Еременко. Социальная экономика (2003)

4. Проблема " гетерогенности " социально-экономических систем

а) Суть проблеми
Названная проблема, коротко говоря, заключается в том, могут быть объединены такие разнородные механизмы "координации", как административный способ (что отождествляют с директивным планированием) и чисто экономические методы (которые ассоциируют части товарно-рыночными отношениями). Когда речь идет о "гетерогенность" любой системы, то физической или химической, под этим понимают ее неоднородность, т.е. ее разнородный состав по элементам. Гетерогенная физическая система состоит из нескольких разнородных веществ. О социально-экономических систем речь идет о качественно разнородные способы организации экономической и социальной жизни. И дискуссия вокруг этой проблемы идет уже очень давно. Оставляя в стороне некоторые нюансы этой проблемы, можно указать на две точки зрения, два методологические пидходи.
Согласно первым подходом, социально-экономическая система представлена ​​рациональными экономическими субъектами, которые пытаются достигать максимальной полезности (выгоды), выпадающего на их долю. Любое нарушение этого процесса извне (а сюда делом относится именно государственное планирование) приводит лишь к тому, что экономика оптимального состояния не достигает. На этом основании эффективным признается только свободный конкурентный рынок, а планирование и другие административные методы вмешательства в экономическую жизнь считаются несовместимыми с рынком. Этот методологический подход исходит из "гетерогенности" экономической системы, органической несовместимости таких разнородных "тканей", как рынок и план.
Со временем появились и более изощренные варианты этого методологического подхода. Некоторые из сторонников т.н. "Австрийской школы" рассматривали план и рынок как "симметричные механизмы", т.е. они признавали право плана и рынка на сосуществование, но исходили из того, что это неоднородные, гетерогенные механизмы. Однако оба эти механизмы работают в социально-экономической системе, имеют одну и ту же функцию, должны "координировать" одни и те же решения. Однако возможность "кооперации" между ними невозможна из-за их органическое несумиснисть.
По-другому понимают характер социально-экономической системы сторонники второго методологического подхода. Согласно их мировоззрению, естественная взаимодействие экономических субъектов в социально-экономической системе не может привести к состоянию общей сбалансированности при полной занятости. Этого не происходит, прежде всего потому, что конкретные цели экономических агентов (частные собственники и государственные агенты) - разные. Частные владельцы, действующих в конкурентной рыночной среде, преследуют цель получения прибыли в условиях жестких бюджетных ограничений. Государственные предприятия, пользуются льготным режимом существования, главной задачей имеют выполнение государственного плана. Наиболее известными представителями этих взглядов выступили Кейнс и кейнсианци.
Общей позицией объединяет довольно различные взгляды представителей этой школы, является то, что социально-экономическую систему они рассматривают как такую, где план или рынок являются альтернативными, асимметричными средствами в едином координационном механизме. Главная особенность такого подхода-убеждение, что поскольку каждый из средств неспособен наладить действия системы в целом, надо органично соединить план и рынок ради достижения социальных и економичних
цилей.
Ортодоксальная наука до. сих пор не ответила на этот вопрос. Между тем те коренные изменения, происходящие в странах Центральной и Восточной Европы, резко актуализировали названную проблему.
В противовес ортодоксальной мысли т. н. "Неоинституциональной" подход подчеркивает, что чистых социально-экономических систем не существует вообще. Конкретные системы, сложившиеся в разных странах мира, все, без исключения, неоднородны. И произошло это, по их мнению, не вследствие повседневных сложностей жизни, а под влиянием принципа "змищуваности" (impurity principle). Этот принцип выводится из того положения системного анализа, согласно которому "открытая" система должна характеризоваться соответствующей разносторонностью и изменчивостью для того, чтобы она могла привыкнуть ко всем потенциальных изменений окружающей среды: вероятность ее уничтожения будет минимизирована только так. Внутреннее устройство определенной системы должна быть соответственно комплексной, разнообразной для того, чтобы справиться с комплексностью реального мира, с его постоянными изменениями и непредсказуемыми потрясениями "*.
