Проскурин П.В.. История экономики и экономических учений (2005)

9.10. В. Ойкен - основатель Фрайбургский школы

«Заслуга Фрайбургский школы, Вольтера Ойкена и его друзей состоит в том, что они вернули политическую экономию к строгому мышления порядке, чтобы противопоставить плоском бездуховному прагматизма духовный порядок» (Ерхард. «Полвека соображений).
Ойкен использует термин «национальная экономия» в противовес политэкономии, исходя из того, что единой политической экономической теории не может быть, экономические процессы в подавляющем большинстве имеют национальную характеристику в разных странах. Это видно как на основе исследования далекого прошлого, так и эпохи исторических экспериментов после 1914 г., а эти эксперименты имеют четко обозначенную национальную особенность. Он подчеркивает: «Вопрос об общем взаимосвязь экономического« процесса », что выдвигали классики, был обусловлен общим духовным и политико-хозяйственным положением в XVIII.
Но ситуация изменилась - XIX век - век индустриализации «Налицо значительное историческое явление - индустриализация. Это промышленная революция, не имеет прецедентов в мировой истории, не только распространяется от страны к стране, но и развивается повсюду в том числе и в таких старых промышленных странах, как Англия и Германия, порождая в своем дальнейшем развитии все новые и новые формы хозяйствования »(с. 84).
Историческое развитие привел не только к тому, что ускорилась трансформация институтов, но и к тому, что усложнилась структура общественного хозяйства, так, все более рельефнише выявляется необходимость теоретического анализа (с. 37). «В национальной экономии царит два вопроса: о формах, в которых осуществляется хозяйствования и экономические процессы, ежедневно протекающие внутри заданных форм. Ойкен отмечает: «Теория представляет инструменты для получения научного опыта. Они служат для проникновения в экономическую действительность »(с. 288).
Ойкен обращается к истории дискуссии Менгера и Шмоллера о методе политической экономии. Менгер - сторонник двух познавательных целей. «Познание конкретных явлений в их индивидуальной взаимозависимости и теоретической национальной экономии - познание законов в их сменяемости:« общую сущность обмена, цены, земельной ренты, предложения, спроса ». Этот тезис Менгера критикует Шмоллер. Он считает, что в методе, предложенном Менгером, есть положительное, однако различия не может рассматриваться как непреодолимое препятствие. Он за создание единой экономической теории. Но на какой-то период времени на передний план выдвигаются преимущественно отдельные задачи, ни в коей мере не означает, будто недооценивается теория - речь идет о создании для него необходимой задачи ». Как видно, эмпиризма уделяется особое место. Ойкен отмечает: «эмпиризма никогда еще не удавалось познать действительность. Достаточно вспомнить о судьбе немецкой исторической школы между 1870-1930 г., школы возникшая из вполне оправданного стремления к энергичного проникновения в хитросплетения экономической действительности. Совсем не плохое следование эмпирическом кредо привело к катастрофе данной школы; эмпиризм вообще не может познать действительность »(с. 51). Метод эмпиризма погубил историческую школу.
Ойкен критикует зомбартовське основное положение о хозяйственную систему. По этой концепции развитие идет от натурального хозяйства к ремесленному, до современного капитализма. Ошибочна сама концепция стадиального развития людства.
Выступая против экономистов, рассматривающих конструкцию хозяйственной жизни с помощью ступенек: домашняя, городская народнохозяйственная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, социалистическая, молодая, развитая, зрелая, прогрессирующая. Ойкен выдвигает положение о том, что существуют конкретные хозяйственные порядки Греции, Афин, Спарты, Рима. Диоклетиана, Германии 1900 г. и 1940 г., а с другой - необходимо познание их в единстве со всем жизнью нации - с политическими и социальными событиями, с явлениями духовной жизни. Односторонность - является конструкция сходинок.
Не принимает Ойкен и концепции тех экономистов рассматриваемых универсально-историческую связь всех сфер жизни, утверждая, что нет оснований изучать отдельные экономические вопросы. Так он видит экономистов романтиков прошлого и сьогодення.
