешанная экономика. Рыночный капитализм нестабилен. Нет автоматического механизма его регулирования. На международном уровне смешанная экономика будет доминировать не более 25 лет. Кардинальное изменение функций государства для классиков и их последователей и американских финансистов возникает «покушением на основы индивидуализма который защищает их как единый практически возможное средство предотвращения полного разрушения существующих экономических форм и как условие успешного функционирования личной инициативы» (с. 516)
Новая система мира, объединяющая индивидуализм и государство может быть более благоприятна ля сохранения мира старой. Существует естественная воинственность народов. Но наибольшее значение имеет экономические причины войны, «а именно, чрезвычайный рост населения и конкурентная борьба за рынки. Именно второй фактор, который, вероятно, сыграл основную роль в XIX в. Так может сыграть ее снова »(с. 516). Но если народы научатся обеспечивать для себя полную занятость с помощью внутренней политики (и добавим, если они смогут к этому же постичь равновесие в динамике населения), тогда не должно быть мощных экономических сил, рассчитанных на противопоставление интересов одной страны интересов соседей. Международная торговля перестает быть ареной зиткнень.
О соответствующем эффективном спросе, чтобы достичь прироста мирового богатства не нужно исключенных умений и чрезвычайного везения, а достаточно средних умений и вдач.
Этот эффективный спрос зависит от государства и его инвестиционной политики. Экономика капитализма несовершенна, в числе ее недостатков - цикличность. Кейнс считает, что вмешательство государства не изменяет цикличность (он сторонник теории циклов Кондратьева). Она связана с механизмом колебания предельной эффективности капитала. Начало циклических колебаний - бум на последней стадии которого еще оптимистическая оценка предполагаемой деятельности капитальных благ. Но когда начинается паника она приобретает внезапную катастрофическую силу, что способствует резкому падению эффективности капитала, порождает рост предпочтения ликвидности, а следовательно и рост нормы процента. Но государственная бюджетная, кредитно-инвестиционная политика может ослабить спад и усилить подъем. Эти инвестиции желательно направить в отрасль, не производящих предметы споживання.
Кейнс считает, что инвестирование общественных работ и его механизм оздоровления экономики - могут выполнять и выполняют в разные времена и цивилизации.
Следовательно, занятость, а также совокупный доход будут расти, если инвестиции идут и на общественные работы, на строительство чрезвычайно дорогих сооружений, или на строительство Египетских пирамид или на добычу золота на значительных глибинах.
Кейнс делает вывод, который не может принять добропорядочный економист.
«Древний Египет был в два раза счастливее, безусловно, был обязал своим сказочным богатством, потому что он распоряжался двумя такими видами деятельности, как строительство пирамид и извлечения драгоценных металлов, плоды деятельности которого не могли непосредственно удовлетворять потребности человека и не использовать для потребления , а соответственно, по мере увеличения достатка не теряли своей ценности. В средние строили соборы и служили панихиды. Две пирамиды и две заупокойные молитвы вдвое лучше, чем одна, однако этого нельзя сказать о двух железнодорожные магистрали от Лондона до Йорка ».
Мы стали слишком предсказуемыми, нас трудно отличить от «благородных физиократов». Мы теперь столько тщательно оцениваем каждое решение перед тем как увеличить «финансовый время», который возлагаем на детей, на строительство зданий, предназначенных для наших детей, у нас нет таких легких путей избавиться от страданий причиненных безработицей (с. 328).
Но если народы научатся обеспечивать себе полную занятость с помощью внутренней политики и если они смогут достичь равновесия в динамике населения, тогда не должно быть мощных экономических сил решение проблем не мирным шляхом.
Кейнс понимает сложность современной ситуации. Нужны идеи имеют «хоть какой-нибудь шанс на успех. Но даже и помимо этого современного умонастроения идеи экономистов и политических мыслителей - и когда они правы, и когда они ошибаются, имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром »(c. 518).
Люди практики обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого "идеи, которые государственные деятели и даже агитаторы, служащие, политические, используют в текущих событиях, большей частью не является новейшими. Но рано или поздно именно идеи, а не корыстные интересы становятся опасными и для добра и для зла »(с. 518).
Экономические концепции - их идеи - реализуются в создании институтов, в той же роли государства. Есть эпохи больше государства - меньше рынка, больше рынка - меньше государства. Первая отводит институтам большую роль - это важнейшая черта смешанной экономики. Национализация модная в 50-60-е годы, народные предприятия и их рост в этот период, появление теории народного капитализма - это расширение поля действия институтов. Смешанная экономика - экономика институциональная. Уход с исторической сцены господства смешанной экономики - уход институционализма из теоретического арсенала эпохи исторических экспериментов человечества.

<- 9.5. Теория денежной экономики. 9.7. Институционализм. ->