С точки зрения названного принципа характерно следующее определение социально-экономической системы:" ... плюрализм экономических структур необходим для того, чтобы общественно-экономическая формация, как целое, имела необходимую разносторонность, чтобы она способствовала изменениям и преодолевала их. Если таким образом структуры одного типа (например, центральное планирование) становятся доминирующими, возникает необходимость и в других структурах (например - на рынке, частном предпринимательстве), чтобы система оставалась работоспособной ".1 Таким образом, принцип" змишуваности "является одним из проявлений отмеченной закономерности и разнообразия. И это отвечает не только потребности противостояния внешним факторам, но и внутрисистемным потребам.
Общественные, социально-экономические системы в сравнении с системами физическими или механическими имеют еще и ту особенность, что они связаны с неопределенностью человеческих деяний и способностью к внутренних изменений. Этот вывод очень важен для осуществления конкретной экономической политики в любой стране, особенно в трудные переходные времена, подобные наших.
Одно из главных экономических правил экономической политики, сформулированное всемирно известным экономистом Я.Тинбергеном, провозглашает, что " правительство должно иметь по крайней мере столько способов экономической политики, сколько у него целей ". Если же принять во внимание, что в экономических системах, несомненно, существует по крайней мере две главные координационные проблемы (микро-и макро-) становится очевидным: для эффективного управления экономикой необходимы хотя бы два координационные механизмы - плановый и рыночный "Я.Тинберген, как известно, был одним из основателей теории" конвергенции "двух систем.
б) Сравнительная эффективность социально-экономических систем
Центральной проблемой теории социально-экономических систем является проблема т.н. "Ефективногоришення": план, рынок или "смешанное решение". Классики социалистической идеологии долгое время подчеркивали преимущества централизованного государственного директивного планирования. В 20-30-е годы шла общеизвестна дискуссия относительно соотношения плана и рынка при социализме. Главным вопросом было, - способно централизованное директивное планирование имитировать действия и функционирования свободного, конкурентного рынка. *
их оппоненты из "австрийской школы" (Л.фон Мизес, Ф. фон Хайек и другие) доказывали, что директивное планирование является квазиоптимального и иррациональным по своей сути. Согласно традиционной интерпретацией Мизеса, социализм неосуществленный ни теоретически, ни практически (концепция "теоретической и практической нездийснености социализма"). Воплощения идей социализма в практику, за Мизеса, обязательно приведет к созданию иррациональной социально-экономической системы. Дело в том, что рациональный хозрасчет (калькуляция) возможен лишь тогда, когда цены отражают относительную ограниченность ресурсов, а при социализме такие цены невозможны в принципе, поскольку цены здесь устанавливаются централизованно. Государство произвольно определяет также цены ресурсов, что исключает их рациональное распределение и використання.
Ф. фон Хайек (в отличие от Мизеса) теоретически допускал возможность социализма, но доказывал его практическую неосуществимость (концепция "практической неосуществимости социализма"). Мнение Хайека состоит в том, что попытки централизованного планирования связаны с такими объемами информации и ее обработки, которые не под силу никаким государственным учреждениям и отдельным особам.
Следует отметить, что критика австрийской школы была направлена ​​на социализм как социально-экономическую систему, которая базируется на государственной форме собственности на средства виробництва.
Непосредственно к планированию эта критика отношения не имела. Но, поскольку, по мнению австрийцев, государственное вмешательство в действия свободного рынка не позволяет экономике достичь оптимальных результатов, эту критику можно распространить на планирование как сердцевину всей социально-экономической системы социализму.
Позже нашлись теоретики (Ф.Тейлор, X. Диккинсон, О. Ланге, Е.Берон), которые доказывали "практическую осуществимость социализма". Они развивали тезис о том, что, например, министерство экономики методом проб и ошибок способно создать систему "ривновагових цен". В данном случае они возлагали на Министерство ту роль, которую в Л.Вальраса играет т.н. "Аукционер рынке", т.е. советовали постоянно модифицировать и корректировать ошибочные цини.