Вывод Ойкена: элементом-системоносием экономической системы является хозяйственный порядок, он не связан с хозяйственными лестнице. Он - индивидуальное явление. Хозяйственный порядок Англии конца XVIII в., Хозяйственный порядок России 1922-1928 гг Хозяйственные порядки признаются идеальными типами через экономические системы. Например, централизованно управляемая экономика, рыночные формы, денежные системы, на основе которых и создается теория. Но для этого необходимо знание конкретных хозяйственных порядкив.
«Но когда вполне оказался особый характер национальной экономики и познания реальной экономики продвинулось максимально далеко, возникают точки соприкосновения с другими науками (Прежде всего возникает очень много точек соприкосновения с экономической историей)» (с. 298).
Выделение учения об экономике предприятия от национальной экономии следует считать необоснованным. Они - звенья общего хозяйственного порядку.
Результат тот же, как и в случае разделения национальной экономии на историческую и теоретическую. (Дискусия. Менгер - Шмоллер.) Это можно видеть на примере централизованно управляемого хозяйства. Поскольку единственный центр руководит и планами индивидуального производства, то это и создает конкретный хозяйственный порядок.
Централизованно-административная экономика порождается индустриальной технологической революциею.
«Если наука хочет понять, как протекал и протекает этот грандиозный процесс, в ходе которого вся жизнь человека страдает непредвиденные потрясения, она должна подходить к нему во универсально-историческим углом зрения. Это означает изучение его в совокупном взаимосвязи со всей исторической реальностью отдельных наций и человечества в целом »(с. 85).
«Совокупный общественный экономический процесс, звеном которого является каждое отдельное производство, каждое домашнее хозяйство, представляет собой нечто единое: регулирования производства с целью удовлетворения разнообразных потребностей, временная структура производства, распределительный процесс, применение определенных технологий и пространственное упорядочение осуществляется в рамках единого целого. Все это происходит, чтобы преодолеть существенную ограниченность благ. Поэтому, задаваясь вопросом о взаимосвязи целого, мы тем самым приближаемся к пониманию повседневной хозяйственной практики в ее деталях »(с. 15-16« Основы национальной экономики »).
Ойкен критикует Сэя за то, что он выделил при изучении экономических процессов особые сферы. Так, отдельный вопрос о производстве, вопрос о распределении и о потреблении, а как второй элемент - обращение. «Оно ни в малейшей степени не соответствует экономической деятельности и поэтому должно быть забыто ... вследствие такого членения теряется восприятие единого хозяйственного процесса »(с. 19). Мы имеем дело с единым, целостным, единственной проблемой и единственной наукой (с. 20).
Вслед за Маршаллом Ойкен подчеркивает, что отсутствие целостности науки характерно не только для Сэя, но и Рикардо, Вальраса и Парето. Так, Рикардо, Вальрас не поднимают вопрос о временную структуру производства, таким образом снимается проблема инвестирования и заощадження.
«Недооценка или полное игнорирование фактора времени существенно оказалась в том, что значительные разделы современных теоретических исследований оказались в стороне от экономической действительности» (с. 21).
Ойкен подчеркивает роль мысли человека о хозяйственный процесс. Наряду с разрозненными мнениями индивидов на хозяйственную практику и экономическую политику влияют идеологии групп, сформировавшихся. Религиозно-философская идея гражданина мира выражала интересы тех, кто был заинтересован в свободной торговле, национальная идея - интересы сторонников протекционизма, а старая немецкая идея общества стала идеологией временных современных картелей (с. 23).
Прорыв к экономической действительности - такая основное требование, которое должно быть предъявлено к национальной экономии. «Исторический характер проблемы требует созерцания, интуиции, синтеза понимание, вживление в индивидуальное существование; общеисторических ее характер требует тем временем рационального мышления, анализа, работы с воображаемыми моделями» (с. 36).
В последние десятилетия разрыв между теоретическим и историческим исследованиям усилился. Сложилось два типа экономистов, существующих рядом друг с другом, но говорят на разных мовах.