Согласно подходу О.Ланге, модификация цен должен реализовать два правила: с одной стороны, - факторы производства надо скомбинировать друг с другом так, чтобы цена каждого из них соответствовала "предельной стоимости" продукта, с другой стороны, - цены создаваемых благ необходимо ориентировать на "предельные издержки", связанные с их виробництвом1.
Появление вычислительных машин, которые позволили огромной степени ускорить обработку информации и создали принципиально новые условия для планирования, открыла новые возможности. Появляется советская экономическая школа (Л.В. Канторович, В.В. Новожилов и другие), которая предлагает метод линейного программирования для оптимального комбинирования ресурсов с целью максимизации производства. Сторонники этой школы считали возможным разработать оптимальный макроэкономический план социалистического господарства.
Главным, по мнению этих теоретиков, для успеха всего дела планирования является использование т.н. "Теневых цен", которые нужны для двойного решения задач линейного программирования. Относительно поставленной в начале проблемы о т.н. "Эффективное" экономичное решение, нужно осознать, что различают по крайней мере два основных их типи.
Первый - решение микроэкономического характера, принимаемые индивидуально или группой субъектов. Эти решения исходят из интересов этих субъектов (индивиды, домашние хозяйства, предприятия). В основе решений на микроуровне могут быть также указы (указы, преференции) и другие факторы, влияющие на решение (традиции, общественные обязанности, воспитания и т.д.).
Второй - решение макроэкономического характера, связанные с определением основных пропорций на национальном уровне (например, норма накопления, уровень агрегированного спроса, темпы роста). Эти решения могут стать первопричиной для решений на микроуровне отдельными субъектами, однако центральное государственное управление может взять эту функцию на себе.
Поэтому среди макроэкономических решений различают решения "ex ante" и "ex post" - в зависимости от того, опережает макроэкономическая ситуация действие или подражает ей. Решение типа "ex ante" предусматривают сознательное планирование макроэкономической ситуации или процессов до того, как наступит время действия. Напротив, когда макроэкономическая ситуация произошла следствием непредвиденных, неспланованих сознательно решений (принятых на микроуровне), обычно речь идет о решении типа "ex post".
Исходя из этого, макроэкономическое планирование можно определить как сознательную деятельность государственного управления, цель "которой - привести за определенное время национальную экономику в желаемое состояние. К планированию относят: общественный надзор за экономикой в ​​целом и контроль с помощью различных политических учреждений (правительство, парламент, различные партии) оценку состояния экономики на данный конкретный момент и оценку "спонтанных" тенденций развития, проектирование на будущее желаемого экономического состояния, а также использование всех необходимых средств (инструкций, ресурсов, профессионального потенциала, образования и т.д.), которые способствуют поставленной цели. Это определение охватывает все разнообразие форм и методов планирования. Конечным результатом процесса планирования выступает план.
План и рынок не могут произвольно подменять один друга. Такая дискуссия тоже имела место в 60-е годы. В экономической действительности сферы действия и функции как плана, так и рынка, должны определяться четкими правилами. Иначе эффективность экономики снижается, экономическая система становится нестабильной, работает с перебоями.
Опыт всех развитых стран мира убедительно доказал эффективность именно "смешанного механизма". Поскольку мы признали, что эффективная экономика базируется на сосуществовании плана и рынка, возникает новая проблема - проблема критерия, который определяет долю каждого из них. По этому поводу известны две полярные точки зрения, делают акцент на двух различных составляющих процесса принятия ришень.
Согласно первой позиции (ее представители Я.Корнаи, А.Ноув), особое значение имеют технические взаимосвязи. ** По мнению Я.Корнаи, наиболее благоприятные условия для планирования на макроуровне существуют в тех отраслях, где велика концентрация промышленности, неразделимы основные технологические процессы и высокая доля прироста физических объемов производства. Там же, где эти условия отсутствуют, более эффективны рыночные методы. Эту точку зрения разделял и А.Ноув.