Современная экономическая теория возникла, говоря в целом, как результат попытки преодоления того отрыва от действительности, был присущ бывший национальной экономии. В подтверждение своих выводов Ойкен приводит слова Кейнса о Маршалла. Маршалла последний называет одним из создателей современной теории. «Он хотел постичь, как устроена гигантская мастерская мира, хотел почувствовать ее дыхание и различать отдельные тона мощного хора, хотел говорить с практиками на их языке, при этом глядя на всех глазами мудрого ангела. Именно с этих позиций желал теснее соприкоснуться с повседневной деловой жизнью, так же как и с жизнью работающих классов ». И Кейнс, к сожалению прав, когда добавляет: «Все это он чувствовал с такой силой, что недоступна пониманию многих его учеников» (с. 49).
Именно вывести теорию с реальной действительности составляет его методологическое кредо. «Мы с самого начала действовали иначе. Нельзя идти путем «обобщающей» абстракции, делая срезы исторического материала и конструируя теорию для каждого среза, и таким образом приходили к результатам, которым не соответствовали реальной экономики и не могли использоваться в качестве основы для теоретической работы. Мы с максимально возможной решительностью постарались проникнуть в отдельные факты, в отдельные конкретные семейные хозяйства производства и таким образом до предела усиливали созерцания отдельных явлений. Отдельные хозяйственные образования поддаются точному исследованию. С силой абстракции, выделяет, мы нашли там идеальные типы хозяйственных систем с их многочисленными формами централизованно управляемых хозяйств, формами рынка и денежных систем. Таким образом мы нашли формы порядка в исторической действительности. Мы открыли их, исследуя факты современности и прошлого (с. 209).
Познания экономической действительности Ойкен начинает с исходной точки: «Всегда и везде хозяйственная деятельность базируется на плане» (с. 72).
При всем разнообразии форм, необходимо выделить две основные, функционирующие всю историю человечества:
а) составление плана одним составителем (собственно натуральное хозяйство, планирование из единого центра)
б) рыночное хозяйство - самостоятельная разработка плана хозяйственной деятельности отдельными ее субъектами.
Координации планов осуществляется в одной форме из единого центра и координируется через механизм цен и меновых стоимостей - во второй форми.
В централизованно управляемом хозяйстве, в котором «одна инстанция с помощью своих планов регулирует весь экономическое развитие», а в рыночном хозяйстве «ценообразования находится в центре экономической системы, имеет широкие, точно обозначенные функции, а все действия должны ориентироваться на цены (с. 289 ).
В древнем мире, в раннем и позднем средневековье, в первые столетия нового времени и в неевропейских цивилизациях хозяйственные порядки были, как правило, естественно «растущими». Они складывались под влиянием соответствующего природного окружения, в ходе внешне и внутриполитических и экономических событий без какого бы то ни было всеобъемлющего плана. Правда, многие государства античности и нового времени осуществляемой ими хозяйственной политикой способствовали складыванию определенных хозяйственных порядкив.
Великие преобразования хозяйственных порядков, которые были проведены на рубеже ХVШ-Х1Х вв. и в первой половине XIX в. частная собственность, свобода договоров и конкуренция были теми принципами, которые упорядочивают, с помощью которых предстояло создать хозяйственный порядок. Познав совокупный взаимосвязь повседневной хозяйственной жизни и открыв, что конкуренция является в высшей степени эффективным регулятивным принципом, классическая национальная экономия разработала те основные принципы порядка, для реализации которых было необходимо проведение масштабных реформ. Тогда верили и надеялись, что с помощью простой системы естественной свободы можно создать хорошо упорядоченное конкурентное хозяйство В данном случае хозяйственные порядки возникали благодаря созданию «хозяйственной конституции».
Ойкен подчеркивает, что хозяйственная конституция может породить другой хозяйственный порядок. Так, хозяйственная конституция конца XIX - начала XX требовала хозяйственного порядка на основе частной собственности, свободы договоров и конкуренции. Но настоящие хозяйственные порядки, выросшие на почве этой конституции были далеки от провозглашенных принципов. Приходит корпоративная собственность, картельные соглашения, выступающих инструментом, противостоит конкуренции, стремится установить господство. Это непредвиденные наслидки.
Одним словом, простая система естественной свободы не привела к созданию порядка, основанного на конкуренции. Таким образом, существуют хозяйственные порядки «естественно растущие и рукотворные». Современный индустриальный мир больше не предполагает хаотичного роста. Но их деление на два основных типа: централизованно управляемая и рыночная - меновое господарство.
Обычно для науки куда удобнее было иметь дело с одной формой, скажем, с конкуренцией или монополией. Однако, в прошлой и нынешней экономической действительности наблюдается большое разнообразие и изменчивость этих форм. Ход экономического процесса зависит от формы рынка. Не наука вносит разнообразие. Она делает как раз противоположное: редуцирует необозримое богатство конкретных порядков к чистых форм, число которых вполне можно разглядеть и имеющие простые свойства (с. 144).
Приведем пример о форме рынке при условии формы спроса - конкуренции, формы предложения - конкуренция, форма рынка - полная конкуренция, формы спроса - монополия, форма предложения - монополия, формы рынка - двусторонняя монополия.
Поскольку можно найти пять форм предложения: конкуренция, частичная олигополия, олигополия, частичная монополия и монополия; так же как пять аналогичных форм спроса, то возникает 25 форм рынке. Если учесть возможность разделения каждой формы на открытую и закрытую, то это число увеличится в четыре раза. Такое структурирование отвергает разглагольствования о рынке вообще, поскольку его нет, а есть перечисленные Ойкеном форми.
После анализа форм рынка следует анализ методов регулирования ринкив.
Есть три метода регулирования хозяйственных процессов, существовавшие в истории: регулирование осуществляемое центральными государственными органами, регулирования осуществляемое властными группами (анархо-группами) и регулирования через конкуренцию (с. 323). С первой люди познакомились в XX веке (Россия, Китай и многие другие страны). Вторая - порождение концентрации и централизации производства, но она неодвична. Третья - превалирует форма рынка свободной конкуренции. Она в зародыше существовала в индустриальном хозяйстве. «Но никогда не превращалась в жизнь в полной мере» (с. 325). Ойкен утверждает, что появление трудов Менгера, Вальраса, Джевонса, Бем-Баверка, Маршалла способствовали дальнейшему совершенствованию системного анализа процесса регулирования в условиях существования формы рынка полной конкуренции.
Так родилась мысль о конкурентном порядок. Она подтверждается нашим повседневным опытом и опытом, накопленным наукой (с. 325). Каждая форма регулирования через анархогрупы переходит неизбежно в централизованно управляемую, то стоит рассматривать только две (первая и третья).
«Формой рынка, доминирует в условиях конкурентного порядка, есть форма рынка« свободной конкуренции ». Это та форма, которая должна координировать между собой планы и решения отдельных форм предприятий и домашних хозяйств »(с. 327).
Полная конкуренция - путь к повышению эффективности работы фирмы. Она является к тому же формой рынка, цены которой регулирует экономический процесс и планы домашних хозяйств и предприятий, ориентирующихся на эти цены. Конкурентный порядок можно выразить в формуле: предельные издержки равны ценности. Конкурентный порядок требует правового государства, она должна создать те рамки, в которых свободная деятельность одного индивида ограничивается сферой свободы другого, чем создается равновесие сферы свободы людей.
В конкурентной порядке место занимает денежная система. «Регулирование индустриальной экономики нуждается в монетарной стабильности, но, как показывает колебания конъюнктуры, именно нестабильность стоимости денег, очевидно, органически присущая этой экономике» (Основные принципы экономической политики. С. 340).
Появление кредитных денег - есть или увеличение денежной массы при предоставлении кредитов, или уменьшение - при их погашении. Именно эта эластичность денег сформировала инвестиционную деятельность в период индустриализации. Без ее индустриализация медленнее продвигалась бы вперед. Но в этом кроется одновременно причина нестабильности денег, существование тенденции к инфляционного роста или дефляционного уменьшение денежной массы (с. 340-341). Задача регулирования заключается в том, как встроить денежный порядок в высшей стабильности в конкурентный порядок.

<- 9.9. Германия середины ХХ века. Фрайбургский школа 9.11. В. Ойкен об экономической политике ->