Сторонники второй позиции вводят в анализ более серьезные проблемы, чем просто технические. Выбор между планом и рынком имеет, по их мнению, глубокие последствия, касающиеся распределения общественных сил, перспектив демократизации, соотношение личных и общественных приоритетов. Они считают, что эти важнейшей проблемы нельзя решить ни с помощью рыночных сил, ни с помощью административного вмешательства. Единственно возможный вариант - комбинирование этих сил, применения различных механизмов как "видимой", так и "невидимой руки". Для этого нужен и весь набор рыночного потенциала, и различные типы и формы государственного планирования (индикативное, стратегическое, регулятивное). Таким образом, взаимодействие плана и рынка не только возможна, но единственно необходима. Это обусловлено рядом обстоятельств - политических, общественных, исторических, технических, институциональних.
в) Проблема планирования в постсоциалистических краинах
Большинство хозяйственных реформ в странах Центральной и Восточной Европы (60-80-е годы XX в.) Не дали ощутимых результатов и оказались неудачными. В одной из этих стран не возникло эффективной рыночной системы. Но и централизованное планирование, лишившись своего директивного характера, потеряло свою диевисть.
Для этих стран сразу встал ряд вопросов: совместное формирование рыночной экономики с планированием? Может это касается стран с развитыми рыночными институтами? Может для постсоциалистических стран это? Как быть с проблемой вхождения в мировое хозяйство?
При решении этих вопросов проблема "гетерогенности" вновь оказывается в центре анализа. Долгое время реформаторы в названных странах находились в плену идеи, как только скорейшая разрушение прежней административно-плановой системы расчистит путь для действия конкурентной рыночной среды, на месте "старой" системы быстро вырастет и расцветет "новая". Практическим воплощением этой теоретической посылки оказалась политика т.н. "Шоковой терапии" с ее высвобождением цен как средством для действия рыночных сил. Последствия этой политики теперь уже широко известны и не требуют опровержения. Эта политика, как и сами реформаторы, была отвергнута самим життям.
Такого рода теоретические ошибки дорого обходятся странам и народам. Шумпетер когда-то заметил, что в экономике новые формы никогда не вырастают из старых. Они рождаются маленькими и слабыми, и некоторое время сосуществуют рядом со старыми, постепенно приобретают силу и побеждают старые форми.
Освобождение "планирование" как чисто "социалистического атрибута", было не только грубой теоретической ошибкой, но противоречит просто здравому смыслу. Ведь есть широко известный опыт многочисленных стран мира, в трудные переходные времена прибегали именно к централизованным усилий для преодоления кризисных явлений. Более того, в такие времена роль и значение государственного вмешательства, и централизованного планирования в первую очередь, чрезвычайно зростають.
Есть несколько доводов в пользу сохранения действенной системы планирования:
Предпринимательство в этих странах еще не стало (и не скоро станет) доминирующей силой в экономике. Здесь еще не только не соответствующих рыночных структур, но и соответствующих традиций. Между правительством и населением в этих странах определенная социальная договоренность о том, что государственный сектор на длительное время остается сильным, а возможно, главным. Эта позиция усиливается и фактом приватизации, когда очень большие ценности переходят в частные руки практически за безцинь.
В переходные времена, как никогда, надо достаточно осторожно и действенно управлять процессами рыночных преобразований, что возможно лишь на уровне макроэкономического планування.
Имея большой опыт централизованного планирования (с присущими институтами) просто глупо не воспользоваться цим.
Планирование способно стать лучшим средством реализации "жестких" правил и норм, как по централизованной административной системы, так и по отдельным хозяйствующих субъектов. Планирование можно чрезвычайно эффективно использовать для формирования соответствующего социально-экономического середовища.
Наконец, невозможно переоценить роль планирования в регулировании и налаживании внешнеэкономических отношений.

<- 3. О т. н. "социально-экономический порядок" Глава XI. ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ СОВРЕМЕННОГО ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ->